Европа пытается уменьшить зависимость от российского газа

Европа пытается избавится от российского газаЕвропа может уменьшить зависимость от российского газа, но для этого нужны время, деньги и непреклонная политическая воля, пишет The Economist.

Когда в прошлом году Владимир Путин склонял тогдашнего президента Украины Виктора Януковича отказаться от подписания торгового соглашения с Европейским Союзом, одним из пряников был дешевый газ. Огромные объемы российского голубого топлива, Украина использует ежегодно (а она тратит очень много энергии), продавали всего по $268,5 за 1 тыс. м.куб., то есть потребленные за весь 2013 год 28 млрд м обошлись бы в $7,5 млрд. После зимней революции и бегства Януковича газ из пряника превратился в кнут. 1 апреля президент Газпрома Алексей Миллер заявил, что газ для Украины подорожает на 44% - до $385,5 за 1 тыс. м.куб.

Зловещая новость для Европы. По словам Миллера, Украина уже задолжала Газпрому $1,7 млрд, и если не оплатит счета (а без внешней помощи ей не удастся этого сделать), вентиль может быть перекрыт. В принципе это не должно никоим образом повлиять на транзит топлива по территории Украины на Запад. Но если Газпром уменьшит его поток, поскольку Украина уже не будет иметь права на свои 28 млрд м3, однако все же будет отбирать газ, или если полностью перекроет подачу ее территорией, то пострадает Европа. 24% своего газа она получает из России, и половина его, то есть 80 млрд м3 в год, поступает через Украину. В январе 2009-го газопроводы уже перекрывали на две недели из-за конфликта между Украиной и Россией, что вызвало немалое беспокойство на западном конце трубопровода.

Читайте также: США обещают экспорт газа в Европу с 2015 года

В ближайшей перспективе (несколько недель или месяцев) такие перебои нанесли меньше вреда, чем тогда, но на среднюю (много месяцев или несколько лет) Европа остается очень уязвимой к контролю России над поставками газа. Это одна из причин, почему Путин не ждет от нее решительных действий в ответ на аннексию Крыма или любые другие территориальные захваты, которые он, возможно, планирует. Но со временем и уязвимость, не исключено, уменьшится, а РФ много потеряет, если будет злоупотреблять ею.

Спасибо, что поделились

Текущий сезон играет на руку Европе, если бы газоснабжение прекратилось сейчас. В летние месяцы европейские страны зависят от российского топлива (хотя заполняют ним в это время свои газохранилища. А поскольку последняя зима была теплая, хранилища полны, как никогда. Ведущий аналитик консалтингового агентства Energy Aspects Ричард Маллинсон говорит, что страны ЕС имеют в запасе 36 млрд м3 газа - это примерно на 15 млрд больше, чем на аналогичный момент в прошлом году. Хранилища Европейского Союза могут вместить вдвое больше газа, их общая емкость - 75 млрд м3.

Такая страховая подушка - это хорошо, но она не без дыр. Некоторые европейские страны имеют огромные емкости для хранения газа. Латвия, например, по меньшей мере на целый год. Другие же (Молдова, Македония) не имеют их вовсе. Поэтому нужно найти способы транспортировки газа от хранилищ до потребителей. Европейская сеть газопроводов для этого не слишком приспособлена. Национальные газовые компании издавна недолюбливают трансграничные соединительные газопроводы, ведь свободный поток топлива дает больший выбор потребителям, а следовательно, цены ниже. Но давление со стороны ЕС (в частности, через третий энергопакет, предусматривающий либерализацию рынка) и все большие опасения - после 2009 года - относительно ненадежности поставки газа из России обусловили строительство новых соединительных газопроводов и помп, которые могут прокачивать топливо в обратном направлении.

Польшу и Чехию с 2011 года соединяет небольшая газовая перемычка STORK; работы над более длинном участком мощностью до 10 млрд м3 начнутся еще до 2017-го. Словакия вновь открыла газопровод к Венгрии. Германия может сейчас качать голубое топливо из Италии, а также Польши и Чехии. Если будет политическая воля для обеспечения взаимной поддержки (а это очень большое «если», потому что в 2009-м ее не наблюдалось), то средства для этого сейчас лучше, чем раньше.

Однако Эстония, Латвия и Литва не подключены ни к одному другому источнику газа, кроме России. В 2018 году может начаться строительство трубопровода между Польшей и Литвой, к тому времени большие резервы топлива Латвии частично защитят от шантажа. В Болгарии также проблема. Почти весь газ она получает из российского газопровода, который идет по территории Украины, и имеет ограниченные мощности для хранения (менее чем на два месяца). Она торопится построить соединительные трубопроводы к Сербии и до проектируемого терминала для хранения сжиженного природного газа (СПГ, или же LNG) в Греции.

Но какими бы хорошими ни были соединительные газопроводы, помогут они только тогда, когда в них будет что закачивать. Если газовый вентиль будет перекрыт, что делать, когда опустеют резервуары?

Как ни странно, одно из вариантов решения проблемы - Россия. Если вдруг она перекроет поставки газа через Украину, в основном чтобы навредить последней (и воспринимая дискомфорт, который заставит задуматься страны относительно потока в трубе, как дополнительный бонус), то, очевидно, экспортировать его по другим каналам. Один из них - новый газопровод «Северный поток», проложенный по дну Балтийского моря, - в определенной степени был задуман как такой, что будет поставлять газ из РФ в Германию. Следовательно, Россия могла бы перекрывать вентиль ближайшим соседям, но и далее осуществлять поставки на самый важный рынок.

Читайте также: Северный поток удовлетворит растущие потребности Европы в энергоресурсах

Сейчас, когда соединительные газопроводы дают возможность транспортировать топливо из Германии на юг и восток, «Северный поток», вероятно, станет в определенной степени преимуществом, тем более что сейчас им перекачивают лишь около 30 млрд м3 газа в год (проектная мощность - 55 млрд м3). Если будут решены проблемы, связанные с регулированием и торговлей, и Россия не будет пытаться обострять ситуацию, остальные из этих 25 млрд м3 может эффективно компенсировать дефицит в случае прекращения поставок из Украины.

Помощь рядом

Найти альтернативных поставщиков газа будет непросто. Норвегия могла бы поставлять дополнительных 10 млрд м3. После революции в Украине акции ее государственной энергетической компании Statoil подскочили на 7%, замечает аналитик норвежского банка ABG Сундал Кольер. Но перспективы добычи в ЕС ограничены. В Нидерландах общественность требует от государства не увеличить, а уменьшить его за беспокойство повышением выбросов углерода и ряд небольших землетрясений, вызванных разработкой гигантского газового месторождения у города Гронинген. Газовые залежи в Британии тоже иссякают. Северная Африка оказалась ненадежным поставщиком из-за угрозы терроризма и постоянных беспорядков. В Италии импорт голубого топлива из Ливии (когда-то надежного поставщика) в 2013-м уменьшился на 11,9%, а из Алжира (который переживает всплеск внутреннего спроса) - на 40%.

Если говорить о газе из отдаленных уголков, то Европа имеет мощности для увеличения импорта СПГ. По 2013 год она ввезла 45,7 млрд м3 СПГ, что намного меньше, чем в пиковый 2011-й (86,5 млрд). Но здесь проблема заключается в неэластичности поставки. Страны-экспортеры не могут просто выдать на-гора больше голубого топлива; строительство заводов для сжижения природного газа обходится в миллиарды долларов, поэтому большинство из имеющихся уже работают на полную мощность. И большую часть своей продукции они уже продают по высоким ценам в Азию. Японии нужен СПГ для выработки тока, потому что после аварии на Фукусиме атомные станции там закрыты. Китай пытается сжигать меньше угля через протесты общественности против загрязнения воздуха. По мнению аналитиков, Европа могла бы найти еще 10 млрд м3 сжиженного природного газа, но за него придется платить почти вдвое больше, чем за российское голубое топливо.

Другой вариант - производить электроэнергию из угля вместо газа. Но косвенным следствием сланцевой революции в Америке стало то, что США теперь экспортируют дешевый уголь в ЕС (частично это обусловило уменьшение импорта СПГ). Большинство угольных электростанций Европы уже работают на полную мощность. Возможно, где-то еще есть куда расти, а где-то устаревшие электростанции сжигают дизель, но больших резервов недоиспользованных мощностей в электроэнергетике уже нет.

Читайте также: Как сланцевый газ изменил США?

Вместе все это дает примерно 50 млрд м3. А следовательно, Европе хватит 30 млрд м3 газа, если полностью перекрыть поставки через территорию Украины, то есть почти половины ежегодного потребления голубого топлива в Германии. И даже это возможно лишь за счет того, что на газ будет потрачено еще около $50 млрд; импорт большого объема СПГ по азиатским ценам означает, что другим продавцам, не связанным долгосрочными контрактами, придется также поднять цены.

В условиях суровой зимы ситуация, вероятно, ухудшится. Проблему может частично развеять ветер, учитывая то, что мощность ветровых генераторов на континенте составляет 117 ГВт и дальше растет ежегодно на 10%.

Вместо того чтобы ставить под удар свою экономику (в случае дефицита 30 млрд м3 газа), европейские лидеры лучше помогут Украине рассчитаться с долгами. Это одна из причин того, почему цены на газ в ней почти не изменились с начала кризиса. Одним из приоритетных пунктов на повестке дня украинских реформ будет упорядочение энергетической отрасли, которая известна своими непрозрачными схемами (Украина до сих пор не установила счетчиков на трубопроводах на входе из России, что дает основания сомневаться во всех разговорах про объемы и цены). Очевидно, МВФ в обмен на кредиты потребует уменьшения субсидий на энергию, которые дают украинцам так нерасчетливо сжигающим газ. Сейчас Украина добывает 20 млрд м3; если бы она тратила его так эффективно, как некоторые страны, то могла бы стать более-менее независимой.

Европа также будет искать способы избавиться в будущем от российской зависимости. Эту задачу усложняет тенденция к увеличению спроса на газ в течение следующего десятилетия. По данным консалтинговой компании AT Kearney, импорт вырастет от сегодняшних 327 млрд м3 до 413 млрд м3, в 2020-м.

Больше и сильнее

В марте чиновники ЕС поручили Еврокомиссии к июню подготовить план уменьшения энергетической зависимости. Это, очевидно, послужит импульсом для расширения газохранилищ, а также для строительства новых, больших соединительных газопроводов. А также может усилить требования относительно стратегического запаса газа в странах и обратить внимание на эффективность использования энергии.

В центре внимания окажутся также планы новых газопроводов. От этого, скорее всего, сразу пострадает российский «Южный поток», который, как и «Северный поток», должен был уменьшить зависимость газпромовского экспорта из Украины. Этот трубопровод с проектной мощностью в 63 млрд м3, который должны были бы завершить в 2018 году, уже строится с нарушением законодательства ЕС о конкуренции, поэтому неодобрение Европейского Союза может фактически уничтожить его. Отказ от российского газа из «Южного потока» (уже отказались - Ред.) будет способствовать нерусским проектам вроде Трансадриатического трубопровода, который должны закончить до 2018-го и который будет поставлять в Европу 10-20 млрд м3 газа в год с Кавказа через Турцию. Снятие санкций по Ирану может увеличить поступление голубого топлива из этого региона тем же маршрутом.

Читайте также: Будущее "Южного потока": вопросов больше, чем ответов

Европа может также разрабатывать свои залежи сланцевого газа, хотя это не панацея для энтузиастов в вопросах энергетической диверсификации. Объединенный исследовательский центр ЕС оценивает европейские запасы нетрадиционного голубого топлива, что подвергаются добычи, в 11 700 млрд м3 - около четверти запасов США. Но через законодательство, общественное мнение и нехватку бурового и разведывательного оборудования добыча сланцевого газа там не такой легкий шаг. По прогнозам энергетической консалтинговой компании IHS, к 2020 году он не превысит 4 млрд м3 ежегодно. Для сравнения: сегодня в Соединенных Штатах достигает 70 млрд м3. За то же время добыча обычного голубого топлива в Европе и на континентальном шельфе может уменьшиться в 10 раз.

Политический ажиотаж, вызванный мыслью о том, как американский сланцевый газ выручит Европу, обычно оставляет без внимания практические трудности. Прежде всего пока что здесь нет никаких объектов для экспорта. Терминал в Сабина-Пас на границе между Техасом и Луизианой мощностью до 2 млрд м3 начнет закачивать СПГ только в 2015-м. Однако два десятка заявок на экспорт пока ждут решения. Тем временем Международное энергетическое агентство (МЭА) надеется на настоящий бум проектов, которые будут сдаваться в эксплуатацию в 2018-2020 годах. Он доведет общий экспорт американского сжиженного природного газа на начало следующего десятилетия до 66 млрд м3. Это радует, но вряд ли повлияет на мировой рынок СПГ, который к тому времени, по оценкам МЭА, может вырасти до 540 млрд м3. К тому же значительная часть голубого топлива будет продаваться по высоким ценам в Азии, и не только с терминалов на тихоокеанском побережье США, но и из Персидского залива, поскольку с 2015-го новые шлюзы на Панамском канале позволят пропускать большие танкеры со сжиженным газом.

Все это зависит от того, найдутся ли инвесторы. Но не факт, что частные инвесторы будут вкладывать деньги в дорогие терминалы, которые могут никогда не заработать, если Европа вдруг вернется к более дешевого российского газа.

Читайте также: Миру необходимо больше инфраструктуры, но где взять деньги?

И хотя кризис в Украине подхлестнул желание США помогать союзникам, там есть еще внутреннее лобби, которое считает, что ограничение экспорта поможет удержать цены в стране на низком уровне.

Помогут ли здесь изменения в технологиях. Терминалы для регазификации сжиженного природного газа резко подешевели, и теперь покупатели могут арендовать плавучие терминалы, а не строить дороги на берегу.

В Литве до конца этого года заработает новый такой СПГ-терминал южнокорейского производства стоимостью $325 млн. Проект не случайно называется «Независимость». На более отдаленную перспективу предприятия по сжижению, работающие на электрических двигателях вместо огромных турбин, вполне могут уменьшить размеры и капитальные расходы экспортных терминалов. Поэтому на рынке, вероятно, появится гораздо больше СПГ с шельфовых и удаленных месторождений.

Поскольку Европа использует 31% своего газа для производства электроэнергии, зависимость от России можно уменьшить также благодаря изменению его технологии. В определенной степени это уже делается учитывая европейскую тенденцию к использованию возобновляемых источников. Но пока что возобновляемой энергетике нужна поддержка в виде полезных ископаемых, и газ здесь подходит как нельзя лучше. Комбинированные электросети помогли бы уменьшить потребность в голубом топливе, облегчив экспорт электричества из рынков, где широко применяются возобновляемые источники (Германия) в солнечные или ветряные дни, и импортируя ее по мрачной или безветренной погоды. Как и со связующими газопроводами, для образования таких связей нужен панъевропейский толчок. А чтобы они заработали в больших масштабах, понадобятся новые ценовые стратегии для компенсации владельцам теплоэлектростанций, которых отключают от сетей, когда начинает поступать «зеленая» энергия из-за рубежа.

Сообщение между сетями также поможет изменить одно возобновляемых источников на другое. Гидроэлектростанции, как и газовые ТЭЦ, можно легко запускать, когда стихает ветер, но распространены они неодинаково: их много в Швеции и особенно в Норвегии, меньше в Германии и странах Бенилюкса. Планируется к 2020 году создать пять новых каналов-интерконнекторов между Норвегией и ЕС мощностью до 5 ГВт (если для выработки 5 ГВт на газовых ТЭЦ потребуется около 10 млрд м3 газа в год). Норвегия могла бы производить гораздо больше гидроэлектроэнергии, если бы для нее был рынок сбыта. А с улучшением сообщение между сетями с юга могло бы поступать гораздо больше солнечной электроэнергии, возможно, даже и из Северной Африки.

Для того чтобы Европа избавилась от зависимости от российского газа, нужны политическая воля, средства и почти 10 лет. Хотя бы какое-то движение в этом направлении изменит баланс сил, ибо засвидетельствует фундаментальную истину: на самом деле Кремлю европейские покупатели нужны не меньше, чем им - российский газ.

Мстители

По оценкам Управления энергетической информации США (ЕІА), экспорт нефти и газа составляет 70% всего годового экспорта России стоимостью $515 млрд и формирует 52% федерального бюджета. Роль Европы как крупнейшего газового рынка РФ уже дает ей определенные рычаги. Это можно увидеть и с все более реалистичного подхода еврочиновников к газпромовским приемам в вопросах монополии.

Нефть (в отличие от газа) легче хранить, перевозить и продавать. Это означает, что один отдельно взятый клиент имеет меньше пространства для маневров. Но чтобы без проблем продавать свою нефть, РФ необходим доступ к мировой финансовой системе. Российским компаниям следует привлекать капитал на рынке заимствований. Их акции должны торговаться на международных биржах. Им также нужно осуществлять платежи в долларах (в которых проводятся почти все международные транзакции в области энергетики).

Читайте также: Стрела Путина: Кризис в Украине оживил трансатлантическое сотрудничество США и ЕС

Это дает Европе и Соединенным Штатам значительные рычаги влияния, если они захотят ими воспользоваться. Крупнейшая нефтяная компания РФ «Роснефть» очень пострадала бы, если бы ее исключили из листинга на Лондонской и Нью-Йоркской фондовых биржах. Финансовые санкции могут также препятствовать России продавать нефть третьим сторонам. Санкции уже помешали Ирану. Не тем, что создали преграды на пути нефти до потребителей, а тем, что он не смог получить оплату (хотя изолировать Россию было бы труднее).

Теоретически экспорт российского газа в Европу - это палка с двумя концами. Если Москва решит и дальше осуществлять вторжение в Украину или попытается реализовать подобный сценарий в Молдове, Грузии или Прибалтике, а Европа ответит жесткими санкциями, то она могла бы полностью остановить экспорт, нанеся огромный ущерб ЕС. Но это не означало бы немедленную, полную и долговременную победу, а еще уничтожило бы РФ как экспортера газа. Китай уже высказывает опасения относительно надежности поставок. Даже имея $475 млрд валютных резервов, Кремль не может удерживать полуразвалившуюся и неконкурентную экономику без самого важного - поступлений от экспорта.

Шок от аншлюса Крыма должен подхлестнуть неповоротливую европейскую политику в вопросах хранения газа, сообщения газопроводов, диверсификации источников снабжения, либерализации рынка, сланцевого газа и энергосбережения. И при всей антипатии к Путину на публике за закрытыми дверями политики признают, что тот, возможно, сделал им услугу. Они уже давно знали, как нужно было поступать. Но просто не хотели.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки