Мифы и легенды «Правого сектора»

Правый сектор в УкраинеИздание Тыждень собрало самые распространенные слухи про Добровольческий украинский корпус Правый сектор и попыталось отыскать их предпосылки.

Разговор об уходе «Правого сектора» из Донецкого аэропорта (возможно, и не подозревая, что самые адекватные пользователи соцсетей увлекутся им настолько, чтобы утверждать, что ДУК ПС в ДАП не было вообще, а снятый об этом документальный фильм Леонида Кантера «Добровольцы Божьей четы» (есть в сети Интернет) создан пиарщиками) начал советник Петра Порошенко, волонтер Юрий Бирюков.

Споря о целесообразности отвода добровольческих батальонов из Широкиного, Бирюков вдруг высказал свое «особое отношение» ко всем добровольческим формированиям, взяв при этом за пример именно «Правый сектор». «Да-Да, доблестные «добровольцы» как раз в ноябре взяли... и съе...лись из Донецкого аэропорта. Страшно стало...», - писал он.

Читайте также: Демилитаризация Широкино требует гарантий

В ноябре бойцы «Правого сектора» (которые принимали участие в штурме многих населенных пунктов вблизи ДАП, а также, по одной из версий, шли в лобовую атаку на укрепрайон сепаратистов возле Донецкого аэропорта, благодаря чему это место впоследствии смогли занять украинские десантники) аэропорт действительно покинули. Впрочем, «убежали» они недалеко — силы ПС дальше защищали, в частности, Пески, едва ли не самую горячую точку донецкого направления. Трудно спорить с тем, что в Песках «Правый сектор» фактически играл первую скрипку, занимая важнейшие обзорные позиции и имея возможность корректировать огонь, а также, в отличие от ВСУ, отвечать на огонь врага без длительных согласований действий с далеким руководством. Кроме того, бойцы ПС усилили свое присутствие во взятом совместно с ВСУ за шесть дней до ухода из аэропорта поселке Опытном и в поселке Водном. Не покинули они и северную сторону взлетной полосы ДАП, которая и ранее была зоной их ответственности. Комбат 5-го батальона ДУК Черный тогда подчеркнул: все, что штурмовые подразделения могли сделать в аэропорту, они сделали. Сейчас в ДАП, куда стянулось много военных, для ПС «задача исчерпана».

Стало ли бойцам или же тем, кто принимал решение о их передислокации, «страшно» в ДАП? Ответ, увы, очевиден и подтвержден десятками воспоминаний.

«Согласно Минскими соглашениями, Донецкий аэропорт должен был достаться сепаратистам, а ДУК должен был быть выведен с передовой как незаконное вооруженное формирование. Власть не раз пыталась «выдавить» бойцов ДУК из аэропорта, однако на тот момент в информационном пространстве уже не было слова популярнее «киборги», и просто так приказать добровольцам уйти он не мог. Так случайно получилось, что почти в то самое время, о котором вспоминает Бирюков, я был в Песках, — рассказывает боец ПС Алексей Бык. — И ротация была тяжелой: погибли друг Ленин и друг Шип, друг Пылыпась получил тяжелое ранение. А хуже всего было то, что власть, практически не скрывая, «сливала» аэропорт. Военные сидели на чемоданах и ждали приказа отходить на Карловку, некоторые даже успели отойти, а наши ребята под обстрелами гоняли по оставленным позициям ВСУ и собирали все, что способно стрелять или использоваться для войны: ящики гранат, патронов и мин, выстрелы к РПГ и т. д. Отступать мы даже не планировали. Если кому-то мало принимать на веру мои слова, посмотрите фильм Леонида Кантера «Добровольцы Божьей четы». В нем есть эпизод, когда бойцы ВСУ оставили в новом терминале аэропорта свой танки и отступили в старый терминал. И только мой собрат Богема собственным примером заставил воинов отбить потерянное обратно: сам повел это смешанное подразделение в атаку. Фильм документальный, видео не даст соврать. Еще более подло на официальном уровне сдавать врагу город за городом и одновременно осуждать за отступление (факт которого опять же ничем и никем не подтвержден) только добровольцев. Часто Бирюков употребляет такие сильные выражения в отношении своего шефа Порошенко, когда тот сдает очередной населенный пункт врагам? Когда тот, наконец, сдал Донецкий аэропорт?»

Читайте также: Проблема легализации Правого сектора в зоне АТО

Другие воины из того сектора рассказывают: в определенные моменты, в частности когда в ДАП происходила ротация воинов, бойцы «Правого сектора» заходили в аэропорт и держали его во время «пересменки», прежде всего по просьбе представителей ВСУ.

Если же в целом «Правый сектор» перестал воспринимать аэропорт как важный форпост и отвел существенные силы оттуда, то происходило это не за страх, а за обоснованное предчувствие «сдачи» ДАП и нежелание терять людей даром. Учитывая рассказы последних «киборгов», в моменты, предшествующие потере аэропорту украинской стороной, наши бойцы не раз вызывали артиллерию, чтобы дать хоть какой-то ответ на огонь по себе. Арта практически молчала. «День, когда положили вышку, положили терминал, наша артиллерия бросила четыре мины. Действительно четыре. За целый день. Хотя по нашим работали танки, работали СПГ. А вызывали же арту, просили! Но артиллерия не работала. Было впечатление, что ДАП сдали намеренно», — рассказывал один из «киборгов» еще зимой.

...В конце концов, это и предусматривали так называемые Минские соглашения.

Пленные Божьей четы

«Правый сектор» взял в плен сына одного из полевых командиров «ДНР», «Правый сектор» захватил в плен российского военного», «Правый сектор» взял в плен командира подразделения боевиков из «ДНР»... В лентах новостей, которые пестрели такими сообщениями, время от времени находилось место и для других, которые подтверждали: какое хорошее дело делают бойцы ДУК ПС, не получая ничего взамен, иногда они ведут себя совсем не так, как должны были бы.

Широкую огласку, в частности, получила история с пленными медиками-волонтерами. Когда появилась информация о том, что их — совсем не сепаратистов — «правосеки» насильно удерживают в яме на своей базе в Днепропетровской области, ПС начал активно объяснять ситуацию.

В частности, в «Правом секторе» отметили: разоблачили «преступную группировку». Как сообщила начмед ДУК ПС Яна Зинкевич, группа была раскрыта во время попытки... вывода медицинского батальона «Госпитальеры» со склада ДУК ПС, которые вовремя были предупреждены. Впоследствии медиков начали отпускать.

Впрочем, эта история не единичная. Немало других подобных эпизодов просто не находит огласку. Так, весной 2015 года бойцы 5-го бату ПС захватили в плен и долгое время удерживали двух бойцов другого официально незарегистрированного подразделения, который на тот момент находился вместе с ними на позициях в Песках, — «Карпатской Сечи» (ныне легализованной в составе 93-й бригады). Им показалось, что собратья стреляли в их сторону, хотя тогда, по словам пленных ребят, это было не так (да и в общем случайный «дружеский огонь» на войне — вещь печальная, но привычная; не раз его случайно открывали и бойцы «Правого сектора» без каких-либо последствий для себя). Ни одной гильзы на обзорной позиции, с которой будущие пленные якобы открыли огонь из стрелкового оружия, найдено не было.

Относиться к ним стали лучше, а потом ребят, правда избитых, вообще отпустили. Обошлось без огласки. Но, как говорится, осадок остался — хотя бы потому, что собратья долгое время не могли найти своих и узнать что-то об их судьбе. Сколько на самом деле таких эпизодов, о которых никто не стал говорить, определить сложно. И даже если подобные ситуации имеют мало общего с жареными русскоязычными младенцами на завтрак, все равно трудно не признать: в некоторых случаях ДУК ПС с молчаливого согласия своего руководства играет в правосудие.

Читайте также: Добровольческие батальоны: под контролем государства?

Один из интересных феноменов ДУК, по которому расходятся мнения даже внутри организации, — так называемые запасные батальоны. Изюминка в том, что в то время, когда на фронте находятся два-три батальона «Правого сектора» и несколько отдельных групп, в тылу находится значительно большее количество запасных.

Существование таких структур руководство корпуса поясняет убедительно... но не чистосердечно. «Запасные батальоны состоят из тех, кто воевал на фронте и вернулся домой. Поскольку мы не армия, а добровольческая структура, каждый воюет столько, сколько может и считает нужным, потом едет домой работать и кормить семью. Для того, чтобы те, кто находится на ротации, не срывались и не оставались наедине со своими проблемами, и были сформированы запасные батальоны», — подчеркнул в одном из последних интервью глава политического крыла ПС Андрей Тарасенко. Очерчивается момент попадания бойцов с фронта в скамейки запасных и в уставе ДУК ПС: «Бойцы, которые отбывают из боевых подразделений в отпуск, на ротацию или на постоянное пребывание в свои области, становятся на учет в штабе соответствующего запасного батальона и принимают участие в его деятельности». Но в целом запасные батальоны в системе ДУК, согласно уставу, являются «вспомогательными структурами»

Как показывает опыт общения с запасными, хотя «демобилизованные бойцы там и есть, в основном в рядах таких батальонов находятся активисты, которые никогда не были на фронте. Нередко запасные батальоны даже возглавляют люди, которые не принимали участия в боевых действиях.Часто об этом свидетельствуют и слова верхушки «Правого сектора». Так, комментируя возможность корпуса приобщить бойцов к протестам, не снимая людей с фронта, пресс-секретарь ПС Артем Скоропадский подчеркнул: «...по всей Украине у нас 18 или 19 запасных батальонов. Они тренируются, проходят подготовку, готовятся к отправке на фронт».

Так проходят подготовку и готовятся приобщиться к боевым действиям или все же «не разбредаются» после активного участия в войне?

Пусть там как, а, вероятно, для отправки дополнительных подразделений на фронт пока у не легализованного ПС банально нет оружия, ведь нередко ее нехватка ощущается и в рядах ДУК ПС на передовой.

«Трофейное оружие»

Трофейное оружие ДУК ПС, несомненно, имеет. Иногда даже открыто рассказывает про его происхождение. Так, первой единицей артиллерии ДУК стал захваченный бойцами в Степановке под Саур-могилой миномет «Василек». Немало было и рассказов про личное охотничье оружие бойцов, приобретение патронов в охотничьих магазинах. И, конечно, про трофейное оружие. Но все остальное?..

«...Даже патроны покупались за свои деньги. Смешно. В начале мы, члены Добровольческого корпуса, покупали патроны и везли их на фронт, в то время как военные и другие воровали их успешно и завозили в тыл. Ну парадокс. Сейчас эта проблема уже решена, потому что мы воюем с войсками и не испытываем нужды практически ни в чем, хотя стрелкового оружия государство и не выдает, а автомат у нас легально не купишь. Приобретается в основном трофейное. Военные часто помогают.

После боя собирают оружие врага. Вот у меня пулемет героически погибшего сепаратиста из Луганщины», — рассказывал в разговоре с Неделей боец 5-го бату ДУК ПС «киборг» Гатило.

Однако дело не только в трофеях. Как показывает опыт других неофициальных добровольческих формирований, особенно в период отсутствия активных боевых действий, основным источником оружия для желающих воевать «нелегалов» всегда были армейцы... Но не только в «собранных» трофеев и их дальнейшей передачи. Так, в частности, нередко командиры того или иного уровня отдавали стрелковое оружие раненых бойцов во временное пользование добровольцам под честное слово «нелегалов», которое, собственно, и не нарушалось. Также, как и батальоны МВД, армейцы охотно помогали добровольцам боеприпасами.

По словам бойцов ДУК ПС, исключением не была и их структура. Тесное сотрудничество между добровольцами и ВСУ на определенном уровне, традиция делить позиции и функции, прикрывать друг друга и постоянное взаимодействие на передовой лишний раз свидетельствуют об одном: на линии огня между добровольцами и армейцами конфликтов не возникало.

Все разговоры о том, кто круче и кто откуда бежал, имеют чисто «диванный» корни...

Напомним, что ранее The Financial Times писали, что самое неприятное для Киева то, что много рядовых солдат выражают восхищение Правым Сектором.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас