Мигранты в Европе

Мигранты в ЕСВ Германии рады видеть мигрантов из Болгарии и Румынии как рабочую силу, а как бедных беженцев - нет. Грозит ли социально ориентированному государству испытание на стойкость?

Кто хочет узнать, как далеко на самом деле от родного столика в кафе до реальности, тому стоит взглянуть на ситуацию в Баварии, а затем поговорить с Франциской Гиффи (Franziska Giffey). Когда с началом года последние барьеры для болгар и румын на европейском рынке труда пали, Христианско-социальный союз (ХСС) посчитал своим долгом предостеречь всех от злоупотребления этой свободой передвижения. «Ложные стимулы для миграции» должны быть быстро устранены. Документ для внесения замечаний, принятый на прошлой неделе в баварском городке Вильдбад-Кройт, содержит еще одну яркую фразу - «Кто обманывает, тот вылетает». Франциска Гриффи вначале глубоко вздыхает, когда слышит что-то подобное. Потом она говорит: «Большинство тех, кто приезжает сюда, делают это не для того, чтобы использовать нашу социальную систему. Они хотят работать и нормально жить».

Здесь - в берлинском районе Нойкельн - Гиффи является членом окружного совета от СДПГ. Ей не нужно рассказывать о проблемах мигрантов. Доля приезжих составляет здесь 40%, 5 тысяч из которых болгары и румыны, и это только официальные цифры. В одном только прошлом году Гиффи создала 31 класс для детей, которые не говорят по-немецки. В ее районе - более двух десятков съемных домов, где проживают мигранты, зачастую цыгане, которые набиваются в комнаты и спят вповалку на матрасах. Ежемесячная оплата составляет около 200-300 евро с человека. «Мы в большинстве случаев имеем дело с теми, кому еще на родине приходилось крайне тяжело». «Но они приезжают сюда в надежде на то, что здесь будет чуть-чуть лучше».

Читайте также: Интеграция против иммиграции: устоят ли в этой борьбе основополагающие принципы ЕС?

Она не понимает, как в эти дни политики могут предостерегать о волне, которая может обрушиться на Германию. Гиффи не чувствует опасности. То, что она видит - постоянный приток жителей Восточной Европы, продолжающийся многие годы. Конечно же, существует преступность, и она знакома с фактами. В одном только Нойкельне практически каждый третий болгарин и румын получает пособие по безработице Hartz IV. На их родине детское пособие, которое выплачивается семьям с первого дня, для многих является очень крупной суммой. Но, несмотря на все это, Гиффи видит в своем районе, прежде всего, людей, выполняющих работу, на которую вряд ли согласился бы немец. Это уборка или стройка, вывоз мусора или подсобная работа. И за все это платят суммы, которые гораздо ниже границы минимального заработка или тарифных договоров.

Популисты и националисты во всей Европе не обращают на это внимания. Они опасаются социального злоупотребления со стороны мигрантов. Почти полная свобода передвижения всех граждан ЕС на внутреннем рынке - либеральное достижение континента - наталкивается на критику со стороны Марин Ле Пен (Marine Le Pen) во Франции или Геерта Вилдерса (Geert Wilders) в Нидерландах. Похожие настроения наблюдаются в Бельгии, Австрии и Италии. Везде правые партии, такие, как «Северная лига» или Свободная партия Австрии, хотят набрать голоса на выборах в Европейский парламент в конце мая. В Великобритании настроенная скептически по отношению к Европе Партия независимости Соединенного Королевства борется с консервативным премьером Дэвидом Кэмероном.

Еврокризис, рецессия и массовая безработица пошатнули европейскую солидарность. «Необходимо серьезно относиться к беспокойству людей и начать говорить об этом рационально, открыто и честно, - говорит председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schulz), - чтобы не отдать их в руки правых и популистов со своей паникой, сознательными преувеличениями, вражескими тонами и явной предвыборной тактикой». Шульц также говорит открыто: «Мы не можем отрицать того, что в некоторых городах имеются проблемы с меньшинствами, которые не интегрируются или интегрируются слабо и ведут себя безответственно».

С прошлой недели работает специальное ведомство, которое будет проверять немецкое социальное право на случаи злоупотребления. «Свобода передвижения означает свободный доступ к рынку труда, а не свободный доступ к социальным благам, - говорит Ханс-Петер Уль (Hans-Peter Uhl) ХСС. - Мы не хотим маскировать проблемы при помощи денег, а хотим решить их при помощи правовых изменений».

Читайте также: Мальта нуждается в помощи ЕС в борьбе с иммиграционным кризисом

ХСС планирует в ближайшее время предпринять конкретные меры на всех уровнях. В городах и округах власти могут теснее сотрудничать. Социальная служба, осуществляющая выплаты, должна скоординировать действия с ведомством по вопросам семьи, которое выплачивает детское пособие. Инспекционные службы должны проверять граждан на их (псевдо-)самостоятельность, а регистрационная служба - контролировать, какое количество человек или фирм зарегистрировано в трехкомнатной квартире. И, в конце концов, полиция должна передавать данные о представительницах древнейшей профессии и о лицах, представляющих собой дешевую рабочую силу. Там, где это по причинам защиты данных невозможно, должны быть изменены действующие положения. Также передаваться должны результаты финансового контроля нелегальной трудовой деятельности. Еще прошлой осенью рабочая группа активно изучала эти вопросы. Результатом работы стали возникшие опасения.

Самые ужасные сценарии чрезмерной миграции из стран Восточной Европы описывались еще несколько лет назад. То, что неоспоримые доказательства масштабного злоупотребления до сих пор отсутствуют, в дебатах быстро забывалось. «Миграция в Германию - это история успеха, - говорит Херберт Брюкер (Herbert Br?cker) из Института исследования рынка труда и профессий. - Мы переживаем перемены. Количество хорошо образованных людей растет, а необразованных - падает». Устойчивый к кризису немецкий рынок труда привлекателен как никогда, мигранты занимают все большее место в «рабочем буме». Исключением в этой истории успеха являются, прежде всего, румыны и болгары. «Они в среднем менее квалифицированы, чем более ранние поколения мигрантов», - говорит Брюкер.

Социальная система пробуждает стремления в восточноевропейских странах ЕС. ЕС проходит важный этап. Выдержат ли пошатнувшаяся от кризиса Европа и ее граждане, если интеграция провалится? Если правые захотят использовать появившиеся проблемы? И не менее важно то, смогут ли европейские социальные системы в эпоху свободного передвижения сохраниться в полном объеме?

Европейский суд должен принять решение относительно этого вопроса - не в последнюю очередь по запросу Федерального социального суда. Потому что пока правовая ситуация не ясна. С одной стороны, в соответствии с положением ЕС о координации системы социальной безопасности 2004 года, ко всем гражданам ЕС отношение должно быть равным. С другой стороны, Европейский суд в июне 2009 года принял решение, согласно которому правомерным будет, если социальная помощь будет оказываться в том случае, когда человек, ищущий работу, вступит в контакт с рынком труда в стране пребывания. Опасность того, что мигрант может жить только на пособие, распознали судьи и разрешили принятие оговорок.

Читайте также: Ностальгия по сильной руке: в Австрии становятся все популярнее крайне правые политсилы

По этой причине Германия теоретически исключает ищущих работу мигрантов из базового обеспечения. Практически же немецкие социальные суды уже вынесли решение. То есть положение о равенстве в ЕС превыше всего? Но пока этот вопрос будет выяснен судьями в Люксембурге, пройдет время.

Эксперты ЕС по социальному праву вряд ли могут себе представить, что судьи не пойдут на уступки. «Вероятно, Европейский суд введет ограничения по получению пособия Hartz IV», - полагает Максимилиан Фукс (Maximilian Fuchs), профессор Католического университета Эйхштетт-Ингольштадта.

Если же исключения не будут введены, руководитель совета по интеграции и миграции предостерегает о крупных последствиях. Каждая новая волна экспансии солидарности, вне зависимости от вида трудовой деятельности, которая выходит за рамки установленного масштаба, может подвергнуться проверке. Существует риск того, что в государствах с большой степенью социальной защиты снизятся минимальные стандарты, если уровень выплат не будет соответствовать растущему числу получателей пособий.

Свобода передвижения повышает также давление на западные социальные системы, поскольку она пробуждает устремления жителей восточноевропейских стран ЕС, чей уровень благосостояния находится на уровне Казахстана или Коста-Рики. Из таких городов, как Варна, в Германию направляются цыгане. Каждый пятый житель портового города с населением 340 тысяч человек является цыганом. Большая их часть живет в бараках вдалеке от центра города.

Одно из крупнейших таких поселений расположено на склоне горы и возвышается над автодорогой. Дорога с выбоинами идет, извиваясь, к хижинам, построенными из досок, жестяных листов и старых кирпичей. Крыши некоторых жилищ покрыты пластиковыми пакетами. В переулках ходят бородатые мужчины в разорванных футболках. Между горами мусора лежит сгоревший автомобиль. В куче мусоре копается осел. По дорогам голые дети гоняют мяч.

Рост за счет мигрантов на востоке Германии. Большая часть цыган в Варне не говорит по-болгарски. Практически никто не умеет писать и читать. Некоторые из них собирают мусор и зарабатывают несколько центов в день. Местные банды же зарабатывают намного больше. В хижинах рассказывают истории о цыганах, которые похищают людей на органы. Торговля наркотиками и детьми здесь обычное дело. Надежды на лучшую жизнь на родине уже ни у кого не осталось. Такое положение дел толкает многих на Запад. «Миграция в Германию, в любом случае, стоит того, - говорит 16-летний Изис. - Деньги там хорошие, и они быстро зарабатываются».

Читайте также: Принцип Европы без виз и границ подвергается испытаниям

Полная свобода передвижения для всех болгар и румын в будущем поставит ЕС перед более крупными проблемами, чем были раньше. Но как Германия выигрывала ранее от рабочей силы с Востока, становится ясно на границе. Например, в Пазевальке дорожные указатели на немецком и польском языках, польские врачи в местных больницах. Десять лет назад расширение ЕС изменило жизнь в регионе. С того времени тысячи поляков переехали в Переднюю Померанию или приграничные регионы Бранденбурга. Они заполнили пустовавшие панельные постройки, купили дома, организовали собственные небольшие фирмы.

«Конечно же, и тогда были активные дискуссии», - говорит депутат ландтага Беате Шлупп (Beate Schlupp) (ХСС) из расположенного недалеко от границы Укер-Рандова. Курсировали слухи о том, что целые жилые блоки оказались заполнены поляками, которые получают пособие от немецкого государства. Но в выигрыше в результате оказался бывший когда-то отсталым регион. «Без Щецина у нас не было бы сил для роста», - говорит Шлупп.

Приграничная община Лекнитц развивает и новые районы застройки - и это в когда-то отсталом регионе. Был перестроен детский сад, реконструирована школа. Каждый десятый из 3 тысяч жителей родом из соседней страны, многие из них работают в Германии. Более старое поколение тоже поддерживает перемены. «Они замечают, что они в деревне не являются уже последним бастионом, ведь сюда приезжают польские семьи».

Вместе с тем различные трения, которое возникает при соприкосновении старого и нового, в Мекленбург-Передней Померании и в других регионах страны вызывает активность националистов. К сожалению, говорит Шлупп, «недифференцированные действия» на многих оказывают влияние. В некоторых деревнях НПГ на выборах получает до трети голосов. Для выборов в Европейский парламент это, разумеется, нехороший знак.

Источник: WirtschaftsWoche Heute


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки