Шпионаж нового поколения

Шпионаж в современном миреЭлектронный шпионаж становится легче, но вызывает все больше споров. Тогда как традиционная разведка дается тяжелее, но от нее больше пользы.

Когда-то интернет-кафе были излюбленным инструментом западных служб разведки и безопасности. Эти невзрачные заведения оказались крайне эффективными; их открытие не требовало значительных затрат, пишет The Economist.

Имея интернет-кафе где-то возле очага международных встреч, где объекты слежения аж роились, или неподалеку от мечетей, куда хаживали исламские экстремисты, их хозяева имели возможность отслеживать, что пользователи ищут в сети, их логины и пароли, а еще запускать шпионские программы на будущее. Эти действия были законны: согласие на них пряталось в условиях, которые пользователь принимал одним кликом мыши не читая. Еще такие места облюбовали пользователи, которые из соображений безопасности не хотели светить свои компьютеры. Кто-то даже мигрировал из одного интернет-кафе к другому, не зная, что всех их контролируют соответствующие органы. Но этому наступил конец.

Эдвард Сноуден, работавший когда-то на Национальное агентство безопасности (НАБ) США и сбежавший жить в Москву, разоблачил практику шпионажа за интернет-кафе на саммите стран Большой двадцатки в Лондоне в 2009 году. Пользователи компьютеров насторожились. Во многих странах интернет-кафе закрыли. Персонал, который руководил ими, пришлось перевести на другую работу (а некоторым работникам разведки — создавать новую идентичность, что обходится недешево). В результате, как утверждают шпионы, теперь труднее следить за теми, кого подозревают в терроризме.

Читайте также: Слежка в интернете: дебаты и критика в Европе

Этот эпизод подчеркивает одну из важнейших тенденций в современной разведке. Сегодня стало легче собирать электронную информацию в целом, ведь исключить цифровые системы из жизни полностью почти невозможно, а любая деятельность, связанная с компьютерами и сетями, параллельно создает доступ для наблюдателей. Поэтому, тем кто имеет скромные технические навыки, прочитать электронное письмо не труднее, чем открытку. Несколько простых приемов превратят мобильный телефон на сигнальный маячок и устройство для прослушивания. Большинство людей готовы пожертвовать частными данными в обмен на удобство. А если залезть в чужой компьютер, то можно получить целые массивы разведданных.

Впрочем, во многом шпионить стало и сложнее. Разведчикам значительно труднее сохранять секретность и создавать поддельные идентичности. А учитывая высокие запросы рядовых людей к защите личного пространства, особенно в цифровой сфере, во многих странах работа служб разведки и безопасности вызывает не благодарность, а возмущение.

Читайте также: Секреты, ложь и американские шпионы

С точки зрения теории отнюдь не должно казаться странным, что разведывательные службы шпионят и крупнейшие и лучшие среди них хорошо выполняют свои задачи. Но разоблачения Сноудена привлекают внимание к некоторым неудобным фактам. Шпионаж по своей сути не знает никаких законов. Прослушивание частных коммуникаций — вещь обычная. Якобы дружественные страны следят друг за другом. Новость (которую впоследствии опровергли немецкие прокуроры), мол, США прослушивали мобильный телефон Ангелы Меркель, дополнила ряд страшных разоблачений, которые привели к изгнанию из Берлина руководителя местного отделения ЦРУ — это событие стало самой низкой точкой в отношениях двух стран.

Электронный шпионаж заключается, в частности, в накоплении и просеивании больших массивов информации включительно с частным общением людей, не связанных с преступлениями, терроризмом или властью. Западные разведслужбы утверждают, что такой материал их не интересует, а является лишь неизбежным побочным продуктом сбора сообщений, которые содержат нужные им данные. Общественность в некоторых странах это не тревожит. Например, во Франции новый масштабный закон о шпионаже почти не вызвал публичных обсуждений. Кое-где, например в Германии, напуганной своим нацистским опытом и памятью о Штази, он вылился в ожесточенные споры. Чью информацию можно перехватывать? Где ее надо хранить? Как долго? Кому предоставлять к ней доступ? Эти вопросы лежат в сердце отношений между государством и гражданами.

И Британия, и Соединенные Штаты перестраивают свои системы надзора в надежде успокоить общественность. АНБ США уже не захватывает непосредственно электронные сообщения жителей США и не сохраняет их. Теперь на истребование их из интернета - и телефонных операторов нужен ордер (доступ к сообщениям иностранцев остался без изменений). Дэвид Андерсон, юрист и независимый британский обозреватель законодательства, что касается терроризма, опубликовал доклад, в котором раскритиковал, по его словам, устаревшие структуры надзора. Нынешнюю систему, в которой для перехвата обмена информацией необходимые разрешения от отдельных министерств, он предлагает заменить более строгим контролем за законностью таких операций.

Читайте также: АНБ США пыталось с помощью немецкой разведки шпионить за концерном Siemens

Хотя разведслужбы до сих пор крайне злы на Сноудена и его сторонников, их руководители в Британии и Америке недовольно признают: теперь им надо прилагать усилий, чтобы восстановить доверие общественности. Старого доброго сочетание секретности с неосведомленностью общества уже не достаточно. Шпионам для легитимации их работы теперь необходим общественный консенсус, особенно когда речь идет о деятельности, которая затрагивает частную жизнь сограждан. На формирование его понадобятся годы.

Рразоблачения Сноудена не только показали, что электронный шпионаж в значительно большей степени вмешивается в частную жизнь людей, чем большинство думает, но и подсказали, как его можно избежать. Скажем, зашифрованные электронные сообщения куда труднее перехватывать, чем обычные электронные письма и телефонные разговоры. Так же сложнее и искать в них подсказки. Шифровальные коды могут знать только стороны, которые общаются, поэтому обращение, скажем, к Apple за доступ к сообщениям, которые курсируют платформой компании, ничего не даст. Шпионы жалуются на это: например, директор ФБР Джеймс Коми говорит, что фирмы, которые сбывают клиентам шифровальные программы, следует обязать давать правоохранительным органам дешифраторы. Критики такого подхода утверждают, что он и бесполезен, и опасен: склад, где полно ключей кодирования, станет мишенью для атак.

Значительно меньше шпионы говорят про многочисленные способы обойти шифрование. Как надежно закодированное сообщение во время пересылки, его следует составлять и показывать таким образом, чтобы люди понимали. А эти действия завязаны на клавиатуре и экранах компьютеров — таких себе «уязвимых точках конечного пользователя». Когда вы знаете, что написал объект и что он читает, передача материала в закодированном состоянии не влияет ни на что. Эти обстоятельства, возможно, добавляют работы шпионам, но ни одна коммуникация, электронная или какая-то другая, не является абсолютно безопасной: расшифровка сообщения — лишь вопрос приложенных усилий.

Читайте также: Распространение тайной электронной слежки создает угрозу правам человека

Значительно больше шпионов тревожит то, что уязвимость, которая помогает им воровать тайны других людей, затрудняет сохранение их собственных. До эпохи компьютеров разведданные хранились на бумаге. Доступ к ним строго контролировали; копирование — еще строже. Такая система была громоздкая, зато давала возможность точно выяснить, кто смотрел записи, когда и почему. Украсть весь реестр разведывательных документов было просто невозможно.

А теперь ситуация изменилась. Компьютеры самой своей природе способствуют большему просачиванию информации, чем картотеки, которые перевязывали шнурочком и держали под замком. Проникнуть можно в любую сеть, соединенную с интернетом. Уязвимы даже те, которые физически не подключены к мировой паутине. Апгрейднутый надлежащим образом мобильный телефон может скрытно установить шпионские программы на компьютере объекта и наоборот. На компьютерном чипе размером с запонку для манжет можно переносить огромные массивы данных. Некоторые службы, когда работают с совершенно секретными документами, возвращаются к пишущим машинкам и копиркам.

Сноуден подчеркнул это «слабое место», когда, работая техником низшего звена, получил огромный массив документов НАБ и других служб. Пока что опубликовано только незначительную их долю (и, по словам критиков, мало какие из них касаются главных для Сноудена вопросов: защиты частной жизни и слежкой за ним). НАБ и другие службы до сих пор пытаются выяснить, какие документы взят, и оценить причиненный ущерб, скажем, понять, могли ли они попасть в руки российских или китайских шпионов. Британских и американских агентов уже переведены из мест, где им теперь могла бы угрожать опасность, кое-кто из них получил новые идентичности.

Читайте также: Наступает время Второй Великой Битвы за Интернет

Сноуденовский пролом - название поры крупнейшей катастрофой западной разведки, лишь один из многих, произошедших в последние годы. В 2013‑м к 20 годам заключения приговорили канадского морского офицера Джеффри Делиля, арестованного в 2012-ом. Он пять лет передавал России информацию со Stoneghost, тайной сети обмена разведданными стран «Пяти глаз» (Америки, Австралии, Британии, Канады и Новой Зеландии). Файлы, которые обнародовал Сноуден, бесспорно, добавили подробностей в огонь негодования и вооружили антизападные пропагандистские структуры. Но, по словам Джона Шиндлера, американского эксперта в области шпионажа, брешь Делиля показала, что российская разведка «уже и так все знала».

Не тяжелее провал постиг американское Управление кадрами. Эта незаметная служба проверяет на благонадежность миллионы американцев, работающих на федеральное правительство, а иногда также их жен и детей. Но более года а ее сети и базы данных свободно наведывались внешние пользователи (возможно, китайские шпионы, хотя американские чиновники не говорят этого публично). Это привело, по последним оценкам, к потере информации про 22 млн человек.

Там были среди прочего 127-страничные формы SF-86 для проверки благонадежности: в них кандидаты на важные должности подают исчерпывающую информацию о своем прошлом, в том числе и о контактах с иностранцами. Другая утерянная категория файлов — так называемые дополнительные данные, в которых говорится о важных подробностях частной жизни, приводили к определенным трудностям на работе, скажем, данные про внебрачные связи, венерические болезни и другие проблемы со здоровьем, а также о результатах проверок а полиграфе. Меры безопасности в Управлении кадрами были смехотворно слабы, информацию не шифровали. Пролом произошел, когда хакеры украли логин и пароль работника одного из коммерческих подрядчиков, с которым работало Управление. Директор последнего ушел в отставку.

Управление кадрами не занимается нынешним персоналом ЦРУ и других служб, но это небольшое утешение. Полученная информация дает возможность китайской (или другой) контрразведке «выявлять шпионов». Западная разведка преимущественно посылает своих агентов за границу в роли работников посольств. Это явление известно как «официальное прикрытие» и на определенном уровне притворство, что никто об этом не догадывается, является элементом вежливости. Титулы вроде «атташе по экономическим вопросам», «первый секретарь (по внешним вопросам)» и «советник (по вопросам информации)» полупублично сигнализируют об истинной сути их работы.

В других случаях идентичность агентов скрывают очень тщательно. Шпионы могут работать администраторами низшего уровня или служащими консульств, выполняя рутинные задачи, которые, кажется, не представляют никакого интереса для контрразведки вражеской страны. Но реальная задача гораздо важнее: сбор тайных сообщений от скрытых агентов, слежения за сигналами от информаторов и т. др. В их функции могут входить встречи с агентами в незаметных местах или поддержка других шпионов, которые работают под глубоким прикрытием без защиты дипломатической службы.

Если, скажем, в базе данных Управления кадрами указаны 28 из 30 служащих определенной дипломатической миссии, тогда можно ручаться, что те двое, которые не состоят на учете, являются агентами разведки под прикрытием. Кроме того, информация оттуда дает возможность выяснить, кто перешел из разведки на обычную дипломатическую или иную государственную службу. Одно слово, если Управление кадрами извещает, кто настоящий дипломат, то вычислить мнимых несложно. Это помогает враждебным иностранным разведкам выяснить, на что направлена деятельность шпионов. Если присмотреться к характеру прошлых деятельности и контактов, которые тогда казались невиновными, то можно увидеть, для чего они на самом деле были нужны. Это может заканчиваться арестами, заключениями, а в некоторых странах смертной казнью информаторов.

Другая проблема заключается в возможности злоупотреблять информацией о личных слабостях. Разведчики, которые вербуют информаторов, полагаются на четыре слабинки, которые можно кратко описать формулой ЦРУ: деньги, идеология, компромат и эго. Наличие сведений про финансовые хлопоты, политические взгляды, сексуальные похождения и личные странности потенциального завербованного значительно упрощает эту задачу.

Знающие люди считают, что американской разведке понадобятся десятилетия, чтобы наверстать ущерб от утечки данных из Управления кадрами. Но в цифровую эпоху восстанавливать традиционную разведслужбу и набирать подходящих кадров гораздо труднее. До появления электронных баз данных и биометрических систем создать новую идентичность для шпиона было очень легко. Достаточно иметь потрепанный паспорт на чужое имя, пачку дорожных чеков и несколько визитных карточек.

А сейчас создать убедительную подставную идентичность гораздо труднее. Любого, кто не имеет многолетней истории пользования кредитной картой, мобильным телефоном и коммунальных платежей, автоматически заподозрят в возможном шпионаже в пользу другой стороны. Все эти детали тоже можно подделать, но для этого нужны время и усилия. Еще хуже ситуация с биометрической информацией. Если вы утверждаете, что посещаете Россию впервые, однако структура костей вашего лица, походка, скан сетчатки и ДНК свидетельствуют, что вы уже были там под другим именем, тогда у вас проблема. Такую дилемму разведслужбам решить непросто, ведь находить людей, которые под собственной идентичностью шпионят на стороне, гораздо труднее, чем подрабатывать идентичностью.

Технологии перевернули мир разведки с ног на голову. Преимущества от успешного шпионажа сегодня больше, чем когда-либо ранее. Наказание за провалы также — в виде общественного возмущения, и менее заметных для общественности катастроф.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки