Распространение тайной электронной слежки создает угрозу правам человека

Комиссар по правам человекаСтрах перед терроризмом, развитие со скоростью света новых технологий, сбор личной информации частными компаниями и государственными службами безопасности – эта современная смесь стала серьезной угрозой праву на частную жизнь. Несмотря на намерения, тайная электронная слежка для борьбы с терроризмом может скорее разрушить демократию, чем ее защитить, пишет Комиссар Совета Европы по правам человека в своём блоге.

Недавние откровения, многие из которых основаны на досье от экс-сотрудника Агентства национальной безопасности США (АНБ) Эдварда Сноудена, продемонстрировали потрясающие размеры и изощренность слежки, предметом которой может стать каждый из нас. Агентство национальной безопасности США и Британское агентство электронной безопасности (GCHQ) вскрывают системы кодирования, используемые такими Интернет-службами, как Google, Facebook и Yahoo, в результате чего они становятся уязвимыми для слежки. Существует широкое сотрудничество между разными службами безопасности – а также между такими агентствами и частными компаниями. Все это делает нас уязвимыми в отношении нарушения одного из основных прав человека – права на частную жизнь.

В Комментарии, опубликованном в конце июня в газете “Гардиан”, я упоминал о председателе правления Google Эрике Шмидте, который не видит риска для людей, обменивающихся информацией в Google, и заявляет, что вам нечего опасаться, если вам нечего скрывать.

Но теперь стало очевидным, что это не тот совет, которому имеет смысл следовать.

Сотрудничество между АНБ с европейскими государствами. Слежка не новость в Соединенном Королевстве, где камеры наблюдения размещены практически на каждом уличном углу. Однако масштабы сотрудничества между GCHQ и АНБ вызвали настоящий шок. После того как в газете “Гардиан” было опубликовано много разоблачительных статей, возник еще один неожиданный поворот событий, когда эта газета, после сильного давления со стороны GCHQ, уничтожила жесткие диски, содержащие полученные от Сноудена файлы АНБ. Это решение было принято, по сообщениям издателей “Гардиан”, после угрозы судебным разбирательством со стороны правительства, что могло бы положить конец публикациям дальнейших сообщений по этим вопросам.

Документы, представленные Эдвардом Сноуденом, также свидетельствуют о том, что АНБ занималось шпионажем в отношении ЕС в Нью-Йорке, а GCHQ стояло за кибератакой против Белгаком, бельгийской телекоммуникационной компании, основными клиентами которой являются такие учреждения, как Европейская комиссия, Европейский Совет и Европейский парламент.

В Германии, как выявили документы, “служба безопасности – БНД – отправляет огромные количества перехваченных данных в АНБ”. Проводящий расследования журналист, Дукан Кэмпбелл, заявил, давая показания в Парламентском комитете ЕС, которому поручено расследовать вопросы электронной слежки, что радиокоммуникационная служба шведской обороны (FRA) делилась доступом к телекоммуникационным кабелям в Балтийском море с АНБ. Это позволяло этим двум учреждениям обходить законодательство, запрещающее слежку внутри страны – несмотря на то, что европейские государства обязаны защищать граждан от незаконной слежки, осуществляемой любым другим государством, и что они не должны активно поддерживать, участвовать или сговариваться в отношении такой слежки.

Во Франции реакция властей на досье Сноудена была совсем иная, по сравнению с Британией или Швецией. Сначала руководитель личного секретариата премьер-министра адресовал письмо министрам правительства предупреждая их, что для обсуждения конфиденциальных вопросов они и их сотрудники должны использовать лишь проверенные мобильные телефоны и при передаче секретной информации применять меры безопасности. Затем, вслед за новыми откровениями, опубликованными газетой «Лё Монд», сообщающими об обширном электронном наблюдении со стороны АНБ и массивным собранием данных относительно не только подозреваемых террористов, но и членов экономических и политических кругов, а также и государственных служащих, французский президент квалифицировал эти методы недопустимыми и запросил объяснения у своего американского коллеги.

Необходимы эффективные гарантии в отношении злоупотреблений. Европейская конвенция о защите прав человека, которой связаны все 47 государств-членов Совета Европы, предусматривает право на соблюдение частной жизни и доступ к эффективным средствам защиты от вторжения в нашу частную жизнь.

Разумеется, государства обязаны обеспечить безопасность в своих границах и при этом они могут осуществлять тайную слежку за теми лицами, которые создают угрозу. Однако нужны и соответствующие эффективные гарантии от злоупотреблений. Это может быть достигнуто благодаря законодательству, которое четко соответствует прецедентной практике Европейского суда по правам человека.

Суд вынес много постановлений о защите частной жизни и личных данных. Для того чтобы слежка соответствовала Конвенции, как минимум необходимо предоставить три главные гарантии.

Во-первых, в законе должно быть четко и ясно обозначено, в отношении каких правонарушений, деятельности и людей необходимо проводить слежку, и должны быть установлены четкие ограничения на ее продолжительность, а также правила раскрытия и уничтожения данных, полученных в результате слежки.

Во-вторых, необходимо иметь строгие процедуры для изучения, использования и хранения полученных данных, и те, кто подвергались слежке, должны иметь возможность осуществить свое право на эффективное средство правовой защиты.

В-третьих, органы, надзирающие за осуществлением слежки, должны быть независимыми, назначаемыми парламентом и подотчетны ему, а не исполнительным органам.

Необходимо остановить поиск данных с использованием неразборчивых методов. Частные компании и государства должны проявлять больше осторожности при использовании данных, относящихся к нашей частной жизни, и при этом должны избегать любых злоупотреблений, которые могут возникнуть в связи с поиском данных на основе неразборчивых методов. Для этого они должны разрабатывать такую политику слежки и сбора данных, которая соблюдала бы права человека. “Необходимость и соразмерность” – это название свода международных принципов, который составлен многочисленными группами гражданского общества, представителями частных компаний и международными экспертами и который может помочь в этой связи. Кроме того, Глобальная сетевая инициатива – GNI – определила практические шаги по защите прав человека в Интернете в докладе “Цифровые свободы в международном праве”. В этом отношении, обнадёживающим сигналом является принятие, 21 октября, Комитетом по Гражданским свободам, Правосудию и Внутренним делам Европейского парламента, текста, строго регулирующего передачу личных данных из Европы третьим странам и предусматривающего очень тяжелые финансовые санкции в отношении компаний, которые не будут соблюдать эти правила.

Как ясно заявил Страсбургский суд, деятельность по тайной слежке не должна подрывать демократию под предлогом ее защиты. Право на частную жизнь – это основополагающее право человека, которое имеет важнейшее значение, если мы хотим жить в условиях уважения достоинства и безопасности.

Автор: Нилс Муйжниекс, Комиссар Совета Европы по правам человека


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Новости мира
Новости Европы
Новости ЕС
Совет Европы
Практика ЕСПЧ
ОБСЕ
Права человека
Новости Украины
Евроинтеграция Украины
Реформы Украины