Турция берёт курс на Восток

Турция и ЕСРазочарование Анкары процессом вхождения в Европейский Союз и углубление внутреннего кризиса способствуют переориентации Турции на Ближний Восток и исламизм.

Народное восстание в Турции выявило глубокий раскол в тамошнем обществе между либеральными сторонниками светского устройства и консерваторами-исламистами. Он добавил сомнений в перспективах членства государства в ЕС и долгосрочной лояльности к НАТО. Углубление авторитаризма и исламизация с участием государства могут отдалить Турцию от западных соседей и втянуть ее в конфликты на Ближнем Востоке, сообщает Тыждень.юа.

Внутренние факторы

В отличие от восстаний Арабской весны беспорядки в Турции - это не соревнование между светским авторитаризмом и преимущественно исламистской оппозицией, а борьба между правительством, что все больше исламизируется, и сторонниками светской демократии. Ее результатом могут стать серьезный социальный конфликт, замедление впечатляющего экономического роста страны является фундаментом популярности правительства, и ее изоляция от партнеров по НАТО.

Читайте также: Европейцы из-за кризиса уезжают на заработки в Африку

Администрация премьер-министра Реджепа Эрдогана сделала несколько существенных шагов для превращения Турции в исламское государство, где политика и религия все активнее пересекаются. За последнее десятилетие правящая Партия справедливости и развития (ПСР) взяла под контроль ключевые институты. В частности, уменьшила влияние армии в политике, арестовав сотни высокопоставленных военных по обвинению в планировании государственного переворота.

Хотя в большинстве стран ограничения влияния военных на внутренние дела рассматривалось бы как укрепление демократии, в случае Турции армия традиционно стояла на страже секуляризма. Но после внесения изменений в Конституцию генералы утратили свое политическое значение, а президент Абдулла Гюль теперь непосредственно вмешивается в их назначения, не допуская неисламистив к высшему командованию. Между тем Эрдоган всё больше контролирует судебную ветвь власти, выбирая судей, которые бессменно принимают решение в пользу официальной политики.

Оппозиция обвиняет его во все большем авторитаризме и навязывании консервативных религиозных ценностей государству, руководствуется светскими законами. Протестующие на улицах Стамбула провозгласили себя настоящими наследниками Мустафы Кемаля Ататюрка, основателя и светского реформатора современной Турции, и твердо противостоят якобы теократическим настроениям нынешнего премьера.

Эрдоган решил взорвать реформы Ататюрка после того, как убедительно выиграл парламентские выборы в июне 2011 года - это было его третья победа на гонках. О глубоком проникновение религии в политику свидетельствуют запреты правительства на продажу алкоголя, аресты критически настроенных журналистов и политических оппонентов, произвольное закрытие доступа к YouTube и социальных медиа. Критики обвиняют ПСР в намерениях уничтожить наследство Ататюрка. Например, молодежь традиционно отмечала День Ататюрка 19 мая танцами и пением на стадионах по всей стране. В 2012-м власти отменили эту ежегодную церемонию, утверждая, что общественность не хочет смотреть на девушек, которые танцуют вокруг в коротких юбках.

Читайте также: Венгрия выходит из системы ценностей Европейского Союза

Все больше образованных турок, живущих в городах и составляющих средний класс, теперь выступают против ограничения властями их личных свобод. Поэтому то, что начиналось как небольшой протест защитников окружающей среды против застройки в центре столицы, очень быстро переросло в национальное восстание, охватившее более 70 турецких городов, в частности Анкару и Измир. Хотя уличные акции сегодня разогнаны, репрессивные меры не смогут устранить глубокие трещины в турецком обществе, которые рано или поздно проявят себя снова.

Похоже, неоисламистський проект ПСР рикошетит, активизируя общественность. А Эрдоган, вместо того чтобы искать компромиссы, осуждает протестующих и обвиняет в разжигании беспорядков внешние силы и внутренних террористов, в том числе курдских повстанцев. Он убежден, что правительство выиграет от поддержки большинства консервативных сегментов общества, которые противостоят либерализму городского среднего класса. Это напоминает поддержку Владимира Путина среды сельского и рабочего класса РФ, а также традиционных православных русских.

Подавление недавних уличных протестов можно рассматривать как победу правительства. Но здесь многое зависит от того, натолкнут ли они Эрдогана на ускорение исламизации, несмотря массовое неодобрение. Если да, то общественность еще больше поляризуется, а Турция отдалится от Европы и своих союзников по НАТО. Основной вопрос для страны - национальная идентичность в будущем: или развиваться она как светская европейская национальное государство, как видел Ататюрк, или превратится в более политически религиозную страну, удалит ее от западных союзников и приблизит к Ближнему Востоку.

Новый османизм или новый исламизм?

В последние годы внешняя политика Анкары вращается вокруг понятия стратегической глубины министра иностранных дел Ахмета Давутоглу, в пределах которого Турция рассматривается как динамическая региональная сила. Известная еще как «новый османизма», эта программа предусматривает активную политику во всех соседних зонах, которые когда-то находились под контролем упомянутого государства, а также выразительную дипломатическую, политическую и экономическую роль в соседних государствах и даже посредничество в региональных конфликтах.

Основными объектами интереса Анкары является Западные Балканы, где проживает несколько миллионов мусульман, а также несколько стран, не вошедших в ЕС. Поэтому отношения Турции с западнобалканскими столицами стали интенсивнее, особенно в дипломатическом, культурном и экономическом направлениях. Активизировались взаимные торговля и инвестиции.

Читайте также: Турция свернула с европейского пути?

Однако в своей внешней политике Стамбул столкнулся с существенными проблемами. Убедить балканское население в том, что «османские века были историей успеха», как заявил когда-то турецкий министр иностранных дел, будет непросто. Несколько национальных и государственных идентичностей в регионе сформировались на почве длительного противостояния османском правлению.

Если внутренняя политика Анкары будет приближаться к политике мусульманских государств Ближнего Востока, а исламизация преобладать над секуляризмом, то балканские общества удаляться от нее. Чтобы сохранять свое влияние везде в Европе, Турции придется постоянно демонстрировать, что она современная страна, не регрессирует в политическом развитии. А это предполагает выбор в пользу секуляризма, открытости, религиозной толерантности и прозападных настроений.

Кроме того, Турция граничит с все менее стабильным Ближним Востоком. Она не может просто стоять в стороне, пока Иран разрабатывает ядерное оружие, противостояние между Тегераном и Саудовской Аравией обостряется, а Сирия страдает от изнурительной гражданской войны, которая рискует перекинуться и на Ливан и которая является не просто поединком между диктатурой и демократией, а борьбой за власть между суннитской и шиитской ветвями ислама, стремительно захватывает Ближний Восток. Конфликт усугубился после вывода американских войск из Ирака и прихода исламистских радикалов, которые принимали участие в различных вооруженных конфликтах и ??восстаниях Арабской весны.

Затянувшийся конфликт между суннитами и шеитамы может изменить карту Ближнего Востока. Правительства от Турции до Йемена, возглавляемые суннитами, стремятся ограничить растущую региональную мощь шиитского Ирана. Свержение Саддама Хусейна заставило многих суннитских лидеров чувствовать себя еще более уязвимыми. Кроме того, нынешний иракское коалиционное правительство, возглавляемое премьер-министром Нури аль-Малики, находится под сильным влиянием Ирана, а суннитские активисты осуждают Ирак как первое современное арабское государство под руководством шиитов.

Турецкое правительство ищет способы отгородиться от конфликта который распространяется Ближним Востоком, и одновременно претендует на роль регионального лидера. Но пока непонятно, насколько уязвимой к радикальным мусульманским влияниям сделают Турцию все больший авторитаризм и исламизм Эрдогана.

Удаление от Запада

Исламизация Турции может серьезно подорвать как ее западные устремления, так и традиционные международные союзы. В период холодной войны она была надежным бастионом от советских посягательств на Восточное Средиземноморье. При правлении Эрдогана отношения между Москвой и Анкарой заметно потеплели. Наиболее ярко это проявлялось в том, что последняя избегала критики РФ за вторжение в Грузию в августе 2008 года. Многие другие государства региона действительно жалуются, что Черное море стало российско-турецким кооперативом и это подрывает их суверенитет.

Кремль уже некоторое время пытается углубить дистанцирование Турции от США и ЕС, чтобы ограничить вмешательство Запада в Черноморско-Каспийском регионе. Например, Москва и Анкара выступили против расширения антитеррористической морской операции НАТО «Активное усилие» (Operation Active Endeavor) из Средиземного моря в Черное.

Укреплению политических и военных связей между этими странами также способствуют некоторые сегменты структуры безопасности Турции, которые не проявляют большого энтузиазма по реализации демократических реформ, которых требует ЕС.

Кремль делает Анкаре щедрые энергетические и другие привлекательные предложения, чтобы укрепить антиамериканское партнерство. Кроме того, Россия стала одним из важнейших экономических и энергетических партнеров Турции. Эрдоган, например, согласился на строительство «Южного потока» через ее территориальные воды, что увеличит влияние Москвы на европейских потребителей. А еще РФ играет на амбициях Турции стать энергетическим посредником, обещая ей поставки энергоносителей и трубопроводы.

Читайте также: Турция бросает вызов США на Ближнем Востоке?

Хотя Эрдоган, очевидно, не хочет выводить свою страну с НАТО, особенно учитывая военную модернизацию, которую предлагает Альянс, и свою роль в процессе принятия решений, его политика может все больше контрастировать с политикой США и ЕС. Ослабление светских военных приводит к напряжению традиционно тесных связей в среде армейской элиты и наталкивает на подозрения о исламском влияние в турецкой армии. А в международном контексте стремления Анкары получить ведущую роль на Ближнем Востоке как лидера паньисламського альянса среди стран Арабской весны свидетельствует о переориентации с Запада на Восток, что изрядно беспокоит ее западных партнеров.

Что касается европейского проекта Турции, то, несмотря на 50 лет усилий, она достигла ограниченного прогресса в приближении к ЕС. Полвека назад, в 1963-м, страна подписала Соглашение об ассоциации с Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). В апреле 1987-го подала заявку на формальное членство в Европейском сообществе, которое является предшественницей Европейского Союза. Последний подтвердил, что Турция в конце вступит в ЕС, но отложила решение, ссылаясь на недостаточную экономическую готовность страны и ограниченные политические реформы, а также плохие отношения с Грецией и конфликт с Кипром.

За два последних десятилетия процесс вхождения в ЕС затянулся. В 1999 году Европейский Союз признал Турцию кандидатом наравне с другими желающими, но его лидеры решили начать переговоры о вступлении только в 2004 году. По разным причинам они тормозились. Европейские чиновники критиковали замедление турецких реформ, поэтому в декабре 2006 года процесс фактически приостановился. Президент Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу заявил, что график вступления растянется минимум до 2021-го. Однако, несмотря на упорное сопротивление членству Турции в ЕС некоторых стран, например Франции, эта дата выглядит все нереалистичнишою.

Разочарование Анкары процессом вхождения в Евросоюз и убеждение, что многие западноевропейские столицы умышленно не пускают туда мусульманские государства, способствуют переориентации Турции на Ближний Восток и исламизм. Во время визита в Германию в октябре 2012-го Эрдоган заверил, что его страна ожидает завершения вступления в ЕС к 2023 г. - 100-летие со дня основания Турецкой Республики. По этому скрывал четкий месседж: если в течение следующего десятилетия не будет положительных результатов, процесс получения членства в ЕС может завершиться.

Восстановление соответствующих переговоров было запланировано на начало июня, но по иронии судьбы его снова отложили из-за критики Европейским Союзом действий турецких правоохранителей относительно протестующих в Стамбуле. Меседж митингующих тоже подчеркивает тот факт, что демократические качества Турции вызывают серьезные сомнения, а Эрдогану не просто поддерживать имидж успешной и умеренной исламской страны, которая может служить примером для других потенциальных демократий в регионе. При отсутствии переговоров на высоком уровне с представителями ЕС и вероятного углубления внутреннего кризиса в Турции раскол между Европой и Анкарой может увеличиться и ускорить переориентацию последней на Ближний Восток. А пока Брюссель теряет любые инструменты влияния на турецкие власти, которые имел раньше, немало турок и сами могут разочароваться в привлекательности членства в Европейском Союзе.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама
Кредит под залог

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки