Турция бросает вызов США на Ближнем Востоке?

Турция и СШАТурция, которая считает себя региональным лидером, попыталась представить себя равным партнером сверхдержавы США на Ближнем Востоке. И это было стратегической ошибкой Анкары.

Визит главы правительства Турции Реджепа Эрдогана в США и его встреча с президентом Америки Бараком Обамой произошел именно тогда, когда во время сирийской войны Анкара столкнулась с серьезной угрозой со стороны Сирии.

Стоит отметить, что это первый визит Эрдогана в США после декабря 2009 года. Но и мир, а особенно Ближний Восток очень изменились с тех пор. В 2011 году турецкое правительство разорвал все дипломатические отношения с правительством Башара Асада и начало поддерживать сирийские оппозиционные группы, которые стремились свергнуть диктаторский режим.

Однако, эта политика не принесла успехов Турции. Она только «обнажила» растущие риски для этой страны. Ведь совсем недавно два смертельных взрывов в турецком пограничном городе Рейханлы были, скорее всего, совершенные проасадивськимы силами в ответ на турецкую поддержку сирийских повстанцев.

Последние десять лет Турция имела устойчивую репутацию стабильной страны в нестабильном регионе. И как заявил президент США Барак Обама: «Турция является одним из важнейших союзников США. Турция является важной частью Европы. И Турция и Соединенные Штаты должны находиться рядом и работать вместе для преодоления проблем нашего времени. Этих проблем много. Среди них, Сирия, Ирак, Иран и израильско-палестинский конфликт».

Но война в Сирии ставит под угрозу не только предыдущие завоевания Турции, а и именно политическое будущее Реджепа Эрдогана. Кроме того, если гражданская война в Сирии затянется еще на некоторое время, режим Асада может отомстить Турции.

Читайте также: Европа имеет в Сирии нефтяной интерес

И теперь это может быть не только поддержка курдских сепаратистов, но и турецких алавитов. Поскольку на турецкой территории сегодня проживает более 500 тысяч арабов-алавитов, которые имеют родственников в Сирии. Алавиты, за немногими исключениями, поддерживают режим Асада.

Таким образом, конфликт грозит просочиться через границу Турции, и особенно перекинуться в южную провинцию этой страны Стамбул, где в основном и сконцентрирована община алавитов.

Премьер Реджеп Эрдоган также не может не думать о своем избрании на президентский пост в 2014 году. На пути к этому он даже заключил мир с Рабочей партией Курдистана (РПК), который был табу еще несколько лет назад.

Вводя в мирный процесс ненавистного ему лидера РПК Абдуллу Оджалана, Эрдоган этим эффективно обеспечивает внутреннюю стабильность Турции до 2014 года, а для себя, по крайней мере, некоторую поддержку курдов. Тем не менее, экономический спад, который вызван войной в Сирии может нарушить его планы.

Поэтому турецкий премьер понимает, что если он не получит американскую помощь для противостояния с режимом Асада, то Турция может стать большой неудачником в Сирии, а, в свою очередь, Эрдоган большим неудачником на выборах, если он не сможет получить поддержки абсолютного большинства в 2014 году.

Также правительство Турции считает, что если баланс сил в Сирии сейчас не сможет наклониться в пользу повстанцев, то сирийский конфликт превратится в бесконечную гражданскую войну, которая втянет провинцию Хатай, а с ней и остальную Турции в хаос.

Стоит вспомнить, что партнерство между США и Турцией ведет свое начало еще со времен холодной войны, и после ее окончания оно подвергалось постоянной корректировке.

Впрочем, нынешние тектонические политические потрясения на Ближнем Востоке служат напоминанием Вашингтону и Анкаре, что их общие интересы и стратегические перспективы требуют координации совместных усилий.

Тем не менее, эти отношения не являются беспроблемными. Потому что несмотря на то, что американцам удалось убедить Эрдогана в необходимости искать пути для восстановления прежних стратегических взаимоотношений Турции с Израилем, значительные расхождения между американцами и турками еще остаются.

Ведь в отличие от периода "холодной войны", когда каждая из сторон знала, что она может дать другому и на что может рассчитывать в этих отношениях, сейчас не все ожидания оправдываются.

Так, например, Турция выступает с критикой отказа США больше давить на Израиль для решения палестино-израильского конфликта, в то время, когда Америка недовольна тесными отношениями Анкары с Ираном.

Однако несмотря на то, что Соединенные Штаты уменьшают свое присутствие на Ближнем Востоке, будущее этих отношений также будет зависеть от того, какой выбор сделает Турция, сотрудничая с США при проведении своей внешней политики.

Также нелишне сказать, что по любые отношения, развитие партнерства между Соединенными Штатами и Турцией имеет потенциал, как к улучшению, так и к ухудшению. До недавнего времени критическая ситуация в Сирии служила катализатором значительного сближения их позиций. А выравнивание их интересов в сфере безопасности и стремление к стабильности в ближневосточном регионе требует, чтобы Анкара и Вашингтон работали в тандеме можно больше.

Однако майский визит премьер-министра Реджепа Эрдогана в Вашингтон показал некоторые изменения в двусторонних отношениях. И важным тезисом, после завершения переговоров, стали слова президента Барака Обамы, США не считают полезным для ситуации в ближневосточном регионе односторонние действия турецкой стороны.

Скорее всего это означает, что американцы не только не готовы к подключению к наземных операций в Сирии, но и намекают туркам, что внешнего вмешательства в сирийский конфликт в ближайшее время не стоит ждать.

В таком случае, можно предположить, что Америка сегодня не готова к решению сирийского вопроса силовым путем. Как это уже было когда-то с Ираком в 1991 году. Как и тогда, Белый дом может взять некоторую паузу, и при благоприятных геополитических обстоятельств, уже потом решать сирийский вопрос в соответствии со своим видением.

Подобное поведение сверхдержавы подталкивает к мысли, не существует ли каких-то непубличных договоренностей между Вашингтоном и Москвой по возможности достижения компромиссного решения по сирийскому вопросу или хотя бы затягивание окончательного принятия решения по этому вопросу на время?

Если это действительно так, то это, в таком случае, в определенной степени коррелирует с тем, на что обращает внимание турецкая пресса. Потому как отмечает газета Milliyet: «на переговорах Барака Обамы и Реджепа Эрдогана бродил призрак России, и Москва была невидимым участником встречи в США» При этом, как считает газета, «на второй женевской конференции необходимо убедить Россию изменить свою позицию, чтобы она отказалась от поддержки Асада».

По мнению автора статьи в другой турецкой газете Radikal: «на встрече России и США, в ходе которой сторонами была достигнута договоренность о проведении конференции по Сирии, вопрос о дальнейшей судьбе Асада был оставлен открытым. В этой связи можно предположить, что США признали возможность сохранения Асадом своей должности до истечения срока президентских полномочий в 2014 году».

В таком случае, следует обратить внимание на растущую активность России в Средиземном море, которая, скорее всего, обусловлена ??политикой вмешательства Эрдогана в события в Сирии, открытым противостоянием Анкары с режимом Асада и порожденными этой политикой последствиями. А непримиримая позиция России по Сирии связана со стремлением Москвы, с одной стороны, взять реванш в Сирии после ливийского кризиса, с другой - стремлением устранить вероятность дестабилизации обстановки на Кавказе после возможной военной операции западных союзников в Иране.

Таким образом, можно сказать, что в сирийском конфликте начинает появляться российский след. И некоторые на Западе уже почти готовы рассматривать возможность «политического решения» в том формате, который в определенной степени, близок к видению Москвы. При этом, Кремль хочет изо всех сил показать, что только он способен подтолкнуть сирийский режим до принятия мирного договора.

Собственно, и сам Башар Асад начал своеобразно «готовиться» к конференции по Сирии в Женеве. Когда обратился за помощью к исламистской террористической группировке «Хезболла», и оно помогло его войскам отразить у повстанцев стратегически важный город Эль-Кусейр на границе с Ливаном. И если ситуация не изменится, то в таком случае Асад на предстоящей конференции будет способен выступать с куда лучшей позиции.

Впрочем, казалось бы, все последние годы после прихода в Белый дом президента Обамы, США и Турция уверенно продвигались в сторону тесного партнерства на Ближнем Востоке. Но арабская весна сделала гипертрофированные региональные амбиции турок не совсем приемлемым для американцев.

Когда Турция почувствовала себя незаменимым партнером Америки, и на чувствительных для нее направлениях начала действовать в самостоятельном режиме, то это стало входить в конфликт с общей парадигмой американского курса в любом регионе мира, где существуют их стратегические интересы.

Турция, которая считает себя региональным лидером, попыталась представить себя равным партнером сверхдержавы США на Ближнем Востоке. И это было стратегической ошибкой Анкары.

Потому как отмечает авторитетный вашингтонский аналитик Стивен Кук CouncilonForeignRelations: «Вместо того чтобы стать стабилизатором и источником стабильности в регионе, Турция в настоящее время является участником региональных конфликтов, особенно гражданской войны в Сирии. Хотя Вашингтон и Анкара имеют общие интересы в Сирии и других региональных горячих точках, Соединенные Штаты и Россия, скорее всего, будут добиваться политического решения сирийской войны. И хотя Эрдоган остается популярной фигурой среди сирийской оппозиции, скорее всего, это в перспективе усложнит возможность Анкары стать влиятельным игроком в постасадивськой Сирии».

По материалам Тыждень.юа


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки