Проблемы создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП)

ЕС и СШАПочему подать торговое соглашение между Европой и США как «стратегическое» оказалось проблематично. Сегодня становится все труднее вспомнить времена, когда Европа не страдала от кризиса. Европейскому Союзу удалось погасить греческий пожар (хотя жар все еще тлеет), и тут же он столкнулся с потоками беженцев, с которыми не может справиться.

Отношения с Россией, уже серьезно подорваны вторжением в Украину, еще больше осложнились из-за решения Кремля дислоцировать войска в Сирии. А давно затихшие было «переговоры о пересмотре» членства Британии в ЕС вот-вот превратятся снова на игру с высокими ставками, которая может закончиться «брекситом», пишет The Economist.

По сравнению с этими ужасами заключения соглашения о ЗСТ между США и ЕС, казалось бы, не должно быть проблемой. По крайней мере так считали европейские лидеры, когда в 2013 году дали Европейской комиссии мандат на проведение переговоров про Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство (ТТИП) с США. ЕС совсем не помешал бы импульс к росту, а Америка — естественный партнер; между ними не должно возникнуть ссор из-за наплыва дешевых товаров в результате подписания документа, которые навредят европейским рабочим. И все же соглашение налетело на глухую стену сопротивления. Опросы свидетельствуют, что в нескольких странах большинство населения против партнерства. По всей Европе местные органы власти провозглашают свои территории (совершенно бессмысленно) «зонами, свободными от ТТИП». 10 октября высказать свое неодобрение на марш в Берлине вышло минимум 150 тыс. немцев.

Читайте также: Европейский Союз и США начинают переговоры о зоне свободной торговли

Чем вызваны эти страхи? И сторонники, и противники ТТИП сходятся на мнении, что это не традиционная торговая сделка. В ней, как и в недавно подписанном Транстихоокеанськом партнерстве (ТТП) между США и 11 другими странами, отмена тарифов занимает не столь большое место, потому что их осталось не так уж и много. Прогнозирование — дело неблагодарное, но Европейская комиссия считает, что отмена «нетарифных барьеров» принесет четыре пятых прироста европейского ВВП, который амбициозная сделка могла бы обеспечить к 2027 году. Среди этих «нетарифных барьеров» эквивалентны, но несовместимые правила проверки пищевых продуктов и безопасности автомобилей, за которые работа на «не своих» рынках обходится американским и европейским производителям дороже.

Вызванные этим фактом аргументы противников ТТИП уже набили всем оскомину, но в их глазах «сотрудничество в области регулирования» — это ловушка, в которой европейцам придется кушать вымоченную в хлорном растворе курятину, а на их земле будут вырастать фрекинговые установки. Один евробюрократ жалуется, что противостоять таким нареканиям — это «как бороться с российской пропагандой». Но если отбросить мифы, то останется неудобная правда: соглашения «нового поколения» вроде ТТИП, которые больше касаются правил, чем тарифов, вполне ожидаемо будут баламутить у общественности подозрения о том, что они способствуют доминированию корпораций, которые уничтожат рабочие места и системы социального обеспечения. Такие опасения уже заставили еврокомиссара по торговле Сесилию Мальмстрем частично отказаться от разрешения компаниям подавать в суд на государство, предусмотренного ТТИП. Кроме того, делать какие-то достоверные экономические прогнозы относительно результативности действия соглашения трудно из-за его нечеткого характер. Злейшее сопротивление оно вызвало в Германии и Австрии — двух странах с мощными социальными системами и низким уровнем безработицы. Им, по словам критиков, есть что терять, а достижения не слишком велики.

Поэтому теперь поклонники ТТИП делают упор на двух стратегических аргументах.

Во-первых, ТТИП укрепит альянс между крупными мировыми демократическими государствами в нестабильный период; кое-кто называет это «экономическим НАТО».

Во-вторых, введение общих (или взаимопризнанных) стандартов на двух крупнейших потребительских рынках обяжет остальной мир последовать их примеру, хотя бы в таких сферах, как трудовые права и права человека. И поскольку доля Европы и Америки в мировом экономическом производстве уменьшается, то тем больше причин определять правила игры сегодня. Новая торговая стратегия ЕС, инициированная Мальмстрем на прошлой неделе, имеет целью внедрение подобных идей в новых соглашениях с такими странами, как Австралия и Новая Зеландия, даже если эти документы пока не детализированы.

Во всем этом что-то есть. По мнению лоббистов ТТИП в странах с непростым восприятием соглашения вроде Австрии, негатив можно развеять, если подавать ее как союз между демократическими государствами. Россия изо всех сил пытается сорвать переговоры относительно Трансатлантического партнерства, а это означает, что ставки на кону немалые. Поговаривают, для канцлера Германии Ангелы Меркель стратегическая цель ТТИП весит даже больше, чем экономическая, хотя она еще мало сделала, чтобы завоевать скептический электорат у себя в стране.

Читайте также: Стрела Путина: Кризис в Украине оживил трансатлантическое сотрудничество США и ЕС

Но хватает в ТТИП и рисков. Если двусторонние или региональные соглашения строятся на ценностях, а не на экономике, то получается, что кто-то непременно останется за бортом. Такие договоренности способны испортить отношения в многосторонней системе, которая и без того не очень здоровая. Разговоры об «экономическом НАТО» могут не понравиться тем, кого раздражает военный оригинал Альянса: такие люди быстрее будут бежать от, чем к еще более прочных трансатлантических объятий. И, наконец, еще одна связана с Британией угроза, которая к концу 2017 года проведет референдум относительно выхода из ЕС: евроскептики Соединенного Королевства говорят, что их стране выгоднее заключать торговые сделки, чем доверять брюссельским дармоедам. А если с ТТИП ничего не получится, британцы подумают, что правы.

Супероружие ЕС — правила

Переговоры по ТТИП почти остановились; забуксовали даже дискуссии об отмене тарифов, хотя это должно быть самой простой частью (обсуждение нового предложения в Майами назначено на 19-23 октября). На недавней встрече в Вашингтоне кое-кому здорово досталось, и переговорщики надеются, что в какой-то форме соглашение можно будет заключить еще до окончания президентского срока Обамы в 2017-ом. Если это не удастся, следующий хозяин Белого дома может найти для себя другие приоритеты, а соглашение — оказаться заложницей выборов во Франции и Германии.

Это, не исключено, подорвет европейский подход, который еще не подвергался серьезным испытаниям. В отличие от внешней политики торговля — это та сфера, где ЕС действительно имеет влияние. Но эксперты Евросоюза занимаются фитосанитарными стандартами и требованиями к документации, а не масштабными стратегическими вопросами. А торговые соглашения могут быть смертельным оружием. ЕС убедился в этом 2013 году, когда предложенное европейскими технократами соглашение об ассоциации с Украиной было расценено Владимиром Путиным как геополитический наступление и это вылилось в революцию и войну. То, что ЕС начал серьезнее смотреть на торговлю как на внешнеполитический инструмент, означает, что урок усвоен на «отлично». Но не будем забывать и о рисках.

Ранее сообщалось, что Зона свободной торговли между ЕС и США была бы выгодна всем.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки