Кавказский джихад ИГИЛ

igil rus«Исламское государство» вербует боевиков на Кавказе. Россия, похоже, не пытается их сдерживать и даже отпускает из под ареста.

В октябре 1832 года российские солдаты окружили аул Гимры в горах Дагестана, пытаясь схватить первого Кавказского имамата имама Гази-Мухаммада, который выступил против правления империи Романовых. Лидер горцев был убит, но его последователь имам Шамиль прорвался сквозь линию русских штыков и убежал. С тех пор аул Гимры стал символом неповиновения и опорой исламистов, пишет The Economist.

Осенью 2014 года российские солдаты вновь взяли его в осаду. Они пытались поймать Магомеда Сулейманова, которого был провозглашен эмиром «Кавказского эмирата» – основанного в 2007 году повстанческого образования, связанного с «Аль-Каидой». Военные разорили соседнее село, выгнали тысячу его жителей и разграбили их дома. Сулейманов сбежал, но Гимры до сих пор в окружении армейцев; проезд в аул разрешен только его жителям.

Читайте также: ИГИЛ: причины нежизнеспособности

Впрочем, похоже, что российская армия ведет войну вчерашнего дня. Пока она гоняется за Сулеймановым, его повстанческое движение идет на спад. «Кавказский эмират» мертв, – говорит Абдурахим Магомедов, летний лидер пуританского салафитского движения из села Новосаситли, – он оказался неэффективным».

Вместо «Кавказского эмирата» появилось большее зло – «Исламское государство Ирака и Леванта» ("ИГИЛ"). По оценкам экспертов ФСБ России, на ее стороне воюют до 2 тыс. чеченцев и дагестанцев. Некоторые полевые командиры «Кавказского эмирата» в Чечне и Дагестане присягнули на верность лидеру "ИГИЛ" Абу Бакру аль-Багдади. Молодых людей привлекает в "ИГИЛ" образ силы и успеха, как говорит Абас Махмудов, экс-член «шуры» (исламского совета) Чечни и Дагестана. Другие считают, что воевать в Сирии не так рискованно, как дома: если молодой джихадист и погибнет, те, против кого он воевал, не будут угрожать его семье. Сам Махмудов не поддерживает "ИГИЛ", его сын погиб, воюя за группировку в Сирии. «Я пытался помешать парню, но его завлекли товарищи и картинки из интернета, в особенности те, что показывали, какие зверства чинил режим Асада», – рассказывает отец.

Чего Махмудов до сих пор не поймет, то это как его сын, который до этого имел судимость, получил загранпаспорт, хотя сам он предупреждал соответствующие органы власти о намерениях юноши. Еще большая загадка – как на Ближний Восток попал радикальный проповедник Надир Медетов, находившийся под присмотром спецслужб и под домашним арестом в Дагестане и впоследствии примкнувший к "ИГИЛ".

Читайте также: ИГИЛ целенаправленно уничтожает культурные ценности человечества

В одном из последних интервью секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев отметил, что преградить путь потоку рекрутов в "ИГИЛ" будет невозможно. Из уст чиновника службы безопасности, которая в преддверии зимней Олимпиады 2014 года в Сочи изолировала целый регион, это звучит несколько неискренне. Большинство людей, с которыми общались авторы перед написанием статьи и которые имели контакты с добровольцами в сирийской войне, считают, что российские спецслужбы к этому причастны. «Их даже не пытаются остановить, это однозначно», – говорит Магомедрасул Саадуєв, главный имам центральной мечети в столице Дагестана Махачкале. Официально РФ лояльно относится к президенту Башару Асаду и не признает "ИГИЛ". Россия объявила незаконным участие своих граждан в вооруженных конфликтах за рубежом с целью, которая «противоречит интересам Российской Федерации» (очевидно, это уточнение должно отмежевать боевиков "ИГИЛ" от россиян, воюющих на Востоке Украины).

Однако вполне возможно, что Кремль позволяет джихадистам выезжать из страны, надеясь избавиться от них. Деятельность боевиков на Северном Кавказе тем временем заметно приутихла. Шансы на возвращение террористов "ИГИЛ" домой небольшие. Россия тем временем на самом деле очень тщательно контролирует свои границы. Но, по мнению Ахмета Ярликапова, специалиста по вопросам Дагестана при Российской академии наук, эта тактика недальновидная. "ИГИЛ" представляет серьезную угрозу для самой России: недавно группировки провозгласила территорию всего Кавказа одной из своих «провинций». За последние два года региональные командиры «Кавказского эмирата» пообещали не совершать терактов против гражданского населения и запретили использование террористок-смертниц. Но переход на сторону "ИГИЛ" может означать также принятия ее методов, считает Ярлыкапов.

Читайте также: Джихад может выйти за пределы ИГИЛ и начаться на Западе

Прибегая к мерам пресечения, российская власть все активнее прессует всех, кто практикует салафизм. Икрамудин Алиев, которого уволили с должности координатора прокремлевского молодежного движения в Дагестане за отпущенную бороду, обвиняет власть в попытках закрыть его салафитскую мечеть и подбрасывании тамошним служителям оружия и наркотиков. Зияутдин Увайсов, молодой имам-салафит, который выступает против "ИГИЛ", говорит, что вместо того, чтобы позволить таким, как он, делать свою работу и распространять просвещение среди мусульман, власть радикализирует их и толкает прямо в объятия "ИГИЛ" или местных боевиков. Тем временем государство, даже когда может применять силу как предохранитель, вряд ли способно обеспечить социальные услуги или гарантировать правосудие. Редактор независимой газеты «Черновик» Магди Камалов говорит, что присутствие российской власти в Дагестане имеет преимущественно номинальный характер. «Все больше людей ищут справедливости у нас», – говорит Саадуєв, имам главной мечети в Махачкале, что исповедует суфизм – течение ислама, которую поддерживает местная власть.

Лишь несколько лет назад салафиты и суфисты в руководящей верхушке Дагестана были на грани религиозного конфликта. Сейчас их объединила двойная угроза: вербовщики "ИГИЛ" и беспредел российской власти. Поэтому «Кавказский эмират», может, и слабеет, но так же тает и влияние Москвы в регионе.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки