Турецкая дружба с Россией - блеф

Президентский дворец в Анкаре — это современная крепость на 1150 комнат с каменными колоннами и огромными окнами, достроенная для Реджепа Тайипа Эрдогана в 2015 году. Официально сооружение этого объекта обошлось в $615 млн. Для сторонников нынешнего лидера это символ энергии и силы воли Турции, пишет The Economist. 

Для оппонентов — олицетворение диктаторских инстинктов президента и его жажды властвовать. Во время попытки переворота в стране 15 июля пилоты истребителей, которые выступили на стороне мятежников, сбросили вблизи дворцового комплекса несколько бомб. 24 августа вице-президент США Джо Байден поехал туда извиняться перед Эрдоганом за то, что Америка не проявила большей солидарности Турции сразу после неудавшегося путча.

Байден изо всех сил старался починить мосты между государствами. Он сравнил попытку переворота с терактами 11 сентября в США, выразил сожаление, что не приехал раньше, и почтил память жертв мятежа. Но Эрдогана это, кажется, не впечатлило. Сидя рядом с Байденом с видом скорее дальнего-дальнего родственника, чем давнего друга, турецкий лидер пожаловался, что Фетхуллах Гюлен, мусульманский богослов, который живет в Соединенных Штатах и которого его правительство обвиняет в организации заговора, до сих пор на свободе. «По условиям соглашения об экстрадиции между Турцией и США, такие люди должны по крайней мере быть арестованы, — сказал Эрдоган. — Но в этот самый момент он и дальше руководит террористической организацией».

Читайте также: Эрдоган поддерживал создание создание Исламского государства и был учеником Гюлена

Визит вице-президента США был одним из ряда шагов, направленных на восстановление отношений, которые в последнее время очень ухудшились. Турецкие чиновники не просто чувствуют себя недооцененными: многие из них действительно думают, что американская разведка заранее знала о перевороте. Несколько недель подряд провластная пресса заявляет, что заговором руководили американская армия или ЦРУ. Опросы общественного мнения показывают, что явное большинство турок ныне считают, что Соединенные Штаты каким-то образом были к нему причастны.

На вопрос «почему так?» ответом является тот факт, что Америка не арестовала Гюлена в его закрытом коттеджном городке в Пенсильвании. Секта Гюлена, известная под названием «Джемаат», руководит глобальной сетью школ, благотворительных организаций и предприятий, а ее последователи занимают должности по всей турецкой бюрократической машине. Она была союзником Эрдогана и его Партии справедливости и развития, пока в 2013 году между двумя группировками не возник конфликт. Западные аналитики не приходят к согласию относительно того, был ли переворот операцией «Джемаат» определенную роль в попытке сыграли также другие группы в армии. Но турки в основном обвиняют гюленистов.

Неделя за неделей американские чиновники объясняют турецким властям и общественности, что просьба об экстрадиции Гюлена будет рассматриваться в суде, как и любое другое. «Мы применяем закон без исключений... Это собственно то, что называется разделением властей», — сказал Байден турецкому корреспонденту, который заявил, что Америка прячет Гюлена. Такие объяснения не очень растапливают лед в двусторонних отношениях. Большинство турок «живет с верой, что в мире господствуют теории заговора. Они не верят в разделение властей», – рассказывает бывший американский посол в Анкаре Джеймс Джеффри.

Второй источник напряженности — критика турецких репрессий после переворота как от США, так и от Европы. Западные правительства и защитники прав человека уже не один год опасались роста авторитаризма Эрдогана. А когда его правительство начало бросать за решетку тысячи подозреваемых гюленистов и других оппонентов, многие заподозрили, что он воспользовался неудачным путчем как поводом, чтобы укрепить власть в своих руках. Через два дня после переворота государственный секретарь Америки Джон Керри и министр иностранных дел ЕС Федерика Могерини начали призывать Турцию уважать права человека.

Это не пришлось по душе многим туркам, которые как раз были заняты всенародными празднованиями по поводу защиты гражданского правительства от захвата власти военными. Теперь некоторым американским дипломатам кажется, что они выбрали не тот тон. «А как вы реагировали бы, если бы президент другой страны приехал в Нью-Йорк через пять недель (после 11 сентября) читать нам нотацию про «Патриотический акт»?» — спросил один американский чиновник на брифинге перед визитом Байдена.

Гостей не дождаться...

Последним моментом стало отсутствие визитов солидарности западных лидеров в Анкару после переворота. Европейцы, которым еще не отошли после неуступчивости Эрдогана на переговорах относительно соглашения о беженцах в марте (и его попыток добиться судебного преследования граждан европейских стран за декламацию оскорбительных стишков про него), не было настроения ездить и хлопать турецкого лидера по плечу. Количество тех, кто попал под чистки, резко возросло до 80 тыс. Поэтому визит иностранцев в Турцию мог бы показаться одобрением.

Европейцы имеют полное право беспокоиться. В этих чисток «мало общего с соблюдением надлежащих процедур и основных прав», — говорит правозащитник и член парламентской оппозиции Сезгин Танрикулу. Принятый после переворота государственный указ позволяет задерживать подозреваемых на срок до 30 дней без предъявления обвинений. Доступ к юристам у задержанных ограничен. По словам Танрикулу, власть стремится задокументировать связи подозреваемых не с переворотом, а с движением Гюлена.

Читайте также: Yankee, Go home! Присутствие солдат США на чужой земле становится все более контроверсионным

Турция на критику Запада реагирует угрозами отвернуться от него. Владимир Путин одним из первых иностранных лидеров выразил поддержку Эрдогану во время попытки переворота, и первый визит Эрдогана после того состоялся именно к нему. Турция давно выступает за отстранение от власти сирийского президента Башара Асада, которого поддерживают Иран и Россия, но недавно заявила, что он может временно еще остаться в кресле. Эрдоган выбрал вариант «подталкивать Америку и ЕС и сигнализировать, что у него есть альтернативные варианты — сближение с РФ и Ираном», — сказала Гьонюль Толь из Института Ближнего Востока. Однако в стратегическом смысле Россия для Турции никак не может быть альтернативой западному альянсу.

Ведь две страны — исторические враги и соперницы за влияние на Кавказе, Ближнем Востоке и Черном море. НАТО для Анкары гораздо ценнее. И действительно, когда Байден прибыл в турецкую столицу, военные части страны уже (впервые) входили в Сирию под прикрытием американцев с воздуха, готовясь атаковать «Исламское государство». Разъяренные Турки на Запад за его реакцию на переворот, и большинство подозревает Америку в поддержке движения «Джемаат». Но пока что они не будут отворачиваться от Америки или Европы.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки