Куда ведут все Шелковые пути?

экономика КитаяИз туманных лозунгов предстают очертания китайского видения будущего Азии

Председателю КНР мало чисток в Коммунистической партии Китая и реформ в государстве. Он хочет, помимо прочего, изменить экономический и политический строй в Азии. Обозначенное свойственной китайским лидерам вместительной, но иногда загадочной метафоричностью, его формулировка будущего для континента официально звучит как «Один пояс, один путь», пишет The Economist.

По словам самого Си Цзиньпина (в последний раз он говорил об этом в прошлом месяце на Боаоском форуме - китайском аналоговые Давос), концепция «пояс - путь» «будет отвечать требованиям нашего времени относительно регионального и глобального сотрудничества». Однако не всех это убедило. Кое-кто видит в том лишь пустой лозунг; другие - почти нескрываемый план Китая вытеснить США из роли доминирующей державы в Азии. Пожалуй, ни одна из двух групп критиков не имеет смысла. Си Цзиньпин свою идею воспринимает серьезно. И это не так «план», как публичный манифест.

Читайте также: Стремительный рост экономики Китая остался в прошлом

Впервые Си Цзиньпин озвучил этот замысел в 2013 году в Казахстане. Он вынес на обсуждение «экономический пояс Шелкового пути» с улучшенной инфраструктурой вдоль основных районов, где сотни лет назад пролегала сеть сухопутных маршрутов, которыми торговцы шелком и другие купцы возили товары из Китая через Среднюю Азию и Россию в Северную Европу и Венецию на берег Адриатического моря. В Индонезии Си Цзиньпин предложил «морской Шелковый путь ХХІ века»: из городов на юго-восточном побережье Китая в Европу через Вьетнам, саму Индонезию, Индию, Шри-Ланку, Восточную Африку и Суэцкий канал. Тогда эти предложения прозвучали довольно легкомысленно: во время зарубежных визитов лидеры государств часто выдают нечто подобное, вспоминая далекое прошлое, когда все должны жить в мире и согласии.

Однако за несколько последних месяцев идея получила настоящий пинок. Китай пошел дальше в направлении подтверждения своих слов делом. Он пообещал $50 млрд в своем новом Азиатском банке инфраструктурных инвестиций, который (несмотря на противодействие США) инициировал соревнование между 47 странами за право стать акционерами-учредителями. Еще $40 млрд Китай пообещал выделить на «фонд Шелкового пути» для инвестиций в инфраструктуру вдоль сухопутного и морского маршрутов. Один из мотивов таких щедрых вливаний - собственный интерес. Китайские компании надеются выиграть тендеры на многие проекты по строительству автотрасс, железных дорог, портов и трубопроводов, которых потребует новое транспортное сообщение. А улучшение транспортной системы пойдет на пользу китайским экспортерам. В свою очередь, содействие развитию соседей создаст новые рынки. Похоже, что Пекин это понял, и поэтому появились сравнения с планом Маршалла - американской программе помощи в восстановлении Западной Европы после Второй мировой войны.

Пекину такая аналогия не нравится, потому что он считает план Маршалла частью американского проекта сдерживания Советского Союза. КНР отмечает, что его инициативы имеют целью добро для всего человечества и являются «беспроигрышными» (любимое словечко). Но, конечно, Китай надеется, что благодаря деньгам и инвестициям у него появятся друзья. Выдающийся китайский эксперт в области международных отношений Ян Сютон заявляет, что стране нужно «купить» дружеские отношения с соседями.

В Средней Азии, которая страдает от низких цен на нефть и уменьшения денежных переводов от трудовых мигрантов из России, приветствуют перспективу более широкого участия Китая. Сама РФ, хотя и опасается постоянного роста его влияния на бывшие советские республики в регионе, сейчас слишком зависима от доброй воли Пекина, чтобы выражать что угодно, кроме энтузиазма. Однако на берегах вдоль морского маршрута царят подозрения относительно намерений Поднебесной. Его вызывающее поведение в Южно-Китайском море, где он лихорадочно перестраивает спорные скалы на спорные острова, наводит на мысль, что это государство просто убеждено в своем праве угнетать более мелких соседей.

Читайте также: Китай: богатый, но опрометчивый

Поэтому сначала на пояс и путь Юго-Восточная Азия отреагировала скептически. В Малайзии, где правительство обычно сначала аплодирует любому предложению Китая, а вопросы задает потом, министр обороны Гишамуддин Гусейн сказал, что морской Шелковый путь «вызывает вопрос» и что это должна быть общая (т. е. региональная), а не исключительно китайская инициатива. Президент Индонезии Джоко Видодо, который хочет превратить свою страну в «глобальный морской центр», сначала отнесся к этому замыслу с сомнением. Но сейчас, кажется, уже склонен помогать. Это и неудивительно, поскольку в его собственный план входят масштабные инвестиции в порты и другую инфраструктуру и он надеется на участие Китая. В результате визита в КНР в прошлом месяце появилось совместное заявление, которое обещает «морское партнерство» и называет видение Джоко Видодо и Си Цзиньпина «взаимодополняемым». Но Джоко Видодо перед посещением Пекина дал понять, что Индонезия не согласовывается с территориальными претензиями Китая в водах у побережья Юго-Восточной Азии.

Еще один новый лидер, индийский премьер-министр Нарендра Моди имеет собственный подход к этим вопросам. В прошлом месяце он посетил Шри-Ланку, Маврикию и Сейшелы, три страны в Индийском океане, которым пообещал широкое сотрудничество и поделился собственными интересами Индии как морской державы. Он не представил это как ход в ответ на планы Китая. Но в январе Моде и Барак Обама обнародовали совместное «стратегическое видение». Неявный ответ Индии на морские амбиции Китая - оживление отношений с меньшими соседями и курс на сближение с Соединенными Штатами Америки.

Моди, который в следующем месяце посетит КНР, вряд ли будет критиковать морской Шелковый путь. Как и Джоко Видодо, он был бы рад китайским инвестициям в инфраструктуру. Но оба они, наверное, имеют сомнения относительно видения Си Цзиньпином будущего Азии как региона с центром в Китае, где возглавляемые последним институты играют все более серьезную роль в экономике других государств, а его флот растет и базируется на все больших расстояниях от родных берегов. Похоже, Си Цзиньпин мечтает про региональную гегемонию Пекина, когда страны вроде Южной Кореи и Японии добровольно удалятся от американской стратегической орбиты и перейдут на орбиту Китая - восстановленной мощи, которая хочет вернуть себе то, что принадлежит ей от рождения. Это не заговор. Это долгосрочный и даже серьезный план, хоть он и не вызывает особого энтузиазма у остальных Азии.

Россия, погрязшая в непонятно зачем развязанной войне, и ее умирающая под давлением санкций и низких цен на нефть экономика, Китаем не рассматривается иначе чем роль источника дешевых нефтегазовых ресурсов.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки