Си Цзиньпин: рискнуть и выиграть

Подъем КитаяКитай, похоже, решился провести радикальные реформы в государственном предпринимательстве и в селе, где земледельцы до сих пор не имеют четко прописанных прав на свои участки.

Когда коллеги сетуют, что на встречах не удается ничего решить, им следует заткнуть рот несколькими свинцовыми словами: «Третий пленум ЦК КПК 11-го созыва». Этот пятидневный форум Коммунистической партии в декабре 1978 года в корне изменил Китай. Через два года после смерти Мао Цзэдуна у властного руля он поставил трижды «очищенного» Дэн Сяопина, важность средств для существования провозгласил выше за классовую борьбу, ослабил контроль государства и способствовал открытию Поднебесной для иностранной торговли и инвестиций. Как уступку леворадикальному крылу государство все еще сохраняла «народные коммуны» на селе, которые за время правления Мао вызвали массовый голод, но вскоре после прихода к рулю Дэн Сяопина они распались. Последствия имели влияние на значительную часть человечества. Тогда средний годовой доход китайцев составил $200 на человека, сегодня - $6 тыс. Для остального мира все достижения пленума сводятся к короткой фразы «подъем Китая».

Читайте также: Китай: "морское возвышение" будущей сверхдержавы

9 ноября руководитель Компартии и глава государства Си Цзиньпин собирает еще один конклав в Пекине. На этот раз третий пленум ЦК КПК уже 18-го созыва (такие встречи происходят по крайней мере раз в год, а центральный комитет, который насчитывает около 370 партийных функционеров высшего звена, избирают на пять лет на съезде партии; последний состоялся 2012-го). Это собрание в ведомственной военной гостинице в китайской столице будет таким же тайным, как всегда. Как и после 1978-го, пройдут месяцы или даже годы, прежде чем станет понятно его значение. Но Си Цзиньпин повторяет зарубежным лидерам, что следующий пленум станет важнейшим для страны из того же 1978 года, то есть намекает на судьбоносные изменения. И он будет таким, если председатель КНР проведет радикальную политику в двух областях, где реформы вплоть просятся, чтобы их осуществили: в государственном предпринимательстве с финансовой системой, которая его поддерживает, и на селе, где земледельцы до сих пор не имеют четко прописанных прав на свои участки.

Хотите революцию?

Реформы Дэн Сяопина (и последующие с 1993 года, которые привели Китай к вступлению в ВТО) были мощными, но исчерпали себя. Поднебесная уже не похвастается неограниченными резервами дешевой рабочей силы. Могучие, но неэффективные государственные предприятия душат конкуренцию и пожирают финансовые ресурсы. Огромная несправедливость при распределении капитала ставит в невыгодное положение частный бизнес и обычных вкладчиков.

Следовательно, под угрозой оказывается здоровый экономический рост Китая. А это имеет очень серьезное значение для партии, легитимность которой после 1978 года зависит от  обеспечения экономического роста Китая. Поэтому, говоря о «генеральном плане» реформах и «глубинной революции», Си Цзиньпин, очевидно, это и имеет в виду. Вместе с премьером-реформатором Ли Кецяном он собрал представительную группу ориентированных на рынок советников. Более того, разгромив силы Бо Силая, еще одного (левого) претендента на власть, который сейчас за решеткой, Си Цзиньпин сосредоточил в своих руках больше власти, чем любой другой лидер после Дэн Сяопина.

А что касается государственных предприятий, то в этой области, к сожалению, приватизации не планируют. Однако Си Цзиньпин должен сделать их более коммерческими и требовать серьезной отчетности. Лучше всего было бы передать права собственности Национальному фонду социального обеспечения, созданному для обслуживания населения, которое стареет быстрыми темпами. Тогда последний мог бы назначить директоров для управления госпредприятиями в интересах будущих пенсионеров. Ему следовало бы также навязать более сильную конкуренцию, ограничив льготный доступ государственных предприятий к дешевым финансам. Си Цзиньпин должен не только отобрать у них преференции, но и продолжить либерализацию процентных ставок, обменных курсов и финансовых потоков. Таким образом было бы подготовлена почва для превращения юаня в полностью конвертируемую валюту. А это жизненно важно, если Китай хочет быть экономически зрелым государством.

Читайте также: Китай расширяет своё влияние в Азии

Вторая сфера введения глубоких изменений - село - в конечном итоге даже более важная. Отчасти из-за того, что на него все еще приходится почти половина китайского населения (а оно составляет 1,4 млрд человек). Однако насущной проблемой является отсутствие реформ, связанных с кризисом финансирования местной власти. Центральное правительство перевело на нее еще больше ответственности за расходы, особенно после предоставления в 2008 году мощного фискального стимула для облегчения последствий мирового финансового кризиса. Но у них очень мало средств для получения доходов. Отсюда потребность в налоге на недвижимость, чтобы создать стабильный источник.

Слишком долго местное партийное начальство для пополнения бюджета и для личного обогащения использовало отчуждение фермерских угодий, которые продавало застройщикам. Положительные эффекты (как приток сельского населения в города в поисках лучшей жизни) вот-вот будут перекрыты негативными. К трудовым мигрантам горожане относятся как к людям второго сорта. Те работают на крайне опасных работах, без надлежащих жилищных условий, образования и медицинского обслуживания. Крестьяне, которые остаются трудиться на земле, зависят от милости местных партийных бонз. Больше всего мешают фермерам неравноценная компенсация за землю и отсутствие четко определенных прав собственности.

На руку провинциям

Си Цзиньпин должен дать сельскому люду Китая те свободы, во имя которых, мол, коммунисты и устроили в свое время революцию. Земельная реформа после пленума 1978 года освободила крестьян от коммун, но не дала им других прав. Они не могут продавать свои участки или свои дома (разве что односельчанам), брать займы под залог земли или жилья. И наоборот, миллионы лиц, прописанных в городах, стали гордыми владельцами недвижимости благодаря масштабной кампании по приватизации городской жилплощади в конце 1990-х.

Получение фермерами полных прав на свою землю и жилье произвело бы большой положительный эффект. Больше крестьян переезжало бы в города, особенно если бы ограничения на местную прописку тоже были бы отменены, и это возродило бы надежды на разворот инвестиционно емких отраслей экономики к потреблению. А те, кто остался бы, получили бы относительную свободу от партийного вмешательства в повседневную жизнь, как и горожане.

Это были бы глубинные и популярные преобразования, но преодолеет ли Си Цзиньпин оппозицию? В 1978 году Дэн Сяопин взял верх над сторонниками командно-административного хозяйствования, превратив провинции на поборников экономического прогресса. Децентрализация привела сегодня к некоторым проблемам на местах, в частности фискальному хаосу. Поэтому Си Цзиньпин не может мобилизовать провинции на эту революцию, не простив им раз и навсегда долги. Но даже если это произойдет, реакционные силы будут оставаться могучими и среди них будут такие «льготники», как руководители государственных предприятий и коррумпированные члены многих мощных партийных семей Китая. Но преодолеть их Си Цзиньпин должен, если не хочет со своим пленумом войти в историю как неудачник.

По материалам: The Economist


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки