Война против культуры, культура против войны

Искусство против войныКультуру сопротивления может породить только гражданское общество и помогать ему в этом будут профессиональные художники. Сначала о меркантильном. Денег на культуру в независимой Украине всегда жалели. Бюджет не предусматривал больших затрат. Всего один процент, от которого могли отщипнуть на другие нужды.

Налогоплательщики искренне верили, что культура сама должна себя спонсировать, перейти к рыночным отношениям. Книгу или песню приравняли к «Сникерсу». Умеешь продать - имеешь деньги, не умеешь - сиди голодный, пишет Заxид.нет.

Впрочем, то же происходило и в других постсоветских республиках. Например, в Грузии, про литературу которой мы практически ничего не знаем, поскольку и там власть не делала никаких промоций национальной культуре, в частности, литературе. Но грузины - нация монолитная, и русский язык там не претендует на статус государственного. Зато в Украине в сфере культуры уже много десятилетий продолжается гибридная, как это модно сейчас называть, война с «Русским миром», которая на протяжении последних лет осложнилась еще культурным пацифизмом, чьим оружием является смесь совкового интернационализма с плохо понятным либерализмом. Перефразируя известное выражение, можно сказать: «кто не заботится о собственной культуре, то вынужден финансировать чужую».

Читайте также: Проблемы адаптации переселенцев с Востока Украины

Понятное дело, высоколобые государственные мужи и палец о палец не ударили, чтобы составить программу защиты от «Русского мира». Им такое и в голову не приходило. Они могли временем приласкать кого-то из писателей на Форуме издателей, купить и даже прочитать украинскую книжечку, но от этого не переставали быть коррупционерами и предателями собственного народа.

Я помню, как приехал на Форум Ющенко, когда он еще был президентом, и пока он собирался, ходил и беседовал возле стенда с Марией Матиос, людей не впускали и не выпускали из Дворца искусств, и издатели страшно ругались, потому что за два часа потеряли тысячи потенциальных читателей и покупателей.

Ну, а Янукович один раз встретился во Дворце Потоцких с элитой Львова, куда пригласили тех, кто всегда неизменно поддерживает каждую власть, - заржавевшие флюгеры культуры. Меня тогда занесло случайно в центр, и я не смогла попасть в нужный дом, потому что все было перекрыто, пока наши вечно живые интеллектуалы решали с гарантом проблемы украинской культуры. Болтовня, широкие жесты со стороны власти, а со стороны культурных деятелей - слезные челобитные, петиции в защиту кого-то или чего-то.

Кажется, и сейчас нет государственной воли бороться с «Русским миром», услышать тысячи деятелей культуры - культурной номенклатуры, не моральных авторитетов, которые сами себя назвали моральными авторитетами, среди которых нет ни Лины Костенко, ни Шевчука, ни Ивана Марчука, потому что те тихо делают свое дело и несут нелегкую миссию, придерживаясь здоровой дистанции от любой власти.

Вместе с армией, образованием, медициной молча и последовательно общество и власть уничтожали культуру, поэтому теперь имеем войну, которой не было бы, если бы на Донбассе были украинские школы и украинские магазины, если бы были установлены квоты на украинскую книгу, украинские издания и украиноязычный эфир. Никто не пошел бы в сепаратисты и террористы, если бы знал, что за пренебрежение над государственным языком и государственными символами может сесть в тюрьму. Ибо страна, где за блок украденных сигарет подростков сажают на три года, а за убийства и пытки патриотов - посадят под домашний арест, а потом отпускают на все четыре стороны с залогом или без, не только не имеет правовой культуры, но и склонна к суициду.

Читайте  также: Как и почему высокие идеалы уживаются с бесстыдной коррупцией

Общество выглядит не лучше, ведь оно породило эту власть. Рядовой украинский культурный потребитель жалеет книжки своим детям, не ходит в музеи, ненавидит классическую музыку, долго не выдерживает украинского года, ставит пластиковые окна в старинных домах и регулярно смотрит шоу Шустера и российские сериалы. Он не может выстроить логическую связь между любимой группой Путина "Любэ"» и розпореними животами патриотов в Славянске, между церковью Московского патриархата в Почаеве и разрушенными детскими садами и обстрелянными госпиталями на Донбассе.

Именно на него, заурядного, серого и ординарного, делает ставку власть, именно на него равняется рынок дешевого культурного мыла и гипсовых гномиков и ангелочков. Потому что среди тех, кто восстал и кто сейчас пошел добровольцем, нет подобных культурных потребителей, а если и есть, то они легко перевоспитываются и начинают понимать, что другой Украины нет нигде в мире.

Поток массовой культуры иностранного происхождения (боевики, фильмы ужасов, бандитские сериалы, компьютерные игры-стрелялки) за двадцать лет стали образцом для подражания для подростков, не знали другого искусства и других развлечений, и одиночные вспышки насилия теперь сливаются в одну огненную линию, и голос дьявола шепчет: УБИТЬ ЛЕГКО.

Эстетика бунта и пропаганда

Когда же общество начинает болеть, все камни летят в сторону деятелей культуры, мол, не уберегли, не повели народ в светлое будущее. Настоящих художников и интеллектуалов на самом деле не слушали, слушали Донбасс, пока он не разродился вселенской гуманитарной катастрофой.

Но даже если и сейчас требуют от художников реакции, то просят говорить тише, чтобы не обидеть врага. Или говорить на понятном - русском. Вообще, война культур зеркально отражает войну, которая продолжается на Востоке. Те же бессмысленные перемирия, тактика ненападения, а защиты, игнорирование того, что враг проник на нашу территорию, полное отсутствие пропаганды на государственном уровне.

Эта старая все еще власть даже при желании не может создать полноценной пропаганды, она неспособна преодолеть и информационную блокаду оккупированных районов. Потому что у нас одна большая беда - нежелание работать с профессионалами. Если бы в самом начале было выключено российские пропагандистские каналы, блокировано сепаратистские издания, потерь было бы значительно меньше. Однако у нас никогда не пытались приравнять перо к бэтээру.

Читайте также: Слабые места российско-украинской дипломатии

Я почему-то вспомнила далекую смерть Владимира Ивасюка, когда мы, первокурсники, приходили на его могилу на Лычакове и тайком переписывали дилетантские, но очень искренние стихи, которые прямо указывали, что Ивасюка убили кагебисты. Мы знали, что за нами следят, но все равно приходили. Думаю, что это было первое зарождение культуры публичного сопротивления в Украине, первый Майдан. Вокруг засыпанной цветами могилы группа плачущих молчаливых людей со свечами, которые не подверглись тотальному зомбированию и не имеют доверия к власти - вот как это выглядело.

Культуру сопротивления может породить только гражданское общество и помогать ему в этом должны профессиональные художники. У них есть выбор: залечь на дно, держа под мышкой теорию чистого искусства, стать на сторону врага или быть частью этого сопротивления. Те, кто поддерживал Майдан словом и делом, сейчас стали бойцами и волонтерами и на культурном фронте, и на реальном. Война выявляет истинные лица. Клипы, стихи, статьи, фотовыставки, репортажи, граффити, перфоменсы, фотожабы - их не финансирует государство, не финансируют олигархи, но они появляются каждый день, и каждый раз новые.

Недавно боец-доброволец поэт Борис Гуменюк, узнав, что издательство хочет от него 10 тысяч гривен за издание сборника, сказал, что не будет просить у общины эти деньги, пусть лучше помогут батальону. Сборник «Небесная сотня» зато стоит в магазине 80 гривен. Если бы эти деньги шли не в карман издателей, а на нужды семей погибших, это было бы понятно. А так - нет. Книгу погибшего преподавателя УКУ Богдана Сольчаника отдают бесплатно. Достойное чествование памяти героя. Но не государство выдавало эту книгу.

Деньги в этом мире - не главное. Успех в этом мире - не главное. А вот «конъюнктура», которую вменяют тем художникам, которые творят ради победы, нужна в этом мире. В свете освободительной войны украинского народа против чумы путинизма. Это не та ситуация, когда Герман Гессе и Томас Манн выступали против войны, которую развязал Гитлер в родной Германии. Это вполне противоположная ситуация, когда вся культура должна быть сосредоточена на победе, чтобы сохранить не только культурные достояния, но и собственную честь, пожертвовав даже на какое-то время межкультурными связями со страной-агрессором.

В лагере для беженцев последний великий гуманист доктор Альберт Швейцер нарисовал в своей убогой ячейке клавиатуру органА на столе и каждый день упражнялся в игре. Так он достигал внутренней гармонии среди кровавого безумия Второй мировой. Пианист на Майдане посреди зимы тоже стремился восстановить гармонию Вселенной. Культура, которая не стремится к миру и гармонии, не имеет смысла. Но она должна и бороться за них.

P.S. Где же наш закон о меценатах, который освободил бы от налогов спонсоров культуры? Где расследование похищенных и «одолженных» произведений искусства? Где запрет радио Шансон и Русского радио? Что там с импортом книг из России? Поверьте, книжный бизнес - это очень прибыльное дело, не слушайте никого. Конечно, когда тиражи - десятки тысяч экземпляров. Санкции будут очень болезненны. А с остальными мы справимся сами.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки