ЕС против Google: стоит ли разбивать цифровые монополии?

ЕС борется с GoogleМеры предпринятые Европейским Союзом против американской компании Google защищают отдельные европейские компании, но не потребителей.

Резолюция Европарламента, растиражированная накануне голосования 27 ноября, не содержала конкретных названий компаний. Но и без того понятно, что в ней речь идет про американского интернет-гиганта Google. В одном из проектов этого документа содержатся призывы к «разграничению поисковиков и других коммерческих сервисов», чтобы обеспечить равные правила игры для европейских компаний и потребителей. Это последнее и самое серьезное проявление гуглофобии в Европе, пишет The Economist.

Хоакин Альмуния, ныне уже экс-еврокомиссар по вопросам конкуренции, пролоббировал в этом году ряд решений, которые требуют от Google выставлять среди результатов поиска на запросы о товарах или координаты на картах рядом со своими данными больше информации конкурентов. Но евродепутаты хотят, чтобы его преемник, новый комиссар ЕС по вопросам конкуренции Маргрет Вестагер действовала жестче. Отсюда и призывы разбить Google на различные составляющие.

На самом деле Европарламент не имеет достаточно власти, чтобы реализовать эту угрозу. Но он поднял вопрос, о котором уже давно говорят политики - от Вашингтона до Сеула - и который сочетает в себе кучу раздражителей - от приватности до политике индустрии. Насколько опасно доминирование Google и других считанных игроков в интернете?

Читайте также: Стартапы как трудовая машина США

Кто боится большого страшного поисковика? Доля Google (председатель ее совета директоров Эрик Шмидт входит также в аналогичный орган материнской компании The Economist) на поисковом рынке в Америке составляет 68%, во многих европейских странах - свыше 90%. Как и Facebook, Amazon и другие технологические гиганты, Google выигрывает от эффекта сети, когда популярность сервиса привлекает больше пользователей, а те добавляют популярности ему - и так по восходящей. Компания собирает больше данных, чем любая другая на рынке, и эффективнее использует их в аналитике. Если пользователь уже пришел к поисковику Google (а еще к его электронной почты, карт и сервисов для хранения больших объемов информации), он редко отдает в дальнейшем преимущество конкурентам. Малые рекламодатели не переходят на другие платформы, потому что для них это стоит усилий.

То есть позиция Google, безусловно, господствующая. Но она злоупотребляет этим - это уже другая тема. Компанию обвиняют в том, что она фаворизует результаты поиска из собственных сервисов, а через это рекламодателям сложно координировать проекты между различными платформами, а еще иногда предлагает ответы непосредственно вместо того, чтобы направлять пользователей на другие сайты. Однако такое поведение совершенно не из той же оперы, что системная кампания Microsoft против браузера Netscape в конце 1990-х: она не рассылает сообщения о том, что перекроет кислород конкуренту. К тому же некоторые моменты, которые вредят конкурентам Google, является преимуществом для потребителей. Когда люди могут мгновенно получить информацию о своем авиарейсе, значение слова или маршрут, они экономят время. А пока рекламодатели часто платят немалые суммы за клики, пользователи получают услугу Google бесплатно - это как в случае сантехников или флористов, чьи телефоны записаны в справочниках, и про людей, которым их раздают бесплатно, или как в ночных клубах, где мужчины платят за вход кругленькую сумму, а женщины - ничего.

Виртуальные монополии следует регулировать слабее, чем невиртуальные еще и по другим причинам.

Во-первых, зайти в цифровой бизнес стало гораздо проще. Раскрутить новый онлайн-продукт или услугу теперь легче, чем когда-либо: посмотрите на стремительный взлет Instagram, WhatsApp или Slack. А построить инфраструктуру, которая будет конкурировать с физическими производственными мощностями, куда затратнее (поинтересуйтесь у операторов телекоммуникационных сетей энергетических компаний), поэтому в реальном мире значительно меньшая конкуренция (и большая необходимость в антимонопольном регулировании). Правда, некоторые компании могут всегда приобрести конкурента-новичка (как Facebook - Instagram и WhatsApp; Google - Waze, Apture и многих других). Но такие слияния стимулируют возникновение еще большего количества стартапов, что создает дополнительную конкуренцию для тех, кто уже в игре.

Во-вторых, переход с Google или еще каких-то онлайн-великанов на другую платформу не бесплатный, но их продукт не замыкает пользователей на себе, как это делал Microsoft с помощью операционной системы Windows. А эффект сети может действовать какое-то время, но он не означает автоматического преимущества на длительную перспективу: вспомните упадок MySpace, а недавно Orkut, когда-то господствующей в Бразилии социальной сети от Google. Оба сервиса вытеснил Facebook, которому теперь, в свою очередь, грозит шквал прикладных программ для обмена сообщениями.

Читайте также: Google инвестирует в европейские стартапы $100 млн

Наконец последние несколько десятилетий показали, что технологические монополисты (как IBM в компьютерной технике или Microsoft в операционных системах для ПК) могут какое-то время доминировать, но в конце концов их подвигают, когда они перестают идти в ногу со временем или когда новые технологии расширяют рынок в неожиданном направлении, впуская туда новых соперников. Facebook отбирает доходы Google от рекламы. Несмотря на успех Android, мобильной платформы последней, расцвет смартфонов может подорвать Google: пользователи теперь больше времени проводят в приложениях, чем в сети, и Google постепенно теряет контроль над Android, так как другие компании настраивают собственные мобильные экосистемы на его базовом открытом программном обеспечении. Пока что ни одной компании не удалось продержаться на вершине ИТ-индустрии от одного цикла к следующему. Иногда бывшим монополиям остается в наследство от древней славы прибыльная франшиза. Но империи, которыми они правили, становятся только частями значительно больших территорий.

Песчинка в чужом глазу. Гуглофобия Европарламента в ЕС, кажется, скрывает две причины для беспокойства, и одна из них серьезнее второй. Та, из-за которой стоит беспокоиться и та которую американские политики выделили на прошлой неделе, сводится к желанию защитить европейские фирмы. Среди самых громких голосов в кампании против Google - Axel Springer и Hubert Burda Media, два немецких медиа-гиганта. Вместо того чтобы нападать на успешных американских игроков, европейские лидеры должны спросить себя, почему Google или Facebook не появились на европейском континенте. Если бы они сильнее открыли рынок цифровых услуг ЕС, то принесли бы больше пользы, чем защищая местных игроков.

Действительно обоснованное беспокойство относительно интернет-гигантов порождает вопрос приватности. Ограничивать возможности использования персональных данных для Google или Facebook правильно: их сервисы должны, например, автоматически содержать настройки, которые заставят компании, которые собирают персональную информацию, спрашивать разрешения у пользователей. Европейские политики продемонстрировали больший интерес к этому, чем американские. Но, чтобы решить эти вопросы, они должны регулировать поведение компаний, а не их влияние на рынке. Европейские граждане только выиграли бы от четкого мышления своих политиков.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки