Террористы могут создать еще одно джихаддистское государство

«Аль-Каиду» несколько омрачило «Исламское государство». Но она может вернуться в более прагматичной и более опасной форме, пишет издание The Economist.

Вскоре после того, как «Аль-Каида» совершила теракты в США 11 сентября 2001 года, она выпустила книгу своего соучредителя Аймана аль-Завахири, где изложена грандиозная стратегия. «Рыцари под знаменем пророка» пояснили, что удар по Америке, а не по местным региональных режимах, должен был бы мобилизовать мусульман всего мира; джихадисты должны были апеллировать к «массам» и требовали бы «базы в сердце мусульманского мира», чтобы, наконец, достичь успеха. И в реальности американские силы изгнали из Афганистана и распылили «Аль-Каиду», уничтожив ее лидера Усаму бен Ладена. В Ираке в какой-то момент джихадистов чуть не уничтожили, когда против них повернулись массы. А впоследствии, с коллапсом Сирии и Ирака, «Аль-Каиду» затмила ее мятежная «доченька», «Исламское государство» («ИГИЛ»).

Впрочем, угроза «Аль-Каиды» никуда не исчезала. Ее руководство не отступает от идеи терактов на Западе; региональные ответвления организации активные; Завахири разгуливает на свободе. «Халифату» «ИГИЛ», похоже, осталось недолго, потому что поддерживаемые США силы окружают их опорные пункты в городах Ракка и Мосул. Тем временем мечта Завахири про безопасную базу для «Аль-Каиды» в Арабском мире может превратиться в действительность. По крайней мере, этого опасаются правительства западных государств.

Читайте также: Война в Сирии: кто против кого?

Сирийское ответвление «Аль-Каиды» «Джабхат ан-Нусра» ("Фронт поддержки) играет центральную роль в борьбе против режима Башара Асада. Заместитель Завахири — Абу Хайр аль-Масри, которого в прошлом году отпустил Иран в ходе обмена пленными, — перебрался в Сирию с несколькими другими важными представителями руководства «Аль-Каиды». Об этом говорят западные политики. Поговаривают также, что «Аль-Каида» вскоре может провозгласить исламский «эмират» (одной ступенью не дотягивает до «халифата»).

Частично эти опасения объясняют условия последнего «режима прекращения огня» в Сирии, о котором договаривались США и Россия. Основной пункт такой: если россияне сдержат Асада и пропустят гуманитарную помощь в заблокированные районы, удерживаемые повстанцами, то США совместно с РФ будут атаковать «Джабхат ан-Нусру» (а также «ИГИЛ»). По условиям первые такие совместные операции должны были бы стартовать, если бы перемирие, вступившее в силу 12 сентября, продержалось неделю. Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров не пришли к согласию относительно будущего правительства для Сирии, нечего уже и говорить о сроках добровольного отказа Асада от президентства. Но Керри не согласен с тем, что Вашингтон фактически прогнулся перед Москвой и ее интервенцией в поддержку Асада.

«Преследование «Джабхат ан-Нусры» — это не уступка никому, — заявил он. — Борьба против «Аль-Каиды» в интересах США».

И все-таки может сложиться впечатление, что Америка у Асада на побегушках. «Это заговор против сирийского народа с целью положить конец революции», — заявил англоязычный представитель «Нусры» Мостафа Магамед. «Мы одна из самых крепких сил, борющихся с режимом, и миру это известно».

Похоже, что накануне соглашения Керри — Лаврова кто-то опередил события: неизвестный самолет обстрелял место встречи командиров повстанцев, убив Абу Омара Саракиба — из «Джабхат ан-Нусры». Его гибель оплакивали повстанцы всех мастей. «Саракиб был автором военных операций одного из сильнейших повстанческих союзов в Сирии. Его смерть ослабит революцию», — говорит Закария Малагфеджи из повстанческой группировки «Фастаким кама умирт» (Алеппо), которое получает военную поддержку от Соединенных Штатов. Такие настроения красноречиво свидетельствуют провалы американской политики в Сирии и успех запоздалого прагматизма «Аль-Каиды».

«Джабхат ан-Нусра» играет в долгую игру. Она, как и «ИГИЛ», появилась в результате джихада «Аль-Каиды» против американских военных (и все чаще шиитов Ирака; впоследствии обе проросли на щедро окропленной кровью сирийской земле. Но если «ИГИЛ» резко скатилась в нетерпимость к шиитам и «администрирование террором», то «Джабхат ан-Нусра» пытается усвоить урок из эксцессов в Ираке. В «ИГИЛ» любят показную жестокость и навязывание правил шариата. Организация пошла коротким путем к созданию «халифаты» и призывает своих сторонников в мире всеми возможными способами воевать против Запада. «Джабхат ан-Нусра», наоборот, стремится получить авторитет у суннитов, что страдают в войне с Асадом; шариат внедряет в основном не так строго; «халифат» — цель на длительную перспективу и должен появиться, когда будут соответствующие условия. «Джабхат ан-Нусра» объединилась в союзы с более умеренными группировками и сосредотачивается на войне в Сирии, а не на глобальном джихаде.

Читайте также: Беспрецедентные потери в Сирии - вина Запада

В июле «Джабхат ан-Нусра» объявила о расторжении «внешних» связей с «Аль-Каидой» и назвалась «Джабхат Фатах аш-Шам» (Фронт завоевание Леванта, ДФШ). Западные эксперты по антитеррористической деятельности в целом считают, что это просто смена вывески. Но в Сирии этот шаг был воспринят как неоднозначный, что в результате некоторые ярые джихадисты вышли из организации. Сейчас ДФШ пытается полностью слиться с другими повстанческими группировками; пуристы полагают, что в результате ее глобальные амбиции размоются национальной повесткой сирийских повстанцев. Бывший глава ЦРУ Дэвид Петреус предполагает, что можно вести переговоры с элементами ДФШ, «настроенными на примирение». Кое-кто даже требует, чтобы специальный представитель ООН в Сирии Стаффан де Мистура начал зондировать почву в этом направлении.

«Несмотря на смену названия, «Ан-Нусра» остается неотъемлемой частью «Аль-Каиды». Опасность в том, что они приобретают больше поддержки в массах. Если так будет продолжаться дальше, то организация может превратиться в настоящее народное движение», — считает сотрудник Института Брукингса Чарльз Листер. «При поддержке достаточно большого большинства они могут установить «эмират» — нечто вроде защищенной территориальной базы на границах Европы. Международному сообществу будет очень трудно бороться с ним».

Боевики ДФШ действуют как ударные силы суннитского повстанческого движения, особенно на севере Сирии. Его смертники (известные под названием «ингимасы») наносили сокрушительные удары по позициям сирийского режима перед тем, как их атаковали повстанцы. «Боевики «Ан-Нусры» стали для оппозиции тем, чем для режима являются российские и сирийские самолеты-истребители», — комментирует бывалый наблюдатель.

Вскоре после «ребрендинга» ДФШ сыграл главную роль в прорыве осады Алеппо, который контролируют повстанцы. Прорыв блокады длился недолго, но «Джабхат» получил благодарность многих горожан. Другим подразделениям не остается ничего, кроме как сотрудничать с ДФШ. То привлекает немало новобранцев; по оценкам, более две трети из почти 7 тыс. его боевиков из Сирии. Эти люди считают «Джабхат» лучше подготовленной, снаряженной и дисциплинированной силой, которая больше заботится про своих раненых. Как и «ИГИЛ», он в подконтрольных районах берет на себя административные функции. Его «Министерство гуманитарной помощи» асфальтирует дороги, ремонтирует линии электропередач, подает воду и восстанавливает уничтоженную инфраструктуру. Для предотвращения мародерства «полиция» охраняет рынки. ДФШ выплачивает субсидии на хлеб, удерживает мельницы и пекарни, предлагает исламское образование, медицинские услуги, заботится о том, чтобы для семей беженцев из зон боевых действий не росла квартплата. Многие считают ДФШ менее коррумпированным, чем другие повстанческие группировки. «Они не вмешиваются в дела людей так, как раньше. Даже в окрестностях их главной цитадели, города Идлиб, можно увидеть девушек и женщин без никабов, — рассказывает Сами аль-Радж, активист из Алеппо. — Многие считают «Джабхат» единственным повстанческим группировкам, способной защитить их имущество и деньги. В подконтрольных ему районах грабежи случаются очень редко».

Уже в 2013 году, к разрыву с «ИГИЛ», Завахири призвал джихадистов к умеренности. Они должны максимально избегать столкновений с местными властями, кроме как в нескольких странах: Афганистане, Пакистане, Сомали и Саудовской Аравии. Не воевать с «сектами отступников», такими как шииты, и «избегать вмешательства» в немусульманские меньшинства. Приоритетом должна быть война с Америкой, пока она не стечет кровью и в милитарном, и в финансовом смысле», — сказал он в обращении к народу.

Переход от избегания ненужной напряженности в заботы о населении — новый этап в прагматизме «Аль-Каиды», который проявивсь и в Йемене. Когда в прошлом году в стране началась гражданская война из-за того, что шиитские повстанцы с оружием захватили большую часть территории, а для борьбы с ними стартовала интервенция под руководством саудитов, «Аль-Каида» заняла порт Аль-Мукалла. Под ее контролем он продолжал работу, и группировка собирало там налоги с импорта нефти. «Аль-Каида» управляла городом через существующие племенные структуры. Следовательно увеличились поставки воды и электроэнергии. Те, кто там бывал, говорили, что в регионе безопаснее, чем где-нибудь в Йемене.

Однако в апреле специальные силы Объединенных Арабских Эмиратов (есть сообщения, что их поддерживали американцы) прикрыли «провинцию Хадрамаут» под руководством «Аль-Каиды». Ее боевики перебрались на восток, к Махры, через что начались междоусобицы за контроль над маршрутами контрабанды. В Йемене, в отличие от Сирии, «Аль-Каида» заигрывает с новоиспеченными ответвлениями «ИГИЛ».

Учитывая удары американцев и более активное участие в местных конфликтах джихадисты не могли атаковать Запад в масштабе 11 сентября 2001-го. Но за 15 лет, прошедшие «спектр террористов во всем мире расширился и достиг с тех пор невиданных масштабов», — утверждает директор Центра борьбы с терроризмом США Николас Расмуссен.

Однако «ИГИЛ» и «Аль-Каида» еще могут поменяться ролями. Если (и когда) «халифат» «ИГИЛ» будет уничтожено, говорят западные политики, «Аль-Каида» может перейти на глобальный уровень, рассеявшись среди своих региональных ответвлений, или перерасти в полноценный международный джихад. Тогда она немного будет напоминать прежнюю «Аль-Каиду». А если не найти разумного урегулирования войны в Сирии, эта организация пустит крепкие корни там. Ее будущий «эмират», если такой возникнет, может иметь большую поддержку местного населения, а значит, его будет труднее искоренить, чем варварский «халифат» «ИГИЛ».


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки