Откуда берутся воины джихада?

Не ошибся ли Запад, и не раз, принимая массовую иммиграцию, которую потом не воспитал и не интегрировал, больше поддерживая в арабском мире деспотов, чем демократов?

К увеличению количества терактов, совершенных теми, кто называет себя воинами джихада, добавляется смятение в момент анализа фактов: большинство европейцев понятия не имеют о сложности мусульманских миров. Упрекать за это нельзя, если учитывать, что американцы, которые ринулись завоевывать Ирак в 2003 г., вряд ли умели различать шиизм и суннизм. И это не единственное разделение в исламе, особенностью которого является бесконечное разнообразие. Если бы мы сравнили его с христианским миром, то он — из-за нехватки организации в нем — был бы больше похож на протестантство, чем на католицизм. Ислам не имеет духовного лидера, за исключением шиизма, который является наследником и Персидской империи, и Магомета.

Читайте также: ИГИЛ и методы борьбы на Ближнем востоке

Говорить об исламе в целом не имеет никакого смысла, и, как писал Жак Берк, который перевел Коран на французском языке, «ислам — это то, что мусульмане делают из него». Каждый мусульманин, который называет себя им, устанавливает прямую связь с Богом посредством Корана; поэтому существует столько его толкований, сколько есть верных. Те, понятное дело, пропитаны местной культурой, историей, то есть обычаями, которые предшествовали откровениям пророка.

Соответственно возникает ситуация, когда некоторые мусульмане понимают ислам скорее как цивилизацию, чем как религию: есть много турецких интеллектуалов, которые признают себя атеистами, принадлежащих к исламской цивилизации. Недавний опрос от Gallup International (2012) показывает, что есть люди, которые признают себя атеистами в странах, которые мы считаем религиозными как, например, Саудовская Аравия, Афганистан и Египет. Атеизм не является явлением исключительно христианского мира, а именно христианство также является цивилизацией и религией. Те, кто бывал в Каире, Дакаре, Джакарте или даже Джидде, знают, что в пятницу в мечетях есть больше людей, чем в церквях в Европе, но крупные магазины и рестораны также наполнены людьми. Урбанизация и современность имеют тенденцию разлагать религию, и в мусульманском мире, и на Западе. Но, на мой взгляд, различие является прежде всего культурной.

Читайте также: Борьба с ИГИЛ будет длиться на протяжении десятилетий

Знаменитый индонезийский проповедник (Индонезия является крупнейшей мусульманской страной в мире) Абдуррахман Вахид, более известный как Гус Дур (1940-2009), который покорял толпы рассказам, как-то мне объяснял: «Бедные арабы! Живут, погруженные в ностальгию по прошлому, по той золотой эпохой, когда они господствовали на Западе, и стремятся лишь к одному — вернуть его, при том смотрят ли они в зеркало заднего обзора. А для нас, индонезийцев, прошлое было жалким и языческим: мы смотрим вперед». Не все арабы с этим согласятся, но различие между арабским и неарабским исламом является фундаментальным. Суннитская версия, самая деспотичная, совпадает с территориями, где живут арабы, и теми, которые они завоевали.

На восток от Инда, куда арабы не дошли, ислам распространился не с помощью оружия, а благодаря проповедникам и торговцам, и сочетался с обычаями каждого региона. Суфизм, мистический и скрытый ислам, который сопровождается пением и танцами, преобладает в Индии и Бангладеш, вместе с тем он мало известен в Европе. Эти азиатские мусульмане без церемоний — как Гус Дур — иронизируют над радикальными действиями, которые происходят из арабского мира. Поэт Кабир, который жил в Бенаресе в ХV ст., является автором знаменитой фразы: «Муедзин, почему ты так кричишь, когда зовешь к молитве? Может, ты думаешь, что Бог глухой?» То, что является истинным для ислама Азии, является также истинным для ислама Черной Африки.

Читайте также: Антитеррористические уроки Израиля для Европы

Чем больше мы отдаляемся от зоны арабского влияния, тем больше ислам перемешивается с традициями каждого региона. Фраза Гус Дура иллюстрирует тот факт, что воины джихада, которые подкладывают бомбы, есть так же арабами, как и мусульманами, и что на самом деле все их идеалы исходят из прошлого, в большой мере иллюзорного. Поэтому не в Коране надо искать объяснение жестокости новейших воинов джихада, а в современном обществе, которое породило этих «одержимых Богом». Колонизация Западом арабского мира, деспотизм режимов, которые появились после нее, экономический крах — за исключением нефтяной манны — и в случае иммигрантов их неудачная интеграция в Европу являются объективными предпосылками исламского радикализма.

Чтобы остановить этот радикализм, который убивает гораздо больше мусульман, которые якобы являются отступниками, чем жителей Запада, не надо демонизировать сам по себе ислам, идею, которая ничего не значит, надо узнать его лучше. А далее предстоит задуматься над вопросом о социальной питательной среде этого радикализма: не ошибся ли Запад, и не раз, принимая массовую иммиграцию, которую потом не воспитал и не интегрировал, больше поддерживая в арабском мире деспотов, чем демократов? Искоренение террора требует немедленных полицейских мероприятий, но также оно требует длительной рефлексии относительно объективных и мало теологических причин этой новой священной войны.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки