Каким будет оружие будущего?

Не случайно эксперты ведущих промышленно развитых стран мира постоянно анализируют ход боевых действий в последних конфликтах и локальных войнах, тактику применения вооружения и военной техники (далее - ВВТ) и пытаются определить некоторые черты, которые могут быть присущи войнам будущего, пишет издание Тыждень.

Это необходимость, от которой зависит то, как быстро оружейные корпорации разработают очередные образцы новых видов ВВТ и модернизируют те, что уже стоят на вооружении.

Современные войны и конфликты уже содержат в себе элементы обычных и гибридных войн, антитеррористических и международных операций по восстановлению мира и стабильности в некоторых регионах, военной интервенции и борьбы с различными полувоенными формированиями или террористическими группировками.

Гибридность наблюдается не только в войне РФ против Украины, а и в противостоянии РФ с Армии мира: США, России и Китая и США и тому подобное. И хотя все локальные войны и вооруженные конфликты отличаются определенной спецификой, природой, масштабами и интенсивностью, однако, они имеют одно общее измерение и предусматривают решение вопросов вооруженным способом.

Итак, что стороны используют в войнах и вооруженных конфликтах сегодня? Прежде всего на постсоветском пространстве это гибридная, с военным компонентом, война РФ против Украины, которая продолжается уже четвертый год подряд. Обе стороны используют классические образцы ВВТ, авиация и высокоточное оружие не применяются. Также активно отрабатывается тактика ведения боевых действий, в частности действия сил специального назначения.

Читайте также: Армии мира: США, России и Китая

Кибернетический театр военных действий

Существенно возрастает роль разведки, все активнее используются БПЛА. Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что кроме ведения разведки, наблюдения и корректировки артиллерийского огня беспилотные системы также применяют для непосредственного точечного поражения стратегически важных объектов (штабов, узлов связи, артиллерийских складов) в тылу противника.

Новым элементом, влияющим на ход боевых операций, стали операции в киберпространстве. Не случайно на Варшавском саммите НАТО в 2016 году такие операции были признаны отдельным видом боевых действий, поскольку последствия последних могут быть непредсказуемыми и опасными. Следует отметить, что наряду с военными объектами агрессор проводит кибератаки также против объектов критической инфраструктуры Украины. Обычно они коррелируют с активизацией боевых действий и информационно-психологическими операциями.

Примерно на таком же уровне оценивается армяно-азербайджанский вооруженный конфликт вокруг Нагорного Карабаха. Там также используется классическое вооружение, однако обе стороны в последнее время начали активно закупать высокоточное оружие и баллистические ракеты для поражения целей в глубине расположения противника. В частности, Армения уже приобрела у РФ несколько установок «Искандер», тогда как Азербайджан планирует закупать ракеты в Израиле.

Война против «Исламского государства» («ИГИЛ») на Ближнем Востоке, что уже подходит к концу, также велась с использованием классических видов ВВТ, кораблей и боевой авиации (США, РФ, Франция, Сирия и другие). При этом для России использование флота, который кроме выполнения боевых задач также обеспечивает логистику экспедиционных сил РФ, имеет критическое значение.

Важную роль играют разведка и действия сил специального назначения (США, РФ, Турция, Сирия и другие), которые обеспечивают эффективность боевых операций в условиях маневренной войны. Спецназ действует в интересах наземных сил, осуществляет глубинную разведку, наведение боевой авиации, артиллерии или самостоятельно уничтожает важные цели в тылах противника. Поэтому растет спрос на соответствующее его оснащение, новые виды оружия, скрытой связи, передвижения и тому подобное.

Следует отметить технологическое превосходство США, которые активно ведут против «ИГИЛ» и других террористических группировок настоящую дистанционную бесконтактную войну будущего уже сегодня. Это относительно безопасное использование авиации, разведывательных и ударных БПЛА, крылатых ракет и поддержки наземных сил, не имеющих непосредственного контакта с противником (за исключением действий спецназа).

Ракеты

Боевые действия в Йемене, которые осуществляет против поддержанных Ираном мятежников возглавляемая Саудовской Аравией коалиция арабских стран, является комбинацией классических приемов ведения войны с элементами использования высокоточных боеприпасов, баллистических ракет, современных средств ПВО-ПРО, операций сил спецназа и военно-морских сил.

По большому счету, это прокси-война, которую ведет Иран против Саудовской Аравии, во время которой территория последней обстреливается баллистическими ракетами иранского производства. Также есть факты обстрелов кораблей коалиции у берегов Йемена крылатыми ракетами. В обоих случаях применяются современные методы противоракетной обороны, отрабатываются новые тактические приемы и тому подобное.

По мнению экспертов, на фоне указанных событий активизация западных союзников в части восстановления военного потенциала является вполне закономерной. И фактор вполне реальной российской угрозы лишь усиливает эту тенденцию. Итак, какие качества и возможности развивают сегодня ведущие армии мира прежде всего?

Прежде всего речь идет о необходимости усиления и реорганизации всей системы разведки и обмена разведывательными данными между союзниками и партнерами НАТО. Ведь, несмотря на наличие продвинутых систем разведки и прогнозы экспертов, Россия смогла весной 2014 года аннексировать Крым с использованием фактора внезапности, новой тактики и сил специального назначения.

Крымский опыт говорит о важности развития в составе ВС соответственно оснащенных и подготовленных подразделений аэромобильных и/или специальных частей, предназначенных для выполнения специальных задач, как захват важных объектов, нейтрализация вражеских штабов, систем управления и связи. Поэтому эти силы должны быть оснащены необходимыми специальными системами ВВТ.

Одновременно спецназ — это не только соответственно подготовленный личный состав с индивидуальным экипировкой, но и целый ряд систем обеспечения специальных операций (самолеты, вертолеты, БПЛА, тактические транспортные средства, продвинутые системы скрытой связи и управления), а также логистического обеспечения в удаленных регионах мира.

Учитывая разницу в оснащении и тактике действий, армейские подразделения не могут заменить спецназ и не могут даже сравниться с ним во время выполнения специальных задач. Со своей стороны, тактика действий спецназа имеет целью выполнение узкого круга специфических задач, а не действия в условиях классического поля боя с массированным использованием войск.

На основании прогнозных оценок развития ВВТ, последних технологических достижений, а также потребностей собственных вооруженных сил передовые страны Запада, а также Китай, Индия и Россия сегодня делают ставку на создание новых систем вооружения, в том числе и таких, которые основываются на новых физических принципах и дают возможность вести войну дистанционно.

Прежде всего речь идет о высокоточные боеприпасы, ракетно-артиллерийские системы повышенной дальности действия, беспилотные системы воздушного, наземного и морского базирования, баллистические и крылатые ракеты новой генерации, средства осуществления кибератак и тому подобное. Наряду с этим обычно активно модернизируются имеющиеся образцы ВВТ.

Правда, учитывая относительно незначительный спрос в войсках интенсивность развития конвенциональных систем ВВТ является невысокой. Особенно это касается бронетехники (танки, БМП, БТР). На это влияют также политико-экономические факторы. В свою очередь, промышленности нужны новые заказы. Особенно это касается фирм и компаний, производящих узкий сегмент высокотехнологичных вооружений. К таковым можно отнести, в частности, немецкую KMW, французский Nexter и тому подобное.

Бронетехника

Правда, ряд стран, в частности Турция, Китай, Япония, Украина и Южная Корея, в последнее время все же берут на вооружение новые образцы бронетехники, которые постепенно заменяют или дополняют устаревшие системы. Обычно этот процесс происходит постепенно и не так быстро, как, например, в войсках ПВО-ПРО, авиации или на флоте. Сообщалось, в частности, о получении ВС Южной Кореи небольшой партии новых танков К2, а ВС Японии — 20 машин T-10. Тогда как ВС Украины на сегодня получили пока что один новый танк «Оплот».

Среди новинок, которые активно использует РФ в пропагандистских целях, новый танк Т-14 «Армата», представитель новой концепции бронетехники, на его базе создаются новая САУ, БРЭМ и ряд других машин. Впрочем, учитывая чрезвычайно высокую стоимость этой престижной разработки основные усилия ВПК РФ направлены на экономически менее затратную модернизацию танков предыдущей генерации Т-72, Т-80 и Т-90.

США также пытаются уменьшить расходы на содержание конвенциональных наземных систем вооружения через модернизацию и увеличение масштабов унификации имеющихся боевых платформ. В частности, уже активно модернизируются тактические ракеты, а танки М-1 «Абрамс» должны получить новые программируемые боеприпасы и дополнительные средства защиты.

Читайте также: США готовятся к новым видам войны?

В то же время ведущие страны Европы в дальнейшем уменьшают парк тяжелой бронетехники (Франция, Великобритания) в пользу средних и легких платформ. Правда, Германия намерена восстановить свой танковый парк, но это требует как значительных средств, так и времени. Поэтому появления новых систем (в частности, французско-немецкого танка) следует ожидать не ранее 2030 года.

В целом речь не идет об отказе от танков как таковых, эксперты считают такой подход ошибочным. Наряду с артиллерией тяжелая бронетехника остается эффективным и важным, хотя и дорогим во всех смыслах элементом взаимосвязанной системы современного поля боя. Поэтому неосторожный отказ от нее в перспективных программах развития ВВТ будет иметь следствием не только экономический проигрыш, а поражение на тактико-техническом уровне.

РЭБ (радио-электронная борьба)

Правда, бронетехника будет оставаться очень уязвимой с точки зрения использования различных противотанковых средств, которые постоянно совершенствуются. Современный рынок предлагает потенциальным покупателям целый ряд недорогих и эффективных противотанковых средств поражения. Речь идет не только про высокоточные боеприпасы, переносные противотанковые системы, но и о разработке принципиально новых средств борьбы с бронетехникой.

Например, известно, что на одном из учений, которые состоялись в июне 2017 года, ВС США изучали возможность использования для борьбы с танками активных средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Последствиями целенаправленного облучения стали нарушения работы систем связи, вывода из строя основных бортовых электронных систем танков М-1 «Абрамс» и соответственно невозможность использования их по назначению.

Использование средств РЭБ сегодня уже является стандартным для учений в ВС США, особенно учитывая украинский опыт войны на Донбассе и российскую практику агрессивного применения РЭБ на поле боя. В частности, последними инструкциями Пентагона американским военным запрещено нарушать режим радиотишины в зоне боевых действий и даже оставлять радиостанции включенными на передачу: «если ты излучаешь, ты умираешь» («if you emit, you die).

Средства РЭБ могут быть использованы также для поражения воздушных целей, самолетов, БПЛА и даже атакующих ракет. Как сообщает The New York Times, за неудачными пусками двух северокорейских баллистических ракет весной 2017 года стояли скрытые действия американских военных в киберпространстве: в результате активного вмешательства системы управления было выведено из строя и обе ракеты просто упали в море.

Кроме США попытки кибератак против самолетов потенциального противника осуществляют и некоторые другие страны. В частности, по данным индийских источников, причиной падения 23 мая 2017 года индийского боевого самолета Су-30 возле границы с Китаем (штат Ассам) могла быть именно кибератака на систему управления и связи машины.

Боеприпасы нового поколения

В дальнейшем будет возрастать роль артиллерии. Важным направлением повышения ее боевой эффективности является использование высокоточных боеприпасов. Последние позволяют существенно (до 30%) увеличить дальность стрельбы артиллерийских систем и добиться пятидесятикратного (!) уменьшение расхода боеприпасов для поражения целей. Так, эффективность использования 16 высокоточных 155-мм артиллерийских снарядов APR 155 равна 800 обычным снарядам того же калибра.

К тому же использование высокоточных боеприпасов уменьшает время выполнения огневой задачи в 10-15 раз, соответственно повышаются боевая эффективность, живучесть и мобильность огневых систем. Все это наряду с упрощением логистики соответствующим образом компенсирует высокую стоимость высокоточных боеприпасов.

В США, РФ, КНР, Индии и некоторых других странах кроме развития высокоточных боеприпасов повышенной дальности действия активно разрабатывают принципиально новые виды высокоэнергетического оружия (электромагнитные лазеры, электромагнитные или электротермические пушки), гиперзвуковые системы, боевых роботов, самолеты и корабли нового поколения со значительно большими возможностями. Так, в ВС США уже планируют взять на вооружение электромагнитные артиллерийские боеприпасы некетического (неразрушающего) действия, которые будут влиять на противника благодаря мощному электромагнитного импульса. Следствием применения новых боеприпасов могут быть выход из строя электронных систем, объектов критической инфраструктуры и систем связи.

Для этого планируется использовать обычные артиллерийские снаряды, которые во время полета будут генерировать низкочастотные сигналы, предназначенные для вывода в пределах траектории полета, определенных целей. Вместе с тем, учитывая ограниченность участка воздействия за местом и временем такие снаряды не будут влиять на работу собственных электронных систем. Тайные разработки в этой сфере осуществляют также в Европе, РФ, КНР, Южной Кореи, Японии.

Впрочем, производство, а затем и поддержание в состоянии боеготовности значительного количества боевых систем требует больших затрат. Есть понимание, что кроме разработки и принятия на вооружение новых видов ВВТ (с меньшими эксплуатационными затратами) на будущее следует разрабатывать и другие варианты уменьшения эксплуатационных расходов или по крайней мере сохранить на современном уровне.

Одним из направлений уменьшения эксплуатационных расходов считаются автоматизация, роботизация и внедрение (пока что на отдельных направлениях) элементов искусственного интеллекта. Разработка последнего некоторыми наиболее развитыми странами не является тайной. В частности, известно, что китайское Агентство по вопросам национального развития и реформ планирует финансировать создание лаборатории глубинного изучения при технологическом консорциуме Baidu. В реализации этого проекта, объем финансирования которого не сообщается, примут участие сразу два пекинских университета.

Обращает на себя внимание и то обстоятельство, что исследование компьютерного зрения, биометрической идентификации, взаимодействия человека с компьютером и прав интеллектуальной собственности будет осуществляться неопределенной «цифровой сетью исследователей». Все это включительно с таинством разработок свидетельствует про сугубо военный характер исследований.

Боевые роботы

Перспективные корабли и самолеты создаются с обеспечением высокого уровня автоматизации во время эксплуатации. Это дает возможность уменьшить численность личного состава, а также расходы по ряду пунктов (работа, подготовка, обслуживание и тому подобное). Процесс автоматизации развивается в направлении безэкипажного контроля за работой соответствующих устройств и систем, где роль оператора ограничивается лишь принятием конечного решения.

Указанное утверждение касается и систем управления, где машина будет выдавать все необходимые параметры и предложит варианты решений на усмотрение оператора. Следующим шагом будет массовое оснащение ВС целыми семействами роботов. Сейчас это реализуется в службах логистики, что дает возможность уменьшить участие личного состава (сегодня на одного бойца боевого состава имеем в среднем шесть – восемь человек обслуживающего персонала!).

Продолжаются активные испытания роботов в разведывательном и боевом вариантах (например, американский MQ-9 Reaper, который взаимодействовал с новейшим истребителем F-35A во время последних учений ВС США Red Flag 17-1, а также его близкий российский аналог «Вихрь»).

Дальнейшие этапы изменений предусматривают предоставление работам определенной автономии (пока в ограниченном объеме). В будущем они должны самостоятельно адаптироваться к текущим изменениям на поле боя. Роль человека будет ограничиваться лишь принятием конечного решения. Например, такая задача решается в рамках программы создания автономных роев БПЛА. Ее целью является увеличение боевых возможностей и уменьшение эксплуатационных расходов через создание разнородных групп и отрядов БПЛА.

Нельзя не упомянуть и такие программы, как довольно футуристическая концепция «подпитки» малых беспилотников, предназначенных для выполнения конкретных боевых задач, а также роботов, оснащение которых и способ передвижения самостоятельно адаптируются к реакции на конкретную угрозу. Автоматизация процесса эксплуатации также даст возможность уменьшить расходы и упорядочить весь цикл расходов. Новые системы ВВТ будут иметь еще более продвинутые системы самодиагностики и саморегенерации, а роль человека будет ограничена лишь контролем и принятием решений.

Для обеспечения устойчивости систем вооружения к воздействию разных форм угроз в виде РЭБ или кибератак они будут иметь большую самостоятельность действий с одновременной минимализацией зависимости от систем ISR, сетевых линий связи или систем глобального позиционирования (GPS преимущественно).

Авиация

В США разрабатывается новая стратегическая концепция воздушно-морского сражения (air-sea battle concept), которая базируется на быстром захвате инициативы через получение преимущества в сферах C4ISR и наведения на цель собственных систем. Итак, согласно концепции ответом на потенциальное вторжение противника будут эффективная оборона и быстрая реакция.

Большое внимание будет уделено максимальному уменьшению времени реакции на угрозу: пусковые установки и прочее ударное вооружение агрессора планируется уничтожать практически в том самом реальном фрагменте времени, когда он заставит своими действиями обороняющуюся сторону, использовать силу. И пока одни системы будут отражать воздушное, ракетное или другое нападение, другие будут уничтожать ударные силы противника и даже будут наносить ему контрудары.

Учитывая указанное, одним из приоритетов развития ВВС США признано создание нового стратегического бомбардировщика малой заметности B-21 Raider, способного атаковать цели в любой части нашей планеты. При этом самолет должен действовать с территории США. В-21 будут вооружены новой стратегической ракетой в обеспечении беспилотных авиационных комплексов различного назначения.

Здесь будет целесообразно упомянуть о динамичном развитии программ по обеспечению сетевой центричности. В тесной связи с упомянутыми выше боевыми системами это делает реальным и быстрым освещения обстановки на поле боя в любом измерении и, главное, позволит обеспечить опережение намерений потенциального противника или по меньшей мере максимально затруднить его действия и сохранить преимущество на тактическом или даже оперативно-тактическом уровне.

Указанное дает основания сделать такие выводы: имеющиеся на сегодня виды конвенциональных вооружений (танки, БМП, БТР, артиллерийские системы, стрелковое оружие и т. п) остаются важными элементами ВВТ современных армий. В то же время их роль уже иная, чем даже 10-15 лет назад.

По мнению экспертов, конвенциональные виды ВВТ сохраняют свое значение в локальных конфликтах и войнах малой интенсивности, в то же время в условиях потенциально возможного глобального конфликта такое оружие отойдет на второй план (ВВТ третьей или четвертой категории).

Успех использования конвенциональных ВВТ в значительной степени будет определяться степенью их взаимодействия и взаимосвязи на поле боя, эффективностью использования оружия первой и второй категорий (высокоточные системы повышенной дальности действия, ПВО-О, C-RAM, боевые роботы, ВВТ нового поколения и тесно связанные с ними воздушные и морские носители).

Потенциально возможное массированное применения в будущем некоторыми странами, прежде всего РФ, Китаем, Ираном, Северной Кореей (как потенциальных агрессоров), разнообразных систем ударного ракетного оружия, самолетов и т. п вместе с ростом технологического уровня их вооружения или даже использование ими ядерного оружия заставляет США и их союзников постоянно искать новые эффективные решения в ответ. К таким решениям относятся системы ВВТ нового поколения, боевые роботы, полная автоматизация поиска информации и принятия решений, а также реакции в ответ на реальные угрозы. При этом автоматизации подлежат даже сами боевые системы, а тенденция свидетельствует о том, что будущее принадлежит полностью автономным системам.

Вполне естественно, что спрос определяет предложение в зависимости от будущего театра боевых действий и потребностей отдельных армий. Но уже сегодня ведущие игроки на международном рынке ВВТ имеют в своем активе целый ряд продвинутых разработок, что подтверждают отмеченное выше. И именно они способны повлиять на дальнейшее развитие новых видов ВВТ и соответственно на эволюцию поля боя.

Развитие квантовой связи, а сегодня здесь лидером является Китай, предоставляет совершенно новые возможности для влияния на ход боевых действий. Благодаря особенностям квантового сигнала система считается полностью защищенной от перехвата или взлома. Соответственно, в случае широкого внедрения квантовых систем связи радиоперехвата каналов связи как средство разведки потеряет свое значение.

В бой идут спутники

Другим фактором, способным революционно повлиять на эволюцию современного поля боя и военных конфликтов, может стать существенное расширение разведывательных возможностей боевых подразделений за счет непосредственного использования ими разведывательных микроспутников. В отличие от традиционных средств космической разведки последние будут предоставлять информацию в отношении конкретных объектов противника в реальном времени на уровне батальонного или ротного звена и ниже. Здесь лидером является США, где в 2017 году вывели на околоземную орбиту первый экспериментальный разведывательный микроспутник. Сегодня там воплощают в жизнь широкую программу экспериментов с ним для изучения потенциальных возможностей, полезных для армейских подразделений. После отработки необходимых практических мероприятий планируется перейти к массовому выводу в космос дешевых микроспутников.

Ведущие страны мира активно работают над созданием гиперзвуковых систем доставки боевых частей ракет. Так, Китай в апреле 2017 года осуществил уже седьмое успешное испытание гиперзвуковой боевой части DF-ZF (американская кодовое наименование WU-14), предназначенной для оснащения баллистических ракет средней и большой дальности действия.

Гиперзвуковой арсенал

Китай создает гиперзвуковые системы для преодоления ПРО США и поражения подвижных морских целей, прежде всего авианосцев. Важно отметить, что после входа в атмосферу гиперзвуковые ракеты способны развивать скорость более 10М, что существенно затрудняет их перехват существующими средствами ПРО США.

В 2016 году в РФ дважды испытали гиперзвуковую платформу, которая должна заменить традиционные боеголовки на перспективных межконтинентальных БР с возможностью преодоления ПРО США. В апреле 2017-го страна осуществила очередное испытание гиперзвуковой платформы. Кроме перспективной БР там работают над новой гиперзвуковой протикорабельной ракетой «Циркон». Ее экспериментальный образец во время одного из испытаний достиг скорости до 8М. Ракету планируется поставить на вооружение перспективных атомных подводных лодок 5-й генерации в 2025-ом.

Также активно (как самостоятельно, так и вместе с РФ) над созданием собственной гиперзвуковой космической платформы работает Индия. Там в течение 2016-2017 годов испытали несколько прототипов. Главной целью объявлено создание «космического самолета многоразового использования для вывода на околоземную орбиту полезных грузов».

Опыт работы в рамках указанной программы будет также использован для создания в Индии перспективной гиперзвуковой крылатой ракеты, оснащенной принципиально новым двигателем типа scramjet. Также эта страна (вместе с РФ) разрабатывает новую гиперзвуковую ракету Brahmos-II, которая будет способна развивать скорость до 7М.

Соответствующие разработки осуществляют и Европейское космическое агентство, США (совместно с Австралией). Известно об успешном испытании в июле 2017 года на австралийском полигоне прототипа HIFiRE 4.

По экспертным оценкам, сегодня в мире в принципе не существует средств противодействия гиперзвуковым ракетам. Считается, что такие системы могут быть созданы только в будущем на основании энергетического оружия.

В США активно развивают лазерное оружие, одну из таких систем в 2017 году даже взято на вооружение ВМФ. В стадии разработки находятся лазерные системы для вооружения перспективных истребителей.

Россия отстает в этой сфере, однако известно о начале испытания там в этом году образцов лазерного оружия. Кроме лазерного там ведутся работы по созданию таких новых видов оружия, как акустическое, голографическое и кинетическое. По некоторым данным, их будет включено в государственную программу развития ВС РФ 2018-2025 годы, которая разрабатывается.

В США также работают над созданием нового поколения ракет-перехватчиков Multi-Object Kill Vehicle (MOKV), задачей которых является гарантированный перехват всех видов существующих и перспективных видов баллистических ракет, в частности иранских, северокорейских, китайских и российских (МБР Р-36М с 10 боевыми частями). Технология предусматривает перехват атакующих ракет за пределами земной атмосферы с поражением одиночных и многозарядных БЧ с возможностью селекции целей.

В Соединенных Штатах также проведены успешные испытания миниатюрной кинетической ракеты-перехватчика (Miniature Hit-to-Kill, MHTK), созданной компанией Lockheed Martin. Ракета предназначена для уничтожения исключительно благодаря кинетической энергии атакующих ракет, артиллерийских снарядов и минометных мин (RAM) на дистанциях, которые превышают возможности всех существующих и перспективных аналогов.

Беспилотники

Впрочем, для всех армий мира все еще актуальной остается проблема борьбы с БПЛА. Американский концерн Northrop Grumman разработал собственную систему перехвата и уничтожения беспилотников с использованием, в частности, обычных смартфонов и устройств для создания помех импровизированным взрывным устройствам. Новостью здесь является использование специальной программы-аппликации MAUI (Mobile Application for UAS Identification) для мобильных телефонов с операционной системой Android с целью разоблачения дронов в воздухе.

Тем временем все ведущие страны мира активно развивают беспилотные летательные аппараты различного назначения. Известно о разработке тяжелых БПЛА дальнего действия в США, Израиле, КНР, РФ, Украине. В частности, в РФ создается тяжелый БПЛА «Альтаир», стартовая масса которого составляет более 7000 кг (в частности, полезная нагрузка 2000 кг). Аппарат создается по заказу МО РФ «Альтус-М» (проектант — ДКБ им. М. П. Симонова, Казань). Аппарат должен находиться в воздухе до 48 ч и преодолевать расстояния до 10 000 км.

А российская компания Neurobotics работает над созданием интерфейса для мысленного управления объектами. Система уже успешно прошла испытания на малом БПЛА и считается очень перспективной.

Стоит упомянуть и о разработке новых средств маскировки войск и военной техники, в том числе с нанесением специальных маскировочных покрытий, поглощающих облучения, маскировочной многофункциональной краски и тому подобное. Известно о создании российским концерном «Ростех» специального радиопоглащающего покрытия, которое после нанесения на технику делает ее невидимой для средств электронной разведки и высокоточных боеприпасов противника в диапазоне 5-50 ГГц.

Подразделения российского спецназа получили новые камуфляжные пасты семейства «Туман-Р», предназначенные для защиты личного состава от разоблачения с помощью тепловизионной техники в условиях низкой видимости и ночью. Благодаря нанесению камуфляжной пасты на одежду и открытые части тела тепловая сигнатура бойца уменьшается на 95%.

Польская компания Grupa Lubawa разработала систему многоспектрального интегрированного модульного бронирования IMMA (Integrated Multispectral Modular Armour), который состоит из сменных модулей, приспособленных для защиты конкретных видов техники. Последние имеют два слоя, баллистический и маскировочный, что обеспечивает защиту и повышает уровень баллистического защиты. Вместе с этим маскировочные панели на 85% снижают уровень тепловой сигнатуры, а также уменьшают радиолокационную сигнатуру.

Подводные беспилотники

Немалые изменения ждут и военно-морское измерение будущего поля боя. Прежде всего это борьба с минной угрозой, что выходит на передний план. Для Украины это прежде всего подходы к главным морским портам в Черном и Азовском морях. Интересны дальнейшие передовые разработки ведущих мировых производителей специальной и морской техники.

Так, по заказу ВМФ Франции компании Airbus Helicopters и DCNS в рамках программы создания морских дронов SDAM (Systeme de Drones Aériens de la Marine) совместно разрабатывают проект будущего морского БПЛА — беспилотного вертолета VSR 700. Для повышения эффективности он будет интегрирован с корабельными системами автоматизированного управления боевыми действиями (АСУБД).

Также во Франции в рамках программы ESPADON создано два беспилотных подводных аппарата, которые могут действовать дистанционно и использоваться с борта также дистанционно управляемой надводной платформы. Это часть более масштабной французской программы создания противоминных систем новой генерации SLAMF (Système de Lutte Anti-Mines Futur). Благодаря этому противоминные операции на море могут проводиться в полном объеме без привлечения специализированных противоминных кораблей, а следовательно, без риска для личного состава.

Особый интерес представляет комплексное использование БПЛА и роботов, что способны действовать и взаимодействовать на границе двух сред: воздушной и морской. Это дает возможность получить качественно новые боевые возможности. В частности, французская промышленная группа ECA разработала систему связи DRONECOM, сочетающую надводные и подводные дистанционно управляемые беспилотные аппараты как между собой, так и с корабельными или береговыми пунктами управления. То есть значительно возрастают возможности использования беспилотных систем за пределами радиогоризонта и акустической дальности.

Более того, для увеличения дальности действия связи ECA предлагает использовать БПЛА-ретранслятор вертикального старта собственной разработки IT180, оснащенный средствами быстрой связи с подводными аппаратами (в частности, компактной гидроакустической станцией связи, антенна которой опускается под воду и дает возможность создать сеть взаимодействия с одним или несколькими подводными аппаратами).

БПЛА будет транслировать полученные данные на пункт управления в реальном времени с возможностью срочной интерпретации и при необходимости корректировки текущего задания для подводного дрона, например, для изменения его позиции или передачи команды на уничтожение уже найденных мин. А зарегистрированная в США фирма InnoCorp пошла еще дальше, разработав проект беспилотника SubMurres, способного действовать как в воздухе, так и под водой. Аппарат может запускаться с любой платформы, а также с берега и соответственно возвращаться туда после выполнения задания.

Американский концерн Northrop Grumman разработал по заказу ВМФ США оригинальную лазерную вертолетную систему поиска морских мин всех имеющихся типов AN/AES-1 ALMDS (Airborne Laser Mine Detection System). Без преувеличения это первая в своем роде противоминная система, что дает возможность быстро осуществлять минную разведку морских акваторий и фарватеров.

Напоследок концерн Lockheed Martin создал беспилотный комплекс оригинальной конструкции в виде автономного подводного аппарата Marlin MK2 AUV, в котором базируется малый БПЛА UAV Vector Hawk. Во время практического использования была подтверждена возможность взаимодействия дистанционно управляемых роботов и дронов на воде, под водой и в воздухе, а также возможность выполнения ими ряда автономных задач (в частности, минирование и разминирование, транспортировка полезных грузов, разведка).

Довольно оригинальной является разработка в Китае ударных экранопланов, которые не имеют аналогов в мире. Они предназначены прежде всего для поражения в беспилотном режиме американских авианосцев, находящихся на больших расстояниях. В отличие от крылатых ракет небольшой по размерам экраноплан приближаться к цели на высоте всего несколько десятков сантиметров от поверхности воды, где он будет практически незаметным для корабельных РЛС.

Графен на военной службе

Очень перспективным является использование для изготовления защитных сооружений и индивидуальных средств защиты личного состава, в первую очередь бронежилетов, новых материалов. Прежде всего это легкий и гибкий, как ткань, графен. Однако под действием внешней динамической нагрузки он становится твердым и способен выдержать попадание пули. Исследования в этой сфере ведутся одновременно в нескольких странах, в частности в США, КНР, Израиле, Польше.

Фактически сегодня в мире идет гонка за лидерство на рынке двухмерных материалов, которая только зарождается. Графен уже рассматривается как материал, что изменит авиастроение, технологии освоения космоса, вооружение и военную технику, а также энергетическую отрасль. Это лишь вопрос времени.

В украинском контексте

Итак, как видим, мир активно создает новые виды ВВТ. Определенные разработки перспективных видов ВВТ осуществляет и Украина, в частности за счет НАТО. Учитывая особенности текущей ситуации не все можно рассказать, ведь воюющая держава имеет право на военную тайну. Впрочем, даже простой перечень оборонных разработок украинских оружейников и ученых свидетельствует сам за себя. И Украина точно «не пасет задних».

Прежде всего большинство новинок создается с учетом боевого опыта войны на Донбассе. Это касается ударных ракетных систем, РСЗО, тяжелой и легкой бронетехники, БПЛА, принципиально новых систем скрытой связи, управления, дистанционного разминирования, борьбы с дронами, подводной робототехники, кораблей и катеров, радиолокационной и гидроакустической техники, стрелкового оружия, новых боеприпасов, конструкционных материалов (металлокерамика), продвинутых систем электронной разведки и киберзащиты, средств РЭБ, высокоточных боеприпасов, автоматизированного анализа определенных информационных потоков, систем противодействия террористическим атакам и тому подобное.

Украина, которая уже четвертый год подряд противостоит российской агрессии, в военно-технической сфере должна надеяться в первую очередь на собственный потенциал. ВСУ и другие силовые ведомства требуют качественно новых образцов ВВТ, которые обеспечат качественное превосходство на поле боя. Учитывая это «осовременивание» нашего войска, анонсированное президентом Украины 24 августа 2017 года на Майдане Независимости, должна стать шагом в направлении качественных изменений к лучшему и предоставления ВСУ новых боевых возможностей.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки