Местные выборы во Франции и Испании: тенденции

выборы в ЕвропеИзбирательные законы, а также политический контекст и исторический опыт Украины, Франции и Испании настолько отличные, что прямая компаративистика избирательных процессов, несмотря на совпадение во времени гонки, не была бы уместной. Зато достойны внимания несколько политических и социальных тенденций, которые обнаружили себя в обеих западноевропейских странах, пишет издание Тыждень.

Местные выборы — это как тест на доверие не только для местных политиков и отдельных партий, которые предлагают себя избирателю, но и в более широком смысле: к политическому классу в целом. Пожалуй, единственное, что объединяет столь непохожие местные выборы-2015 в Украине, Франции и Испании — это кризис репрезентативности, который также можно констатировать на разных уровнях во многих других странах Европы. Люди идут голосовать против тех, кто давно при власти. Кто надоел, слишком отдалился от проблем простых граждан и не дает им ощущения прямого представительства.

«Я пошел на выборы мэра Жироны лишь с одной целью: проголосовать против двух партий, которые издавна чередуются при власти, — социалистов и правой Народной партии, — рассказал Неделе Жиль Деспляс, студент факультета фармацевтики Жиронського медицинского университета в Испании. — Достаточно Рахоя, достаточно Санчеса! Голосовал за кандидата от сторонников выхода Каталонии из состава Испании. Во-первых, я каталонец и считаю, что мы имеем право на свою идентичность и собственное государство. Во-вторых, я уверен, что классическая политическая двухпартийная схема, которая установилась с падением режима Франко, себя исчерпала. Настало время новых вызовов, новых политических сил, новых ответов!»

Читайте также: Возможна ли Европа регионов?

Такие настроения не редкость. На местных выборах в Испании и Народная партия, и социалисты значительно уменьшили свое присутствие в местных органах власти. Умеренные правые, правда, сохранили большинство, но не абсолютное — 29,5% голосов. Это означает, что в подавляющем количестве мест они вынуждены были пойти на коалиционное сотрудничество с другими политическими силами: в основном центристами (партия «Граждане — Гражданская партия»), а также с новыми левыми и крайними левыми партиями, в частности «Подемос», которая родилась из движения «Возмущенные» в 2014 году и существенно изменила политический пейзаж страны.

Социалистическая партия хоть и потеряла сторонников по сравнению с предыдущими выборами, однако оказалась по суммарным результатом на втором месте с 27,3% поддержки. Социалисты сохранили мощные позиции в Андалузии, но тоже не смогли обеспечить себе абсолютного большинства. В Испании, как и во Франции, наступает эпоха сложного полипартизма, многоуровневых альянсов, которые в короткой перспективе соответствуют раскладкам политических симпатий общества, но в будущем могут стать причиной мощного взрыва протестных настроений, ведь искусство многоходовых компромиссов — чрезвычайно сложное упражнение, которое, по большому счету, редко когда вызывает доверие среди избирателей.

Если во время гонки испанские центристы и продемонстрировали восходящую тенденцию на увеличение присутствия в местных органах власти, трендом двух последних политических лет в Испании все же стоит назвать зрелищный и неожиданный левый проект «Подемос». Партия, которая существует лишь с марта 2014-го, уже имеет представителей в Европейском парламенте. Во время выборов в Европарламент в 2014 году она собрала более 10% поддержки в Мадриде. На местных выборах «Подемос» получила кресло мэра в Барселоне — втором по количеству населения и политическому весу городе страны. Во многих других городах «Подемос» вошла в правящих коалиций совместно с правой Народной партией и социалистами. «Что это означает? — рассуждает Себастьян Бриель, будущий социолог из Валенсии, активист движения «Возмущенные». — Это означает очень важную вещь: что эпоха устоявшихся идеологий уходит в вечность. Что сегодня правые могут образовывать совместные альянсы с левыми, как мы это видим не только в Испании, но и в Германии, Бельгии и других странах. Политический цвет перестает быть определяющим. А что определяющее? Новые маркеры, ответы на принципиально новые вопросы, которые классический деление на левых и правых дать уже не может».

Чем объясняют испанцы успех новой политической силы? Партия «Подемос» организовалась вокруг манифеста, написанного тремя десятками левых интеллектуалов и опубликованного в интернет-издании Público. Концепт: переплавка социального гнева движения «Возмущенные» в политические изменения. Экономическая программа: жесткий контроль общественности над бюджетным распределением, установление социального минимума, доступного для всех граждан, выход Испании из нескольких экономических зон свободной торговли... Лидер движения — Пабло Иглесиас является активным противником независимости Каталонии и сторонником монархии. Партия является партнером греческой крайней левой партии СИРИЗА. «Правого и левого протагонизма больше не существует, — говорит Иглесиас в своих многочисленных интервью. — Настоящая линия разлома проходит между народом и кастами, между гражданским сознанием и социальной равнодушием». Это нравится, воспринимается как свежее, новое слово, находит поддержку.

Читайте также: Появятся ли в Европе новые государства из-за тенденции сепаратизма?

Если испанские местные выборы выявили рост общественных симпатий к левым радикалам, то французские, наоборот, продемонстрировали прогресс крайне правого «Национального фронта». Социалисты, которые сейчас находятся при власти, значительно потеряли позиции, получив большинство лишь в 30 департаментах, хотя до этого контролировали половину страны. Правые «республиканцы» под руководством бывшего президента Николя Саркози несколько увеличили свое присутствие на местах, завоевав большинство в новых для себя 27 департаментах (общая цифра — 67). «Нацфронт» впервые в истории провел к власти в 2015-м аж 62 департаментальних советники, а в 2014 году во время местных выборов получил аж 14 мэрий.

До сих пор непереборчий «Республиканский фронт», который за каждых выборов объединял против крайних правых кандидатов всех участников избирательного процесса, дал трещину и больше не играет роли универсального щита от неудобной политсилы. Как и в Испании, во Франции эпоха пересменки при власти двух привычных партий — социалистов и умеренных правых — подошла к концу. Отличается только цвет радикализма, набирает обороты.

Перед департаментальними выборами, которые состоялись в марте 2015 года, Франция реформировала систему округов, уменьшив их количество, чтобы в перспективе сократить расходы на содержание провинциального чиновничества. Департаменты можно условно приравнять к украинских райцентров. Последние муниципальные выборы мэров городов и городских депутатов (кроме Парижа, Марселя и Лиона), происходят каждые шесть лет, прошедших в 2014 году.

В этом году французы проведут  еще и региональные выборы — 6 и 13 декабря. Судя по социологическим опросам, звездой политического небосклона рискует стать Марион Марешаль-Ле Пен, внучка основателя одиозного Национального фронта Жана-Мари Ле Пена и племянница нынешнего главы партии Марин Ле Пен. Марион лишь 25 лет. Очень может случиться, что под ее руководство попадет большая часть Лазурного побережья, где так любят возводить виллы новые русские. Собственно, и родственная партия Ле Пен сейчас кредитуется из Москвы. Если круг замкнется, эмиссарам Кремля будет еще проще, несмотря на санкции, осуществлять свои проекты на французской земле. Правый радикализм во Франции системно идет вверх, и пока что классический политический истеблишмент, с которого так любит иронизировать старик Ле Пен, не нашел эффективного противодействия этому процессу.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки