Нормандский фронт. Украина тянет время, - Россия тратит деньги

Украинская общественность уже долгое время наблюдает за переговорами по Донбассу с мыслью: «Лучшей новостью будет отсутствие новостей».

На переговорах «нормандской четверки» в Берлине 19 октября действительно не прозвучало принципиально новых заявлений, которые должны были бы огорошить украинского обывателя, ибо в дипломатической ступе толкутся те же темы: отвод сил, режим прекращения огня, модальности местных выборов, контроль ОБСЕ и тому подобное.

Однако если возьмемся пересеять заявления-итоги лидеров через ситко, то окажется, что Украине преждевременно выпускать вздох облегчения из груди.

Президент Украины Петр Порошенко, когда покинул резиденцию канцлера Германии, шутил: украинцам не стоит беспокоиться переговорами, ибо единственное поражение, которое случилось в этот вечер, — то разве фиаско киевского «Динамо» перед португальской «Бенфикой» в матче Лиги чемпионов на НСК «Олимпийский».

Несмотря на оптимистичность президента, тревожными представляются два момента.

  • Во-первых, участники «нормандской четверки» впервые посвятили так много времени обсуждению будущих выборов на Донбассе. Из чего делаем вывод, что тема «важная и актуальная», и именно на этом электоральном процессе — немыслимом для Украины в нынешних реалиях — украинским дипломатам придется сдерживать наибольший натиск партнеров в ближайшее время.
  • Во-вторых, в минско-нормандском процессе завещается новый документ — «дорожная карта» — которая «прижмет» участников конкретным перечнем требований с четким графиком выполнения обязательств. Прежняя позиция Украины в минских переговорах была детерминирована абстрактностью формулировок, прописанных в предыдущих сделках. Украинский истеблишмент распространял для внутреннего потребителя тезис о том, что выборы на оккупированных территорий невозможны без восстановления контроля за границей и разоружения боевиков — хотя «нормандский квартет» преимущественно считал такой подход слишком преувеличенным (и, на наше несчастье, это мнение не только Путина).

«Картежники» из санкционного списка

Переговоры лидеров были назначены в резиденции Ангелы Меркель на вечер среды, 19 октября. Петр Порошенко поговорил с хозяйкой саммита с глазу на глаз, а позже беседа продолжилась в трехстороннем формате с участием Франсуа Олланда. После того, как Порошенко провел с западными лидерами прелюдию, к круглому столу переговоров сел и Владимир Хуйло.

Кроме руководителей государств, в переговорах приняли участие также министры иностранных дел и советники. С украинской стороны — Павел Климкин и Константин Елисеев. Со стороны России — Сергей Лавров и Владислав Сурков (создатель и куратор ДНР/ЛНР).

С Сурковым случилась комедия. Напомним, что этот господин входит в санкционный список Европейского Союза за участие в агрессии против Украины, поэтому де-юре он не имел возможности пересечь границу. Впрочем для советника Путина сделали исключение и дали разовую визу.

Придворные российские медиа написали о том, что Сурков в обществе других советников утром разрабатывал в Берлине проект дорожной карты, чтобы презентовать его лидерам. Этот документ якобы стал «головной болью» для Петра Порошенко, который настаивал на том, что сначала надо решить проблему с украинско-российской границей, а уже потом приступать к амнистии, выборам и особому статусу». Российские журналисты, конечно же, сгущают краски и публикуют всякие небылицы, рассказанные наверное же Сурковым, — но подобную мизансцену между Порошенко и другими участниками «нормандской четверки» можно было предсказать и до Берлина.

Украине давно говорят, что выборы должны стать в начале процесса, желательно — сразу после того, как состоится разведения сил на трех пилотных участках линии разграничения. Ну а граница будет последним этапом процесса (именно с этим недавно приезжали в Украину Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро.)

Дорожной карты пока нет. Ее не подписывали. Участники саммита договорились, что положат разработку этого документа на уровне экспертов и министров иностранных дел. В ноябре министры должны будут парафировать этот документ.

Порошенко на «формуле Штайнмайера»

Впрочем, на итоговой пресс-конференции Петр Порошенко, наоборот, говорил о том, что «дорожная карта» будет выгодна Украине, а также намекал на то, что Россия противилась разработке подобного документа. «Подчеркиваю, что еще полчаса назад, простите, полгода назад никто про дорожную карту даже и слышать не хотел. И это твердая настойчивость украинской стороны, что мы подчеркиваем, что каждое событие должно иметь свою дату и своих ответственных», — заявил Порошенко.

Со слов президента, дорожная карта будет охватывать все предыдущие документы: и само соглашение от 5 сентября 2014 года, меморандум от 19 сентября 2014 года и комплекс мероприятий от 12 февраля 2015 года.

Петр Порошенко сказал, что стороны согласились применить «формулу Штайнмайера», которая предусматривает параллельное продвижение в различных сферах.

«Я категорический противник, чтобы выдергивать политический вопрос и предъявлять его Украине, что она якобы это обязательно должна выполнить, — заявил Порошенко на пресс-конференции. — Минские договоренности — это целостный документ. И когда мы говорим о дорожной карте, то дорожная карта и предусматривает последовательность и гарантии. И именно поэтому, когда мы говорим, что, условно говоря, у нас есть дата выборов и условия, по которым они должны пройти, — то, безусловно, это вопрос безопасности: режим прекращения огня, вывод иностранных войск, соблюдение режима разведения, беспрепятственный доступ ОБСЕ, освобождение заложников».

Петр Порошенко заявил, что ОБСЕ должна получить полный доступ к оккупированным территориям: к линии разграничения к местам отвода техники и неконтролируемому участку украино-российской границы. При этом президент Украины признал, что официальный Киев может восстановить контроль над границей только под конец процесса. «На первом этапе по границе — как указано в минском процессе — должны быть допущены, а затем на постоянной основе установлены посты ОБСЕ. На втором этапе эта граница должна передаваться под контроль украинских пограничников», — заявил глава государства.

Порошенко также сообщил о том, что стороны согласовали организацию вооруженной полицейской миссии на Донбасс. В связи с видением «нормандской четверки», основная работа для этого отряда придется на время проведения выборов. «Для обеспечения подготовки к предстоящим местным выборам, когда опасные условия дадут нам возможность проводить эти выборы, — мы сейчас сделаем попытку для того, чтобы ввести вооруженную (мы ее называем полицейской) миссию ОБСЕ, которая будет обеспечивать безопасность во время избирательного процесса, так и на переходный период. Могу сообщить, что российская сторона также поддержала идею внедрения вооруженной полицейской миссии ОБСЕ», — проинформировал Порошенко.

Холодная Меркель

Однако в исполнении хозяйки саммита Ангелы Меркель итоги встречи выглядят немного сдержаннее. Канцлер Германии, прежде всего, подтвердила: чудеса на переговорах действительно не произошло. Хотя признала, что сторонам удалось достичь определенного прогресса.

«Хорошие новости в том, что мы будем иметь исходный документ. Но остается все еще много неувязок. Очевидно, что минские соглашения и комплекс мер предусматривают ряд мероприятий в определенном порядке, но есть определенные вопросы, которые не четко сформулированы хронологически», — заявила Меркель. С ее слов, для того, чтобы устранить эти недостатки, и пишется дорожная карта.

Канцлер проинформировала, что «политика» компонента предусматривает усиление миссии ОБСЕ на линии разграничения и создание постоянных постов, которые работали бы круглосуточно в трех пилотных точках разведение сил. В дальнейшем опыт Петровского, Золотого и Станицы Луганской планируется распространить еще на несколько зон. Ангела Меркель сообщила, что безопасный процесс также предполагает разминирование территории, отвод войск и полный «режим тишины».

Что касается политических вопросов, то речь идет о законе на тему «особого статуса» и законе относительно выборов на Донбассе. Если состоятся выборы и ОБСЕ признает их свободными — тогда начнется так называемый переходный период, постепенность которого тоже будет прописано в дорожной карте.

Когда Ангелу Меркель спросили о том, действительно ли «нормандская четверка» согласилась передать контроль над границей миссии ОБСЕ, она ответила: «Если посмотрите на минские соглашения, вы поймете, что в конце процесса речь идет о доступе Украины к ее границе. Мы согласовали позицию о свободном передвижении наблюдателей ОБСЕ вплоть до границы. Это является возможным в отдельных случаях. Как сказал нам президент России. В некоторых случаях — потому что это не просто», — отметила Меркель.

Что же до оснащения миссии ОБСЕ оружием, то канцлер Германии заявила, что этот вопрос еще не решен. «Ведется длительная дискуссия: если мы имеем избирательный закон и подготовку к избирательному процессу, то одна сторона может поднять вопрос о миссии ОБСЕ, которая была бы также вооруженной. Но это не является первоочередным. Прежде всего мы должны прийти к избирательному закону. А кроме того, есть вопрос о том, насколько долго продлится режим тишины. Мы обсуждали это тоже очень подробно», — сообщила хозяйка саммита.

Нормандия: новый фронт

В заявлениях, провозглашенных лидерами, бросается в глаза еще несколько нюансов.

Во-первых, никто толком не может прояснить сущность термина «иностранные наемники» в контексте вооруженных ватаг «ДНР» и «ЛНР». Мы же знаем, что Россия в Украине своих солдат не видит. Кого тогда будут выводить «нормандские союзники»? А если «наемники» скажут, что они не «иностранные» — это означает, что они просто останутся в Торезе, Донецке, Стаханове?

Во-вторых, по аналогичным причинам мы не можем надеяться на то, что Россия вывезет из Украины свои танковые и артиллерийские эшелоны. Потому что российских танков здесь — «нет!». Стороны обсуждают другой вариант «пломбирование орудий» — и он звучал в словах Порошенко на пресс-конференции — создание специальных зон для хранения оружия, которые должны бы быть под наблюдением ОБСЕ. Но это тот путь решения проблем безопасности, каким его представляют себе украинцы? Вряд ли.

Можем обратить внимание и на слова Петра Порошенко, которые свидетельствуют о том, что процесс зашел «слишком далеко». Президент Украины заявил журналистам, что на переговорах речь шла о следующем: «Во время подготовки к выборам надо четко предусмотреть режим передачи власти (!) законно избранным (!) представителям Донецкой и Луганской областей, процедуру передачи полномочий». Глава государства по понятным причинам не стал развивать свою мысль — хотя и без того понятно, что наше «динамо» пропустило от «бенфики» еще несколько голов...

Мы имеем, к сожалению, ограниченные возможности выкрутиться из этого хомута. Пережать Россию с ее многочисленными щупальцами на глобальном дипломатическом фронте становится все труднее. Украина здесь играет партию на затягивание времени и пытается толкать минский процесс не как цель, а как процесс. Между тем, перспектива пролонгации санкций представляется призрачной (разве, возможно, гнев Брюсселя освежится после бомбардировок в Сирии). Признаемся: этот «блеф» не мог быть вечным. В дальнейшем придется определяться: или хлопать дверью в их «минськах» и «нормандиях», или идти на уступки, которые могут привести к непредсказуемым внутренним катаклизмам...

Украина попытается убедить Запад в том, что Россия не имеет желания прекращать агрессию, используя инструментарий приоритетных пластов минского процесса: режим тишины, освобождение заложников, отвод сил. Москва и контролируемые ею боевики демонстрируют в этих направлениях упрямую недоговороспособность, и таким образом создают оправдание для промедления с политическими компонентами.

Поле для маневра возникнет еще и тогда, когда опыт разведения сил, начатый в Петровском, Золотом и Станице Луганской, попытаются перенести на новые зоны. Со слов Петра Порошенко, для демилитаризации выберут еще четыре локации. И здесь Украина попытается напомнить России про ее грубую атаку на Дебальцево. Ведь это город, согласно с минскими договоренностями и сопроводительными картами, лежит на украинской стороне от линии разграничения.

«Хочу подчеркнуть, что украинская сторона настаивала, чтобы среди этих четырех пунктов обязательно было Дебальцево как место, где мы должны обеспечить демилитаризацию, — отметил Порошенко. — Поскольку в соответствии с меморандумом от 19 сентября [2014 года], на 12 февраля [2015 года] эта территория была под контролем украинских военных, и мы считаем, что в значительной мере будет способствовать процессу деэскалации и будет достаточно эффективно».

Надеемся, что на этот раз это не котел.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки