В США сокращается количество компаний выходящих на биржу

В марте автор этой статьи в издании The Economist побывал на торжествах Нью-Йоркской фондовой бирже в честь Брайана Чески, соучредителя Airbnb — онлайн-сервиса для краткосрочной аренды жилья, который частные инвесторы оценивают в $31 млрд.

Роскошный фуршет устроили неподалеку от того места, где в 1789 году прошла инаугурация Джорджа Вашингтона. Состоятельные члены Экономического клуба Нью-Йорка слушали выступление президента Нью-Йоркской фондовой биржи Томаса Фарли, который хвалил Airbnb как пример американского предпринимательского духа. Чески вспомнил свой путь от ночевок на чужих диванах в Сан-Франциско до миллиардера. За действом наблюдала его мама, в прошлом сотрудница одной из социальных служб. Не хватало единого. Когда Чески спросили, хотел бы он вывести Airbnb в листинг Нью-Йоркской фондовой бирже, он заколебался. А затем сказал, что пока необходимости в этом нет.

Airbnb такая не одна. В мире американского бизнеса заметной становится тенденция к уменьшению количества листинговых компаний. В 1996 году их было 7322. Сегодня — 3671. Важно не воспринимать это как сокращение фондового рынка в целом: стоимость тех фирм, которые есть в биржевом листинге, выросла от 105% ВВП США в 1996‑м до нынешних 136%. Но доминирует на биржах небольшое количество старых и больших фирм. Продолжительность жизни среднестатистической листинговой компании — 18 лет (два десятилетия назад — 12), и стоит она сегодня вчетверо больше. Тем временем количество компаний, которые идут на первичное публичное размещение акций (IPO), уменьшилась с 300 за год в течение последних двух десятилетий до 2000-го до примерно 100 после 2000-го. Много стартапов с высокой оценочной стоимостью, как сервис такси Lyft и соцсеть и фотохостинг Pinterest, не торопятся становиться публичными.

В своей новой работе директор-распорядитель банка Crédit suisse и преподаватель бизнес-школы Колумбийского университета в Нью-Йорке Майкл Мобуссен объясняет, почему это важно. Рассмотрим первую причину, которая предопределяет снижение численности листинговых компаний: отказ от выхода на фондовую биржу. Несмотря на то что общее количество фирм в Америке остается неизменной, бизнесом выпуск акций уменьшился примерно наполовину. Частично это из-за страха перед бюрократией (хотя спад начался еще до введения ненавистного бизнесменам Акта Сарбейнса — Оксли 2002 года, которым были установлены более строгие правила раскрытия информации). Много основателей компаний считает также, что прямые инвестиции (в отличие от капитала, привлеченного через биржи) дают им лучшие долгосрочные перспективы.

Что же до потребности компаний в капитале, то многим из них не приходится уже столь тратиться на такие активы, как инфраструктура и оборудование, ведь экономика становится более технологичной. Тем временем эволюционировал рынок прямых инвестиций: в настоящее время он способен эффективно обеспечивать бизнес средствами. Много крупных традиционных фирм по управлению активами, как Fidelity и T. Rowe Price, инвестируют в компании-единороги, то есть частные бизнес-структуры, стоимость которых оценивают в более чем $1 млрд и которых в США сегодня насчитывается около сотни.

Airbnb — типичное проявление этой тенденции. Компании уже почти десяток лет, но она так и не вышла на фондовую биржу. Amazon разместила свои акции уже через три года после основания, в 1997-ом. Airbnb привлекла миллиарды через частные вложения и 26 внешних инвесторов. В этом году, если верить новой книге Ли Ґаллахер «История Airbnb» («The Airbnb Story»), компания получит $450 млн валовой прибыли от операционной деятельности, поэтому ей не нужны горы новых денег. Когда осенью фирма проводила очередной раунд привлечения капитала, ее работникам удалось продать акции примерно на $200 млн. Следовательно, отпадает еще одна причина из тех, которые обычно подталкивают игроков рынка к выходу на IPO.

Все чаще наблюдается второй фактор, уменьшающий численность листинговых фирм: выход давно созданных компаний с фондового рынка. Около треть таких случаев вынуждены, поскольку те более не отвечают критериям листинга или банкротятся. Остальные — результат поглощений. Еще некоторые компании бывают приобретенные фондами прямых инвестиций, но большую часть их поглощают другие корпорации, обычно листинговые. За десятки лет слабого контроля за соблюдением антимонопольного законодательства большинство отраслей экономики стали более сканцентрированными. Руководители фирм и консультанты часто заявляют, что поглощения свидетельствуют про большую конкуренцию в капитализме. На самом деле это свидетельствует об обратном: крупные фирмы контролируют растущий сегмент экономики.

Уменьшения количества листинговых компаний, вероятно, прекратится. В этом году свои акции разместили несколько ультрамодерних компаний, среди которых владелец соцсети Snapchat компания Snap и производитель дорогих зимних курток, которые так любят аборигены Манхэттена, Canada Goose. Если эйфория вокруг техфирм несколько спадет, единорогам может быть сложнее привлекать финансирование от частных инвесторов. Если же листинговых фирм будет становиться меньше, это окажется плохой новостью. Это будет симптомом олигополизации экономики, что в будущем повредит росту.

Уменьшения количества листинговых фирм также подрывает концепцию акционерной демократии. Мобуссен замечает, что 40 лет назад пенсионный фонд мог быть открыт до полного спектра экономики, ведь в его портфеле находились акции компаний из индекса S&P 500. Кроме того, он делал ставку на венчурные фонды, чтобы пожинать плоды прибыльности стартапов. Сейчас пенсионный фонд должен много инвестировать в частные фирмы и непрозрачные компании, чтобы заработать комиссионные для банкиров и консультантов. Тем временем простые американцы без связей не имеют возможности напрямую владеть акциями новых компаний, которые работают в самых динамичных секторах экономики.

От единорогов не требуется соблюдать тех критериев финансовой отчетности и раскрытия информации, которые действуют для публичных компаний. Поэтому их надлежащий мониторинг — дело затратное. И некоторые управляющие активами не занимаются его проведением. Поэтому среди единорогов уже случился один скандальный случай с компанией Theranos: она разрабатывала технологию анализа крови, которая в конечном итоге оказалась неудачной. Не имея над собой тщательного надзора, что действует для публичных компаний, другие фирмы, похоже, попадают в ловушку вечного переходного периода с характерным для него беспорядочным менеджментом. Примером может служить компания Убер, которая теряет деньги и владелец которой Трэвис Каланик постоянно фигурирует в скандалах.

Время взрослеть

Сужение круга компаний, контролирующих экономику — это вопрос к антимонопольных регуляторов. Размещать молодым фирмам свои акции на биржах — решение исключительно их хозяев. Некоторые технологические магнаты, в частности владелец производителя электромобилей Tesla Илон Маск и Джефф Безос из Amazon, уже освоили искусство управления публичными компаниями с прицелом на длительную перспективу. Как говорит Чешский, Безос в разговоре с ним подчеркнул: чтобы выжить после выхода на биржу, компания должна быть «крепкой». Достижение такого состояния может показаться тяжелой работой. Одновременно оно может служить стимулом для улучшения финансовых показателей и корпоративной культуры. Хочется надеяться, что Чески такая задача по силам. И, в следующий раз появившись на Нью-Йоркской бирже, он уже сможет нажать кнопку ее знаменитого звонка как участник торгов.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки