Рухани начинает битву за контроль над Ираном

Если верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи собирался подрезать крылья президенту Хасану Рухани, то его ждет разочарование, пишет издание The Economist.

Аналитики прогнозировали на выборах микроскопическую разницу в голосах, но Рухани своей реформаторской риторикой взял 57% и обеспечил себе второй президентский срок в первом туре. Авторитарный Эбрагим Раисе, его главный соперник, бывший судья, которого поддерживали консерваторы, набрал 38%.

Обычно аятолле Хаменеи непросто уживаться с президентами, которые оставались на второй срок (хотя бы какой бы политической масти они были). Те набираются уверенности и стремятся оставить что-то по себе. Поэтому пытаются выдрать долю полномочий у верховного лидера. Это приводит к ожесточенным противостояниям. Благодаря чрезвычайным конституционным и внеконституционным полномочиям Хаменеи всегда выходит победителем. Но ему уже 78. А младший на 10 лет Рухани чувствует себя окрыленным народным доверием, которого не хватает невыборному верховному лидеру. Он получил 23,5 млн голосов, что почти на 5 млн больше, чем в 2013-м, и больше, чем у любого предыдущего президента (за исключением выборов 2009-го, которые считаются сфальсифицированными).

Советники Рухани говорят, что он и дальше будет стараться избегать конфронтаций. На видное место в своей политике может поставить создание рабочих мест — это была самая большая проблема при его первой каденции, когда выросла безработица. Ругани надеется, что теперь материализуются обещанные им внутренние инвестиции, которые не удалось привлечь в течение первого срока. Обрадованные поражением консерватора иностранные инвесторы могут теперь возобновить работу над соглашениями, которые до того перевели в режим ожидания. Вопрос в том, его «курс на взаимодействие с миром», как Рухани высказался в своей речи после победы, подтолкнет Америку к пересмотру санкций против компаний, которые используют банковскую систему для инвестиций в Иран. Здесь помехой может стать антипатия Дональда Трампа к Ирану. И тот факт, что пунктом назначения его первого зарубежного визита стала Саудовская Аравия, не обещает ничего хорошего.

Но от Рухани, который позиционировал себя как реформатор, что разберется с «глубоким государством» — влиянием кадровой бюрократии на политику, избиратели будут ожидать большего. Он подтолкнул к голосованию космополитический средний класс Ирана, женщин, иранцев в изгнании и маргинализированные этнические и религиозные меньшинства тем, что осуждал своих оппонентов, которые «позорят свободу» и «казнят и бросают за решетку, вырезают языки и зашивают рты (...) запретили перо и запретили картину».

За его заявлениями и действиями теперь будут пристально следить. Будет ли он отстаивать освобождение из-под домашнего ареста кандидатов-реформаторов, которые проиграли выборы 2009 года? Будет ли защищать гражданские свободы и свободный доступ к Twitter? Появится в его новом правительстве первая женщина-министр или первый в Исламской Республике министр-суннит?

Кроме оправдания надежд своих сторонников Рухани придется уравновешивать реакцию сил, которые он критиковал в своей кампании. Его предшественники, переизбраны на второй срок, становились жертвами их махинаций. Люди Хаменеи не дали одному из предшественников-реформаторов — президенту Мохаммаду Хатами — осуществить обещание о введении полноценной демократии. Для этого они дисквалифицировали тысячи кандидатов в парламент и газеты позакрывали. Рухани также помнит, как «стражи Исламской революции» демонстрировали силу после его победы на гонках 2013 года и подписания ядерного соглашения с крупнейшими государствами мира: в обоих случаях против него было начато кампанию неприкрытой критики. Тем временем консерваторы, хоть и проиграли на выборах, не собираются исчезать. За их кандидата Раисе отдало голос свыше 15 млн иранских избирателей. И они остаются грозной силой. Опираясь на поддержку миллиона басиджов (участников военизированных волонтерских сообществ), они могут арестовывать журналистов, затыкать рот СМИ и через своих военных агентов на всем Ближнем Востоке и не только нагнетать напряженность в отношениях с США.

Если поляризация, которая наблюдалась в последние дни кампании, затянется, это вряд ли пойдет на пользу Рухани. Сейчас он несколько смягчает риторику, но его советники надеются, что со своим мандатом будет понемногу отбирать полномочия у аятоллы Хаменеи и его когорты. «Ему не нравится мысль о том, что верховный лидер стоит над законом», — продолжает советник. На его взгляд, Рухани возьмется за длинный список «нелегальных» полномочий Хаменеи, но оставит нетронутыми его конституционные прерогативы. По словам советника, президент будет стремиться установления надзора за «теневым правительством» Хаменеи, обеспечение «прозрачности, подотчетности и мониторинга» огромных клерикальных и полувоенных сил, собранных под эгидой Хаменеи, возвышения роли Вооруженных сил над Революционной гвардией, а также государственного контроля над государственными СМИ. Поэтому следующие четыре года могут оказаться динамичными.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки