Почему инвесторы не спешат вкладывать в Украину свои деньги

коррупция в УкраинеБорьба с коррупцией – вопрос актуальный для целого мира. В Украине проблема коррупции возглавляет повестку дня едва ли не с самого обретения независимости. И несмотря на все декларации, обещания и раскаяния, складывается впечатление что победительницей в этой борьбе и есть сама коррупция. Как уже и не воюют с ней, а она в этой борьбе крепнет и не собирается уступать...

Наблюдая безуспешность Украины инвесторы не спешат вкладывать в нее свои деньги, МВФ «заморозил» очередной транш финансовой поддержки, а западные дипломаты время от времени выходят из равновесия. В конце прошлого года посол США Джеффри Паетт вдребезги раскритиковал ситуацию в стране и призвал: «нельзя игнорировать такого цепкого противника, который любой ценой стремится не допустить экономического успеха Украины. ... Этот враг – коррупция. Она убивает производительность и душит вдохновение. Идеи теряются в тени. Инновации и предпринимательство тормозят под тяжестью взяточничества, закулисных сделок и угнетения».

Мне пришлось встречать и слушать лекции западных профессоров и экспертов по противодействию и предотвращению коррупции. После услышанного у меня возник вопрос: могут ли люди из стран, где традиционно уровень коррупции относительно низкий, научить как побороть это гадкое явление в Украине, Колумбии, Узбекистане? Верно ли они идентифицируют проблему? К сожалению, прихожу к выводу, что нет... Для человека из Западного мира (англосаксонского, евроконтинентального ) коррупция – это деликт – выход за нормальное поведение... Это случаи, которые более или менее распространены, однако они не систематические! Зато на Востоке, не побоюсь сказать, коррупция и является нормой. Коррумпированность, взятки, различные «подношения» вошли в жизнь многих обществ, полноправно дополняя их социальную и экономическую модели.

Кое-где коррупция достигает таких глубин истории, что успела прочно сплестись с общественными традициями, практически стала элементом культуры. К сожалению, консультанты и эксперты из США, Британии, Германии, даже Польши не могут полностью этого осознать, ведь они воспитались и живут в совершенно другом мире! В чем причина?

Коррупция в законе и вне его

В первобытном обществе подношения вождю или жрецу были нормой. Позже эти взаимоотношения трансформировались до римского «патрон – клиент». Зато все мы со страниц Библии знаем о нелюбви народа к падких на чужие деньги мытарям. Хотя в те времена понятие «коррупции» уже было введено в обиход Аристотелем и Цицероном, упоминалось в индийском трактате «Артхашастра» (контекст казнокрадства) кодексе Хаммурапи и римском праве (контекст нарушений в судебном процессе) однако он не мог касаться мытарей – те действовали, так сказать, в пределах законных полномочий. Власть обязывала их собрать определенную сумму с «подотчетной» территории и передать в «центр». Последний мытарям за это никакого вознаграждения не платил – себе на «лаваш с маслом» мытарь должен был заработать сам – все сверхплановые сборы оставалось у него. И, конечно же, каждый стремился как можно больше «перевыполнить план», что вызвало ненависть народных масс... Несмотря на это уходили годы, столетия, а система не менялась. Подобно налоги собирали в феодальных государствах, в частности и на Руси, где все воеводы находились на «кормлении»: собрал дань, передал в «центр», остальные – твое. Не собрал – никудышный ты воевода, надо назначить другого... На Руси практиковался так называемый Византийский принцип – чиновники не получали от государства денег, а существовали за счет подношений от вверенного их попечению народа.

Уже в Московии 17 века определили и разделили три виды «взяток»: «почести» (предварительная благодарность), «поминки» (благодарность после получения результата) и «посули» (благодарность за нарушения закона). При этом и «почести» и «поминки» считались вполне нормальным явлением и только при «посули» предусматривалась казнь в виде «телесного наказання». Чтобы не превратить воевод в «олигархов», которые не могли бы нарушить царскую власть, самодержцы установили двухлетние каденции, после которых воеводы с «нажитым» имением возвращались в Москву, где их повозки тщательно обыскивала стража – «излишки» конфисковывались в пользу казны.

Кардинально ситуация не различалась и в Западных государствах. Различные посты – от рядовых мытарей и комендантов крепостей до губернаторов, прокуроров и министров передавались не достойным, а тем, кто больше заплатит. Если в государственной казне не хватало средств, популярным решением проблемы было создать новую вакантную должность и провести аукцион на нее. Конечно, ни о какой эффективности государственного управления, справедливость, хотя бы преданность государству речь не шла. Чиновники законно покупали свои должности и не очень беспокоились о том, для каких именно публичных целей они эту должность занимают. Когда молодой Людовик XIV унаследовал французский престол, ему пришлось вести войну со своим же министром – суперинтендантом финансов Николя Фуке. Последний, пользуясь положением, на собранные от налогоплательщиков деньги создал собственное государство в государстве с наемным войском и частными городами, которые достаточно долгое время упирались королю. Он «умело» руководил Францией, превратив ее в самую настоящую клептократию (власть воров). Если знать все подробности и обстоятельства, то и знаменитое высказывание Людовика «Вы думаете государство – это вы? Нет, государство – это я!» звучит по-другому – более позитивно и вполне прогрессивно...

Конечно, государственные органы на самообеспечении, чиновники-бизнесмены, «коррупция в законе» не оставались не замеченными. Еще до просветителей и мыслителей-идеалистов прагматичный Николо Макиавелли, живя в переполненной подкупом, кумовством и клановой пользы Италии (если читать про Борджиа, перед глазами станет Украина), характеризовал коррупцию как болезнь, сравнивал ее с туберкулезом. Сначала их трудно обнаружить, но легко лечить. Однако если упустить время, болезнь прогрессирует, обнаружить ее не составляет хлопот, а вот вылечить будет очень и очень сложно... Видимо, до такого состояния дошло наше общество... Однако вернемся к историческому экскурсу.

Французская революция и идеи просвещения в конце 18 века смогли в итоге переломить отношение к коррупции. Либеральные веяния принесли новое понимание государственной власти – власти, которая существует для блага подвластных ей людей. Именно благодаря этому граждане (граждане, а не подданные!) готовы удерживать чиновников в обмен на их административные услуги и неотступное следование букве закона. Коррупция осталась вне закона, стала преступлением. В конституции Соединенных Штатов 1787 года получение взятки отмечалось одним из двух оснований импичмента президента.

Новые веяния начали заполнять мир. Способствовало этому, во-первых, то, что Запад имел много колоний, которые для местного населения сыграли не только негативную роль, но и вырывали темные общества с полной безграмотности, безответственности и агрессии. Во-вторых, и вне колоний равняться больше, по сути, и не было на кого. Вот уже в Уголовном кодексе Российской империи 19 века нашлось два термина – «мздоимство» и «лихоимство». Первое – даешь за то, чтобы служащий сделал то, что и так должен сделать. Второе – даешь за то, чтобы служащий сделал то, чего делать не должен. И то и другое вынесли вне закон... Но только на бумаге! Общество Империи воспринимало (и до сих пор воспринимает) мздоимство как должное! И в этом, собственно кроется проблема. Страны второго и третьего миров переписали свои конституции, кодексы, нормативные акты из «локомотивов прогресса», но сами по себе не изменились. В их феодальных системах координат одаривать чиновника за обращение «благосклонного взора» на просителя – обязательный элемент хорошего воспитания. Экономические, общественные отношения остались такими же, как и до оглашения коррупции вне закона. Стало только еще отвратительней – ведь, если раньше чиновники имели законное право брать «мзду», то теперь декларировалось, что так плохо, так нельзя, что они – «слуги народа»...

Коррупция – грех, а не абстракция

Если раньше тот же воевода или мытарь драл с подчиненных три шкуры, потому формально имел на это право, двойных стандартов не возникало. Зато в современных условиях коррупция сопровождается конфликтом между действиями лица, принимающего решение (то ли оно предназначено, или избрано) и интересами общества или его работодателя. Над подобным «внутренним» конфликтом, когда лицо не знает, как должно поступать, в свое время размышлял Иммануил Кант, выведя в результате известный всем категорический императив. По Канту, благодаря наличию воли, человек может совершать поступки, исходя из принципов. Общий же моральный закон может быть сформирован в форме такого принципа: «поступай так, чтобы максима твоей воли могла стать всеобщим законом».

Отойдя от высот философской мысли, хочу вернуться к сути коррупции. Предлагаю не идти на поводу у отдельных высокомерных политиков и теоретиков и не вдаваться в различия «изящной» коррупции и «бытового» взяточничества. Сущность и там, и там общая – достижение определенной цели в привилегированный способ тем, кто дает, при параллельном обогащении того, кто берет. Последний за «бахшиш» может лучше сделать то, что и так имел бы (полечить, выдать разрешительный документ) или же совершить обратное (поставить «четверку» неуку, оправдать преступника). Сама дефиниция с латыни означает: corruptio – подкуп, порча, славянское «лихоимство» – мать бедствие, наживать в лихой способ.

Как-то зайдя в ресторанчик возле местного управления таможни, узнал, что в комплексный обед не входит мясо. Дело в том, что была пятница, а таможенники – люди набожные, соблюдают пост! Мой спутник отметил: «Как мясо – то набожные, а как взятки брать...». И действительно, видимо, эта патология так укрепилась в набожной Галичине (думаю, как нигде в целой Украине) еще и потому, что большинство воспринимает ее как нечто вполне абстрактное. Можно поститься, исповедоваться и «горе наживать добро»... кстати, и поститься, и исповедоваться можно «на показ», а вот коррупция является чем-то интимным – тем, что остается между двумя... Другие не должны об этом знать – имеют думать, что ничего не произошло, что все в равных условиях, все гласно и законно. Выстраивается два параллельных мира: один с правами и социальными стандартами, где все в равных условиях, все живут на зарплату. Другой... – посмотрим на него в окно...

По моему мнению, коррупция созвучна с грехом обмана. При том обмана коллективного (заговора), направленного против общества, то есть и против своих ближних. Страж порядка в отделе по борьбе с оборотом наркотиков только делает вид, что борется с наркомафией, врач, только делает вид, что работает за зарплату и руководствуется данной присягой, руководитель ЖКХ – что его волнуют проблемы жильцов... По сути, это сплошное параллельное измерение тотального обмана, в котором страдают отсталые общества. И не надо отрицать, что малые зарплаты...От зарплаты до зарплаты протянуть трудно, от взятки до взятки – еще тяжелее! Коррупция зависимость! Почему-то и при больших вознаграждениях люди бастуют и борются в себе лучшее «завтра». Другим же бастовать не нужно, ведь зарплата им – лишь дополнение к праву «отнестись на кормление».

Как понимаем, зачастую к греху обмана добавляется еще и ломка клятвы (той самой присяги госслужащего, врача, etc.), а также банальная кража, если речь идет о т.зв. «распил финансов». Специально выпустил слово «государственных», ведь подобные схемы происходят и в корпорациях, и в небольших частных фирмах, где сотрудники обманывают руководство, собственника, акционеров завышая цены, получая «откаты» и тому подобное. Поэтому то, что греха «коррупции» не упомянуто в декалоге (10 заповедях), не должно делать ее чем-то эфемерным. Возможно, ее греховность поможет в ее изоляции по крайней мере для верующего Галичины. К слову, в своей «Божественной комедии» Данте поместил коррупционеров в восьмом (предпоследнем) круге ада – хуже досталось только предателям. Кстати, не ведет ли подкуп к измене!?

Люди с иммунитетом от коррупции

Повторюсь. Как отмечалось выше, отсталые страны лишь формально приняли ценности современного общества, прописав их в законодательных актах. Однако для них эти законы – лишь обертка, в которой кроются старые общественные взаимоотношения, которые погрязли в кланово-феодальных временах. И проблема здесь, как чаще всего, кроется не где-нибудь, как «в головах». К чему веду? К тому, что без изменения мышления, мировосприятия не поможет ни «новая полиция», ни антикоррупционное бюро. Везде, так или иначе, работают люди, которые, как правило «не с луны прилетели». Приведу пример (прошу особо обратить на него внимание тех, кто оправдывает взяточничество малыми зарплатами). У меня есть знакомый. Уже во взрослом возрасте, будучи обеспеченным благодаря собственному бизнесу, его потянуло призвание, и он устроился на полставки «по специальности» – в больницу. Каждый день пациенты пытались «втиснуть» ему благодарность. Он отговаривал, как мог. Однако позже заметил, что больные, получая жесткий отказ, относятся к нему с опаской, беспокойством, подозрением... Пришлось капитулировать – знакомому в финансовом плане от тех подачек не холодно и не жарко, но пациентам спокойнее: взял – значит позаботится...

Помню тоже свои студенческие годы – нелюбовь многочисленных двоечников до честных преподавателей. Мол: «Ну да, взял бы и закрыли бы вопрос, а то только мучает – заставляет учиться!». А вершиной гротеска есть фраза знакомого предпринимателя: «Тракторы (посредники в передаче взяток) – ангелы-охранители украинского народа! И как бы же без них, хотя бы разрешение можно было бы получить!». Подчеркиваю, это почти дословная цитата... При таком мышлении бессильна полиция, прокуратура, СБУ, Антикоррупционное бюро. Арестуют одного паразита, а на его место уже лезут другие...

Наряду с заблуждениями того, что коррупцию способны преодолеть люди «в погонах», бытует и другое ошибочное мнение: успешную борьбу возглавят «на верхах», поэтому мы внизу можем жить, как жили, брать, как брали, давать, как давали... а все как-то изменится – это дело чиновников, инвесторов, элиты. К сожалению, нет... И в стране, и в каждом городе существует определенная локальная элита. На одной интеллектуальной сходке услышал, что ее определяют как «группа А». Это определенная верхушка общества, люди, которые принимают решения, от которых что-то и кто-то зависит. Скажем, в такую «группу А» некоторого «города Л» входит главный врач областной больницы, руководитель прокуратуры, председатель суда, шеф-редактор местной газеты, ректор захалустного университета..., несмотря на все обстоятельства, падение экономики, обвалы курса валют и тому подобное этим людям стабильно живется достаточно комфортно. Даже если они не являются откровенными коррупционерами, основными бенефициарами «бахчишной кооперации», им вряд ли нужно что-то менять – они и их близкие уже находятся в своей зоне комфорта, а выходить из нее, как известно, никто не хочет. Возможно, среди них тоже попадаются идейные личности, которым не безразлично. И в состоянии ли они реально в одиночку на что-то, или ограничатся «маниловщиной» – вопрос скорее риторически-неутешительный.

Существует единственный выход. Он дорогой, болезненный и... длительный. Но он есть! Государство, народ, общество должны воспитать новых людей – людей с новым мышлением, для которых коррупция будет то ли грехом, или чем-то совсем странным, неестественным. И сделать это может только образование! Обидно, но на сегодня именно она «интегрирует» молодое поколение в коррупционный механизм. А происходит это так.

Дети наблюдательны. Часто взрослые забывают об этом. Их же чада, не зная еще, что и само появление на свет не обошлось без «дать на лапу», начинают понимать досадную систему коррупции – «общественного обмана» с первых ее проявлений, когда учитель предлагает подписать контрольную работу 10 апреля, хотя на календаре – двадцатый... Когда Петрик получает похвальную грамоту только потому, что его родители больше других проспонсировали ремонт класса, когда Иринка и Владимирко, которые никогда не знали химии, вдруг начинают получать самые 12-ки, потому что после уроков занимаются с учителем. Или же просто последнему удалось наконец во внеурочное время им истолковать законы этой непростой науки, или же плата за репетиторство на самом деле подразумевает «вытягивание» оценок для лучшего аттестата!?

В школе ученики в основном остаются пассивными наблюдателями системы обмана и несправедливых привилегий. Они «изучают» ее, так сказать, теоретически. Зато повзрослев и ступив в вуз, студенты становятся самостоятельными участниками «системы». Немало украинских институтов и универов не так сеют доброе, разумное, вечное, как учат «давать» – так сказать, вводят во взрослый мир. Сегодня даешь за экзамен, завтра будешь платить за проезд на красный свет, за выдачу неправомерного разрешения для бизнеса, за рождение собственного ребенка...

Человек, которого со студенческой скамьи привыкают к взяточничеству, теряет понимание его патологичности, а вместе с тем будет лишаться и любой внутренней ответственности и стыда за то, чтоб брать: «сегодня берут с меня, а завтра буду я». В свое время встретил знакомого, который сказал, что планирует поступить в аспирантуру и преподавать в одном ВУЗЕ, прокомментировав так: «Уже устал всем давать. Ну уже пора и самому брать!». Такая себе общественная иерархия, где каждый борется за право «брать».

Ни следствие, ни суд и не спецподразделения, а именно воспитание и образование стоят на передовой антикоррупционной борьбы! Только в их усилении может заключаться стратегия войны, все остальное – лишь тактические ходы в битвах, которые не приведут к победе. Единственная возможность разорвать этот порочный круг – возненавидеть коррупцию и все, что с ней связано! Возненавидеть коррупцию лично, всем обществом, всем народом. И начать надо с переворота системы образования. Если этого не произойдет, если к рулю не придут люди, имеющие прививки и иммунитет от этой заразы, мы обречены на серое убожество.

На этой бравурной ноте можно было бы завершить. И все же должен отметить, что неверно было бы думать, что достаточно преодолеть в себе «дающего-берущего раба» – и в стране сразу потекут молочные реки. Нет, увы, такого не бывает. Ведь сама по себе победа над коррупцией не построит новейших предприятий, не улучшит социальной сферы, не повлечет лавины успешных стартапов и наполнения кошельков простых граждан. На пути к процветанию будет еще немало усилий и тяжелой работы, будет затрачено немало времени. Однако это не должно огорчать! Наоборот, чтобы быстрее достичь финиша, лучше и стартовать как можно быстрее. А без прохождения «допинг-теста» на содержание коррумпированности в крови мы всегда останемся аутсайдерами и даже не стартуем на трассе прогресса. Время коррупции – это потерянное время.

По материалам: Захид.нет

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас