Больше партий это лучшее представление избирателей, но менее эффективное управление

После двух месяцев и трех туров неудачных переговоров в Исландии наконец появилось правительство. 10 января лидер Партии независимости Бьярни Бенедиктссон объявил о договоренности с двумя другими правоцентристскими силами.

Однако его премьерство может оказаться коротким. Оппозиционные политики уже призывают объявить вотум недоверия и провести новые выборы. Даже если сейчас коалиция удержится, то вряд ли надолго, потому что имеет жалкое большинство в один голос. Проблемы с созданием коалиций не только в Исландии. Политика по всей Европе становится все более фрагментированной; сложнее формировать правительства. Всплывают меньшие политсилы, в частности популистские и партии «одного вопроса», которые воруют электорат у традиционных политических сил. В начале 1980-х количество сил, которые на каждых выборах набирали больше чем 1%, ограничивалось семью. Теперь их девять. А доля электората партии-победителя уменьшилось в среднем с 37% до 31%.

Во многом партийное разнообразие — это хорошо. Оно позволяет слышать больше голосов, активнее привлекать граждан к политике. Но есть и недостатки. Самый очевидный — коалиционные войны, на которые тратится время. В октябре 2016-го Народная партия Испании еле слепила правительство меньшинства. На это понадобилось десять месяцев политического застоя и два процесса выборов. Бельгийцы после голосования 2010-го прожили без правительства 589 дней.

Правительства коалиций, сформированных с подобными проблемами, обычно не так долго удерживаются при власти, как те, что имеют меньше партий и более четкий мандат. С 1970 года однопартийные правительства большинства в богатых европейских странах работали примерно в течение 1100 дней. Коалиции меньшинства — вдвое более короткий срок. Коалициям, сформированным из слишком разных партий, сложно принимать законы. В 2015-м в действующем парламенте Финляндии, который состоит из двух правоцентристских партий и популистской националистической силы «Истинные финны», депутаты чуть не подрались из-за предложенной реформы здравоохранения. Согласия достигли в декабре 2016-го, после более чем года переговоров и угрозы из уст премьера распустить законодательный орган. Это общая тенденция: чем больше партий в коалиции или чем больше между ними идеологических разногласий, тем меньше законов они примут. Коалиционным правительствам приходится кормить больше ртов, а следовательно, на них больше затрат. Политологи Кэтлин Бон и Франс Розенблут исследовали расходы на государственный сектор 17 стран Европы в 1970-1998 годах. Выяснилось, что каждая дополнительная партия в коалиции обходится в 0,5% ВВП. Для стран с сильной экономикой и небольшим государственным долгом (скажем, для Нидерландов) это не проблема, а вот Греции и Италии сложно.

Одна из причин размножения партий — углубление неравенства в обществе, объясняет Саймон Гикс из Лондонской школы экономики. С середины 1980-х до 2008-го чистая прибыль 10% самых состоятельных европейцев из преимущественно богатых стран ОЭСР увеличилась почти втрое, тем временем прирост дохода беднейших 10% гораздо медленнее. На фоне роста этого разрыва симпатии избирателей поляризуются: состоятельные поддерживают статус-кво, а бедные протестуют против него. Ценности горожан все больше отличаются от ценностей крестьян. Расколы создают четко очерченные группы избирателей, к которым могут апеллировать меньшие партии. Еще один фактор — ослабление лояльности к партиям. В 1960-х почти 10% британцев были членами политических партий.

Сейчас только 1%. То же самое наблюдается во всей Европе. Ведущие СМИ некогда поддерживали одну из двух политических сил и освещали темы очень выборочно. Сейчас политика может быть более персонализированной. Сторонник зеленых может читать только экологические новости и делиться ими с единомышленниками в соцсетях. Избирательные системы некоторых стран построены так, чтобы не допускать к власти малые партии. Это предотвращает фрагментацию в политике. Но сейчас те механизмы действуют не так эффективно. Греция дает партии-победителю бонус из 50 мест в парламенте. Однако правящая левая СИРИЗА до сих пор не сформировала большинство в парламенте после выборов, которые состоялись еще 2015 года. Даже Великобритания, где действует мажоритарная система, учитывая результаты выборов 2010-го была вынуждена сформировать коалиционное правительство.

Один из способов борьбы с фрагментацией — формирование широких коалиций с участием левых и правых партий. Такие коалиции сейчас руководят Германией, Австрией и Нидерландами. Однако при этих условиях часто усугубляются расколы: избирателям надоедает бесцветный центризм правительств, и они склоняются в ту или иную сторону радикальных идеологий. С одного (светлого) стороны, это дает больше политического разнообразия. С другой, темной стороны политической фрагментации, Европе просто придется с этим жить.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки