Десятилетия утраченной свободы

Терроризм в СШАВойна с терроризмом - проклятие Америки: стране следует вернуться к воспитательным ценностям

Дело рядового армии Брэдли Мэннинга, которого военный суд уже признал виновным в передаче секретных файлов сайту WikiLeaks, что предусматривает 136 лет заключения, представляется кульминацией предприимчивой программы безопасности США. Или по крайней мере должна такою стать. После трагедии 11 сентября 2001 Джордж Буш слишком опрокинул чашу весов от свободы к безопасности, и при президентстве Барака Обамы ситуация не изменилась.

Пока Мэннинг ждет приговора, Эдвард Сноуден, работник американской службы безопасности, получил временное убежище в России. Он решил пролить свет на не предусмотренное полномочиями хранение Национальным агентством безопасности (NSA) частной информации, относящейся к миллионам граждан Соединенных Штатов. Речь идет якобы о нарушении Патриотического акта и Четвертой поправки. Уже находясь в России, Сноуден продолжил публичные разоблачения. Между тем администрация Обамы конфисковала данные о телефонных звонках журналистов и ввела процедуру наказания для людей, которые раскрывают секретную информацию.

Несправедливо, глупо и по-американски

Из числа многих государств Соединенные Штаты всегда отличались своими принципами соблюдения личной свободы. Вместе с тем нужно признать, что первым долгом любой власти является защита граждан. Несомненно, следовало установить баланс между свободой и безопасностью после трагедии 11 сентября. Но ценности Америки не должны стать жертвами "бушевской войны" с терроризмом.

Бессрочное содержание заключенных за решеткой в ??«Гуантанамо» без всякого следствия - это нарушение предусмотренных законом процедур. Когда пытки водой назвали «усиленным допросом», можно было говорить о юридической казуистике. Издевательства в иракской тюрьме «Абу-Грейб» в 2003 году, ужасные фотографии и т.п. оказались последствиями политики, проводимой во главе с Диком Чейни и Дональдом Рамсфельдом. Это совершенно не по-американски и на руку врагам США. Барак Обама положил конец пыткам, однако «Гуантанамо» до сих пор действует, и нередко всё ещё функционирует старая система наказаний.

Ни Сноудена, ни Мэннинга нельзя считать идеальными борцами за либеральный подход. Оба нарушили закон, раскрыв тайны, которые поклялись хранить. Шпионские органы США не могут функционировать, если их сотрудники не держат язык за зубами, а когда массовое раскрытие секретов превращается в политическую моду, причем технически осуществимую, инструменты предотвращения просто необходимы. Мотивы Мэннинга по защите интересов общественности весьма причудливые: он обнародовал более 700 тыс. файлов без четкой оценки вреда или блага такого поступка. Сначала раскрытие тайн Сноудена было выборочным, но его путешествия в Гонконг и Россию оказали негативное влияние, и, наконец, он поделился информацией о шпионской практики США по отношению к Китаю. Америка справедливо решила возбудить против него дело, как и против Мэннинга.

Однако оба процесса свидетельствуют, что Вашингтон до сих пор уделяет много внимания безопасности в ущерб свободе. В случае Сноудена это связано с информацией, которую он раскрыл. После его побега представители спецслужбы утверждали, что технологии хранения информации NSA были проверены Конгрессом и Судом национальной безопасности (занимается уголовными делами, военными преступлениями, связанными с терроризмом); чиновники якобы были привлечены к ответственности представителями двух других ветвей власти. Этот аргумент не очень убедительный: на самом деле контроль судебной и законодательной ветвей над NSA лишь мнимые.

В основе системы - тайный суд (военный трибунал), который выполняет правительственные полномочия в соответствии с законом, а также выдает текущие распоряжения. Но американцы не знают о его приказах, поэтому их не обжалуют. Теоретически, если Конгресс не согласен с решениями тайного суда или действиями NSA, он может внести поправки в закон. Однако политики, которым известна секретная информация, не будут обсуждать свои сомнения с общественностью, и чиновникам можно без зазрения совести лгать на заседаниях Конгресса. Если тайный суд закрыт для обжалований со стороны общественности, есть риск его превращения в орудие исполнительной ветви власти. Благодаря Сноудену кафкианскую систему сейчас пересматривают.

Важно обратить внимание и на отношение к Мэннингу, которое является чрезмерно жестким. Девять месяцев последнего держали под арестом в одиночной камере с суровыми условиями (очевидно, ради его же безопасности: вполне в духе Путина). Против него было выдвинуто обвинение по драконовскому Акту о шпионаже 1917 года, его разрабатывали для наказания предателей и шпионов, а не граждан, раскрывающих информацию. Суд обвинил Брэдли в сотрудничестве с врагом на сомнительном основании: якобы раскрытые им документы были опубликованы в интернете и могут попасть в «Аль-Каиде». Такое преступление заслуживает смертной казни. Хотя судья и закрыла такую ??возможность, юноша, имел хорошие намерения, но запутался и как следствие может получить пожизненное заключение.

Строгость суда - контрпродуктивна и несправедлива. Любая демократическая страна должна иметь тайны. Однако для раскрытия неизбежных злоупотреблений властью ей нужны и утечки информации. Сторонники Сноудена добавляют, что он бежал сначала к китайцам, а потом к русским из-за строгого процесса над господином Мэннингом. Для США было бы лучше, если бы Сноуден попытался оправдать себя в американском суде.

Неопределенность

Мало кто из американцев сочувствует Мэннингу и Сноудену. Однако отношение к секретности меняется. Впервые с 2004 года, когда социологическая компания Pew начала проводить опрос, меньше людей в США высказываются за усиление мер безопасности, большинство считает, что государство зашло слишком далеко в ограничении гражданских свобод. Джим Сенсенбреннер, конгрессмен от республиканцев из Висконсина и один из авторов Патриотического акта, заявил, что этот документ не предусматривал железной хватки NSA. 24 июля для принятия Палатой представителей поправки об ограничении полномочий агентства во время сбора данных хватило только семи голосов. Все больше сенаторов высказываются за усиление контроля над этой инстанцией. Даже Барак Обама вновь вернулся к своим обещаниям закрыть «Гуантанамо» и начал сообщать больше информации о программах NSA.

Любая разведслужба посягает на личные свободы, тем временем американской удалось выполнить главную задачу: помешать терактам. Однако каждой демократической стране нужно контролировать эти притязания и привлекать к ответственности шпионов. Среди всех демократий именно США лучше понимают эту проблему. Американская Конституция основана на концепции о том, что всем чиновникам свойственны ошибки. Поэтому, пока господин Мэннинг ждет приговора, самое время вспомнить об этом.

По материалам: The Economist


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки