Пыл Дональда Трампа сдерживает закрытая группа генералов США

Американский президент Дональд Трамп любит людей в униформе, и они часто дают ему хорошие советы. Но парадом, наконец, командует он, пишет The Economist.

Оказывается, в Вашингтоне очень любят сплетничать. Любимая тема в эру Дональда Трампа — «пакт», который якобы заключили между собой генералы, которые работают в правительстве президента. По словам некоторых послов, сенаторов и авторитетных лиц в сфере внешней политики, генералы договорились, что хотя бы один из них всегда будет находиться в Америке, чтобы не допустить войны, которая может разразиться из-за сообщений президента.

Детали этих разговоров варьируются. Иногда к участникам «пакта» причисляют министра обороны Джеймса Меттиса, который действует совместно с руководителем аппарата Белого дома и также отставным четырехзвездочным генералом морской пехоты Джоном Келли. Другие говорят, что Меттис сговорился с еще одним четырехзвездочным генералом морской пехоты Джозефом Данфордом, главой Объединенного комитета начальников штабов, или с Гербертом Макмастером, советником по национальной безопасности (он до сих пор служит в чине генерал-лейтенанта, но на его погонах лишь три звезды). Еще кто-то утверждает, что в «пакт» входит и государственный секретарь Рекс Тиллерсон, бывший игрок в нефтяном бизнесе и один из немногих гражданских среди так называемых взрослых, которые отвечают в правительстве Трампа за политику национальной безопасности.

Меттис говорил своим помощникам, что никакого «договора» нет. Корреспондент The Economist недавно сопровождал министра обороны в поездке в Южную Корею. Того самого дня генерал Данфорд был также в Сеуле, а Тиллерсон — в Женеве. Впрочем, живучесть этой байки говорит о многом.
Вашингтонские гранды и правительства других государств возлагают чрезвычайные надежды на людей, которых Трамп любит называть своими генералами. Различные внешнеполитические гуру почти единодушны в том, что Трамп легко обижается, непредсказуем и, к сожалению, нелюбознательный неофит. От генералов ждут, что они будут вести государственный корабль безопасным курсом, пока ураган под названием «Трамп» не закончится. В реальности все не так однозначно.

В очереди на повышение

Вашингтонская элита думает, что может вздохнуть с облегчением, потому что у президента есть «его генералы» и поэтому он сам может обойтись без здравого смысла. Ближайший среди таких к Трампу во время его избирательной кампании — Майк Флинн — с треском провалился на посту первого советника по национальной безопасности. Этот противник мусульман озадачил даже своих давних коллег. Флинн вылетел с должности меньше чем за четыре недели после утверждения, прогорев на лжи о своих контактах с российскими чиновниками.

В целом в США бытует мнение, что Трамп выбирал своих ближайших советников инстинктивно и, возможно, учитывая их боевой имидж на фоне других кандидатов. Сначала президент попытался завербовать на место Флинна бывшего «морского котика», вице-адмирала в отставке Роберта Гарварда. Когда же тот отказался, Трамп прислушался к совету союзников, в том числе сенатора от штата Арканзас Тома Коттона, очень консервативного, когда речь идет об Иране или других внешнеполитических вопросов, и назначил советником генерал-лейтенанта Макмастера — грозного специалиста антитеррористических операций.

Первый же кандидат Трампа на пост министра обороны генерал Джек Кин, регулярный гость его любимого телеканала Fox News, отказал президенту якобы из-за недавней смерти жены. Однако порекомендовал двух четырехзвездочных военных интеллектуалов: Меттиса и генерала Дэвида Петреуса. Представляя Меттиса своим сторонникам в декабре 2016-го, Трамп на все лады смаковал прозвище Бешеный Пес, которым Меттиса наградили журналисты за участие в первой войне в Персидском заливе, в афганской и иракской войнах. Сам Маттис его недолюбливает. Среди своих солдат он больше известен как «воин-монах», у которого боевое рвение сочетается с любовью к сочинениям Марка Аврелия и других древнеримских мыслителей, чьи книги он читал в своей палатке.

Трамп радостно назвал Меттиса «почти нашим современным генералом Джорджем Паттоном» (уважительно упомянув этого резкого и авторитарного командующего времен Второй мировой) и пообещал, что «Бешеный Пес не будет играться в игры». Консервативные СМИ млели над высказываниями Меттиса, которыми тот прославился среди солдат в Ираке, как «будь вежливым, будь профессиональным, но всегда имей план убийства любого, кто тебе попадется». Популярности среди правых Меттису придало и то, что команда Обамы попросила его уйти в отставку с должности главнокомандующего Центрального командования, опасаясь, что его призывы к агрессивному сдерживанию Ирана могут помешать ядерным переговорам.

Согласившись принять должность, предложенную Трампом, Меттис говорил о важности союзников и о защите Родины и Конституции. Он ушел на пенсию из морской пехоты лишь за три года до того и отметил, что для его назначения требуется особое разрешение Конгресса, так как министром обороны может быть только человек, который до того находился на военной службе как минимум семь лет (последний раз такое разрешение давали Джорджу Маршаллу в 1950-м). «Он получит разрешение, правда же? — сиял Трамп на сцене рядом. — Это же народный выбор».

Президент — неиссякаемый источник материала для любителей психоанализа. Его увлечение генералами обычно связывают с обучением в частной военной академии в юности, которая, по его словам, дала ему «больше военной подготовки, чем многим из тех, кто пошел служить», а также с увольнением от службы во Вьетнаме из-за проблемы с ногой.

Отставить разговорчики!

Трамп дает своим воинам на удивление много свободы открыто не соглашаться с ним. После предвыборных обещаний вернуть практику пыток водой и «много чего худшего» Трамп сказал, что его «очень впечатлили» объяснения Меттиса, почему пачка сигарет и несколько баночек пива» действуют на подозреваемых гораздо эффективнее. Последнему ничего не было и в июне, когда он призвал своих слушателей в Сингапуре «потерпеть нас». Тогда от американцев требовали поддерживать мировой порядок, основанный на правилах. Меттис также заявил на слушаниях в Конгрессе, что участие в соглашении о замораживании ядерной программы Ирака (с которой Трамп хотел выйти) отвечает национальным интересам США.

Другие рискованные заявления делаются осторожнее. Источники, близкие к бывшему главному стратегу Трампа Стива Беннона, утверждают, что в июне президент был разъярен, когда министр обороны смягчил его планы предъявить претензии новому руководителю Южной Кореи Мун Чжэ Ину в отношении дефицита его страны в торговле с Америкой. Экономические националисты Белого дома потребовали от Трампа привязать торговый дисбаланс к гарантиям безопасности, которые предоставляет присутствие десятков тысяч американских военных в Южной Корее. Меттис убедил Трампа не смешивать эти два вопроса, потому что сейчас не лучшее время подвергать сомнению союз с Южной Кореей.

Макмастер также имел стычки с Бенноном относительно численности американского контингента в Афганистане. Беннон, который в августе покинул Белый дом, забросил генералу его очевидную «эмоциональную связь» с Афганистаном и заявил, что избирателям Трампа надоело платить кровью и деньгами за бесконечное участие в чужих войнах. На одном заседании разгорелись такие страсти, что Меттису даже пришлось похлопать Макмастера по ноге, чтобы тот успокоился (по словам очевидца). Министра же обороны, в свою очередь, морально убили вопросы помощников Трампа о том, имеет ли Америка критические для национальной безопасности интересы в Афганистане.

Такие сообщения про зажигательные дебаты, особенно в первые месяцы работы новой Администрации, вызвали предположение, что якобы генералы образовали что-то вроде «глубинного государства» и защищают демократический строй от президента-самодура в Америке, который в таком случае является богатой версией Филиппин и Турции.

Когда Маттис говорил про военную мощь как средство, что дает возможность дипломатам действовать с позиции силы, или отказывался комментировать свежие новости, пока не будет иметь дополнительных фактов, доморощенные эксперты заявляли, что он, наверное, как раз вычитывает Трампа. Целая плеяда кустарных СМИ выискивали снимки Келли, где тот якобы с несчастным видом разглядывал собственные ботинки или хватался за голову, слушая президента. Особенно когда возглавил аппарат Белого дома после шести месяцев на посту министра внутренней безопасности.

Такие новости доводят до отчаяния Меттиса, который считает себя верным слугой конституционного порядка, а следовательно, и президента, свободно избранного народом. Его обязанность, как он описывал его своим коллегам, — говорить, когда нужно, и доносить позицию вооруженных сил до главнокомандующего, но приватно, чтобы не нарушать необходимого доверия.

Келли за последние недели пошел гораздо дальше: высмеял «потрясающие», по его словам, сообщения прессы о том, что он считает своим долгом контролировать президента. Работа руководителя аппарата — контролировать только поток информации к президенту, заявил он в октябре. Больший скандал разгорелся после того, как Келли выступил в защиту Трампа, которому забросали неуместные слова во время телефонного разговора с вдовой солдата, что погиб в бою.

Трогательно описав, как он узнал о смерти собственного сына на войне, Келли набросился на конгрессмена-демократку, которая критически высказалась про звонок Трампа убитой горем женщины, и безосновательно обвинил ее в использовании другой трагедии для получения политического капитала. Далее Келли удивил всех присутствующих на брифинге в Белом доме журналистов в том, что многие из них даже отдаленно не знают никого» в вооруженных силах, и предложил ответить на вопросы репортеров о потерях в войне.

Откровенно небеспристрастный в защиту президента Джоном Келли удивил многих гражданских. Но озвученные им консервативные политические взгляды (спустя несколько дней он высказался в защиту генерала времен Гражданской войны Роберта Ли, которого назвал человеком чести) возмутили также и его боевых побратимов. Бывший коллега назвал пресс-конференцию Келли «очень досадным моментом», который показывает, как опасно переводить военную службу в политическую плоскость: «Это просто разбило мне сердце».

Из чего делают офицеров

Мнения американцев все меньше и меньше совпадают в том, как им относиться к открытости мира. Это, в частности, отдаляет Трампа, который не понимает, кому может захотеться ехать в горячие точки, от его любимых генералов, что все сформировались на далеких фронтах и выживших, потому что изучали поведение чужих культур. Но и между генералами есть отличия. Поговаривают, что Келли после многолетнего руководства Южным командованием ВС США и работы в опутанных спрутом преступности в странах Центральной Америки не против того, чтобы отгородиться от мира беззакония.

Что же до Меттиса, то он показал на миг свои взгляды во время беседы с молодыми военными на параде в центре Сеула 27 октября, прилетев на вертолете с укрепленной демилитаризованной зоны, которая делит Корейский полуостров пополам. Когда его спросили о переезде семей американских военнослужащих в Южную Корею, министр обороны признал, что они действительно живут «в пределах досягаемости» северокорейской артиллерии. «Но проживание американцев рядом с корейцами, которые видели рождение своей демократии с кровавой войны, дает нам огромную силу в этом союзе», — сказал Маттис.

Он считает альянсы деловыми союзами. Во время визита в Сеул 7 ноября он поблагодарил Южную Корею за то, что она покупает американское оружие, заявив: «Мы производим лучшее в мире снаряжение, а вы покупаете очень много, за что мы вам очень благодарны».

Высшие военные и гражданские чины действительно видят плюсы в присутствии генералов в Администрации Трампа. В поляризованной и узкообозримой политической среде современные военачальники выделяются пренебрежением к идеологии, способностью видеть отдаленную перспективу и лояльностью к свободной конкуренции мнений. Это и не удивительно, потому что именно идеологические штампы привели к неудачной оккупации Ирака после свержения режима Саддама Хусейна в 2003 году.

Это поколение генералов немало повоевало. Давний сотрудник Меттиса рассказывает, что после отставки из Корпуса морской пехоты тот несколько месяцев ездил по стране, без лишнего шума посещая семьи военных, погибших в боях во время его командования. Он не противник войны, но понимает, что она имеет свои пределы. Одна из его любимых цитат принадлежит газетному обозревателю 1920-х годов Виллу Роджерсу, который сказал, что многие иностранцы предпочитают иметь несовершенное правительство, которое выбрали они сами, а не идеальное, но навязанное американскими солдатами. Маттис называет своих земляков «народом идеалистов, ограниченных прагматизмом».

На передовой

Много сегодняшних генералов не терпят поборников той или иной идеи, которые пытаются раздуть культурные войны через вопросы трансгендеров в армии или сексуальных домогательств среди военных. Вместо этого они спрашивают, какая политика способствует дисциплине и «смертоносности». Такие генералы одинаково заинтересованы в способности Америки и вдохновлять, и запугивать, говорит Мишель Флурной, бывшая заместитель министра обороны, которая отказалась занять аналогичную должность у Меттиса, потому что не воспринимает взглядов Трампа. «Это люди, которые знают цену войны. Они первыми скажут, что можно прибегнуть к методам принуждения, но лучше, когда такие применяются для поддержки дипломатии», — говорит она.

«Армейская командная цепочка учит офицеров лояльности к институтам, больших по прихоти отдельного индивида», — рассказывает Роберт Тайрер, бывший глава Объединенного комитета начальников штабов при министре обороны Вильяме Коени, который на этой должности тесно сотрудничал с Меттисом в 1990-х. Он приучает офицеров думать про «широкие национальные цели», то есть от начала американского эксперимента 240 лет назад, а не в рамках четырехлетних избирательных циклов.

Вооруженные силы учат успешных офицеров вашингтонским манерам, отмечает Тайрер, и это дало генералам Трампа больше опыта управления, чем многим другим посторонним из его команды. Полковником Меттис служил исполнительным секретарем при двух министрах обороны, а это, по словам Тайрера, важная должность «в самом центре центральной нервной системы министерства». В те времена Меттис выделялся необычной склонностью к размышлениям и «чтением Фукидида на выходных». Келли был представителем Корпуса морской пехоты в Конгрессе, а в 2011-2012 годах — старшим военным помощником министров обороны Роберта Гейтса и Леона Панетты.

Качание политического маятника также отбило у кое-кого из высшего командного состава желание становиться на сторону какой-либо партии или фракции. Про себя многие не одобряли микроконтроль Обамы и его помощников, которые, казалось, считали американские интервенции угрозой дестабилизации. Они видят потенциально полезную энергию в нетерпеливости и готовности требовать Трампа большего от союзников. В самые оптимистичные моменты они могут говорить о президенте как про Рональда Рейгана, что готов стряхнуть с себя консервативные понятия и требовать от союзников больше движения. В другие моменты генералов с адмиралами раздражает явно нерейгановское пренебрежение Трампа к американской исключительности и очевидная вера в то, что от предшественников ему нет (или почти нет) чему поучиться.

Панетта — бывший глава ЦРУ, министр обороны, руководитель аппарата Белого дома и конгрессмен — опасается, что генералам очень не хватает опыта искусства договариваться в политике. Наблюдая за своим бывшим помощником Келли, который попал под огонь критики, когда выступил в СМИ в защиту Трампа, Панетта сказал: «Хороший руководитель аппарата имеет одну главную роль: говорить президенту «нет».

Несмотря на все риски команды по национальной безопасности США, которая так сильно ориентирована на военный опыт, Панетта считает, что генералы Трампа - «лучшая наша надежда сдержать этого президента и не давать ему сойти с традиционного внешнеполитического курса». Такие разговоры тревожат Беннона, который снова вернулся к руководству своим ультраправым новостным сайтом Breitbart. Он остается сторонником Келли и его понимание национальных интересов и важности крепких границ. Настолько, что даже говорит президенту (с которым регулярно общается), что глава его Администрации стал бы хорошим государственным секретарем после Тиллерсона.

Он одобряет придуманный Меттисом план «уничтожения, а не постепенного уменьшения количества» экстремистов «Исламского государства». Но добавляет: «Однако я не совсем уверен, что он полностью понимает трамповское мировоззрение — Америка не будет гарантировать безопасность всего послевоенного международного порядка, основанного на правилах.

Беннон призывает Трампа искать генералов, которые разделяют его видение «Америки прежде всего». Он уже поощрял Трампа изучать пример Авраама Линкольна и его генералов: «Линкольн верил, что генералы опытные и имеют планы победы в гражданской войне. Но, чтобы выиграть, он должен найти Гранта и Шермана, которые были готовы воплощать его стратегию, а именно сжечь Юг дотла».

Маршировать под другую музыку

Именно такие невзрачные аспекты политики и беспокоят бывших военачальников вроде председателя Объединенного комитета начальников штабов с 2007-го по 2011-й, адмирала Майка Маллена. Генералы работали в правительствах и раньше. Как пример — Брент Скоукрофт и Колин Пауэлл в Совете национальной безопасности. И Пауэлл, и Александр Гейг были государственными секретарями, а последний еще и руководителем аппарата Белого дома.

В этот раз все по-другому, утверждает Маллен: за то, что так много генералов занимают высокие государственные посты, и за то, что «стране намного спокойнее, когда они там есть». Из его опыта, армейская карьера может готовить генералов для политики, но с маленькой буквы «п» — для слушания в Капитолии или на переговорах с зарубежными партнерами. А мир Политики с большой «П» — это чужое и опаснее. В выступлении в октябре Маллен сомневался в правильности ситуации, когда «стабильность граждан зависит от отставных генералов».

На ключевых должностях силовиков лучше иметь хороших генералов, чем ничтожеств. Но ни один секретарь кабинета или помощник не может спасти правительство от катастрофы. Американская командная цепочка дает пространство для здоровых дебатов. Но и лучшие генералы не могут спорить вечно, что отмечает Маллен: «Тогда президент принимает решение, а ты — налево-кругом и марш выполнять».


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки