Механика российской стабильности

ДемонтажНе смотря на экономический кризис, Кремль закручивает гайки все сильнее. Роскомнадзор давит импортные продукты, московская мэрия громит магазины, а Кадыров угрожает оппозиционерам расправой. А между тем в обществе растет возмущение: вслед за дальнобойщиками на протесты решились валютные заемщики. Кажется, ситуация в России стремительно приближается к революционной – именно так утверждают некоторые политологи.

На революцию в России надеется и немало украинцев. Падение агрессивного путинского режима помогло бы нам справиться с сепаратистами, а может и вернуть Крым. Однако не стоит торопиться с оптимизмом. Майданом в Москве пока и не пахнет, а произвол режима лишь укрепляет его устои. И совсем не через генетическое рабство россиян, а в силу объективных исторических закономерностей.

Бей своих

К началу 2015-го верхом произвола Кремля был процесс над группой Pussy Riot. Но после убийства Бориса Немцова стало понятно, что внутренняя политика путинского режима будет не менее жестокой, чем внешняя. Разгоны митингов, травля и аресты оппозиционных политиков там были и раньше. Были другие убийства (Литвиненко, Политковская и др.), однако жертвами еще никогда не были политики такой величины.

Весь прошлый год Кремль словно нарочно объяснял гражданам РФ, что способен на любое безумие. Чего стоит только эпопея с импортозамещением, когда экскаваторы Роскомнадзора ритуально давили сыр, овощи и мясо под прицелами телекамер. В 2016-м под каток попали московские магазины. Только за ночь на 9 февраля было разрушено более ста торговых павильонов, которые московская мэрия объявила незаконно построенными.

И здесь будничную работу мэрии превратили в садистское шоу, которое в СМИ уже назвали «ночью длинных ковшей». По свидетельствам очевидцев, павильоны разрушали со всей утварью, которое принадлежало арендаторам. Некоторые здания начинали крушить, даже если внутри находились люди. Владельцы пытались апеллировать к закону, но ответ мэра Сергея Собянина, предоставленный постфактум, был безапелляционным: «нельзя прикрываться бумажками о собственности».

Попали под удар и дальнобойщики, которых правительство обязало платить дополнительный налог за проезд по федеральными трассам. Суммы оказались настолько большими, что дальнобойщики решились перекрывать трассы, требуя прекратить вымогательство, которое ставит их на грань разорения. Власти пошли на символические уступки перевозчикам, но политика запугивания населения бессмысленными подвохами продолжается.

Российская внутренняя политика уже начинает напоминать северокорейскую. Так, в Минкомсвязи уже планируют поставить под контроль интернет. В частности речь идет об отмене анонимности в сети и о подготовке ее российского сегмента в условиях изоляции от внешнего мира. Также под государственный контроль собираются поставить интернет-операторов и основные каналы интернет-трафика. Поговаривают, что заняться этим поручил лично Путин.

Так или иначе, все это подпитывает конспирологические теории и тревожные сплетни. Одни считают, что Путин просто сошел с ума, другие – что Россию толкают к революции новейшие большевики. Некоторые даже объявляют протесты дальнобойщиков предвестниками российского Майдана. Однако при всей иллюзорной абсурдности действия Кремля – вовсе не шатание психопата, а продуманная и вполне рациональная стратегия укрепления режима.

Высокоточные удары

Усложняя жизнь различным социальным группам, Кремль действительно провоцирует протесты. Однако ни одна акция не способна сдетонировать Майданом, поскольку ее участники имеют узкие групповые интересы. Взять к примеру дальнобойщиков: каким образом их борьба за прибыли касается, например, студентов или медиков? То же касается московских предпринимателей или потребителей дорогих импортных продуктов.

Все это относительно небольшие социальные группы с четко очерченными границами. Этими же границами ограничивается и их мобилизующий потенциал. В Украине на эти грабли в свое время наступали и чернобыльцы, и афганцы, и предприниматели – ни один из их мини-майданов не получил поддержки всего общества. Только тогда, когда титушки и «Беркут» начали бить всех без разбора, к протесту стали присоединяться все – от студентов до предпринимателей и пенсионеров до айтишников.

Кроме того, в своем внутреннем терроре Кремль старательно обходит свою основную опору. Речь идет, конечно, про малоимущих обывателей – так называемые «широкие народные массы». Запрет импортных продуктов болезненно затронул средний класс, который уже привык к высокому уровню потребления. Но статистическое большинство россиян не потребляет ни хамона, ни пармезана. Для таких истерики «буржуев» – лишь повод для злорадства.

То же самое касается владельцев московских арендных площадей. Для рядового жителя ЗаМКАДа их страдания – это очередная серия мыльной оперы «Богатые тоже плачут». То же самое касается предпринимателей-перевозчиков. Зато с «ширнармасами» Кремль ведет себя очень осторожно. К примеру, «Уралвагонзавод» более года не производит продукции, но его рабочие получают две трети заработной платы.

Так же каверзы Кремля не касаются придворной олигархии. Наоборот, поговаривают, что «ночь длинных ковшей» в Москве и разорение дальнобойщиков – это просто перераспределение финансовых потоков в пользу «любых друзей» Путина и госкорпораций. Ну а что касается хамона, то партийные бонзы неплохо чувствовали себя даже в блокадном Ленинграде. Поэтому продуктовые санкции никоим образом не касаются пайщиков кооператива «Озеро» и других уважаемых людей.

Анатомия режима

Внутренняя политика Кремля лишь подтверждает то, о чем политологи пишут уже несколько лет подряд. Путинский режим имеет две опоры: так называемый «народ», «простых людей» и придворную олигархию. Средний класс, интеллигенция, специалисты и даже чиновники весомой роли не играют. Это мальчики для битья, которых авторитарный лидер регулярно скармливает львам на потеху плебса. Ну а «дорогие друзья» Путина получают доступ к распределению национальных богатств.

Понятно, что геополитические авантюры Путина наносят ущерб всем. Российский обыватель страдает от инфляции, а режимная аристократия – от подсанкционной изоляции. Однако разрушительный потенциал их недовольство вполне компенсирует состояние перманентной войны. «Простых людей» запугивают легионами НАТО, а кооператив «Озеро» стал клубом соучастников преступлений Путина. Еще немного – и они сами опустят Железный занавес, чтобы не попасть в Гаагской тюрьме.

Ну а для потенциальных бояр-мятежников у Путина всегда есть аргументы из ФСБ-шного арсенала. Для всех остальных, кто захочет проникнуть в Кремль с улицы, есть целая армия хунвейбинов – от кадыровцев в православных байкеров – не говоря о полиции и ОМОН. Если Януковичу пришлось организовывать титушок впопыхах и в последний момент, то россиянам придется поднимать свой Майдан в условиях, когда антимайдан уже давно победил.

Кажется, что чем сильнее давление режима, тем скорее произойдет революция. Но история этого не подтверждает. Наоборот, революции происходят в периоды либерализации режима. Людовик XVI, которого отправили на гильотину, был благодушным реформатором, Николай II развивал парламентаризм, а СССР развалился во времена Горбачева, а не кровавой диктатуры Сталина. Все это прекрасно понимают в Кремле и поэтому спокойно затягивают гайки.

Реальная угроза для режима встанет тогда, когда Путин (или его преемник) начнет ослаблять давление на граждан и попытается перезаключить общественный договор. Но пока это вопрос далекой перспективы.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки