Исламский радикализм наиболее сильно распространяется среди новообращенных

Вероятность радикализации выше среди обращенных в ислам, чем среди тех, кто вырос мусульманином, об этом пишет издание The Economist.

За несколько лет до того, как убить четырех людей под стенами британского парламента Халид Масуд был школьником из зажиточного городка Танбридж-Уэлс и звался Адриан Рассел Аджао. Следствие может никогда так и не сможет узнать об истинных мотивах совершенного им теракта. Но вот один из немногих достоверно известных фактов. Дело Масуда вписывается в широкую, но мало объясненную тенденцию: на Западе новообращенные мусульмане скорее будут заниматься терроризмом или поедут за границу воевать за джихадистские организации вроде «Исламского государства» (ИГ), чем их единоверцы от рождения.

В Британии среди новообращенных мусульман 4%, но доморощенных джихадистов среди них 12%. Около пятой части американских мусульман росли в другой вере. Но две пятых арестованных по подозрениям в причастности к «ИГ» в 2015 году — обращенные. Во Франции, Германии и Нидерландах обращенные в мусульман почти вчетверо чаще ездят воевать в Сирию и Ирак, чем мусульмане от рождения.

Эксперты по терроризму имеют относительно этого явления немало теорий, но ни одна из них не объясняет феномен полностью. Проведенные профессором Университета штата Джорджия Джоном Горганом опросы свидетельствуют, что обращенные радикализируются охотнее, чем те, кто вырос в мусульманской вере. Кое-кто утверждает, что это из-за их «двойной маргинализации»: со стороны друзей-немусульман, озадаченных таким выбором, и со стороны скептически настроенных мусульман от рождения. Поэтому неофиты легко поддаются на попытки радикалов завербовать их. По словам перебежчиков из «ИГ», вербовщики особенно ценят новообращенных, потому что их труднее отслеживать разведывательным службам.

Другие отмечают, что многие случаи перехода в ислам на Западе случаются в тюрьмах. Согласно этого провокационного утверждения профессора Королевского колледжа в Лондоне Питера Ньюмана, джихад «превратился в феномен контркультуры, самым крутым проявлением протеста против общества».

Именно разнообразие примеров мешает понять причины радикализации неофитов. Вестминстерский террорист Масуд сидел в тюрьме, но на момент совершения теракта ему было 52 года, то есть имел нетипичный для такого преступления, возраст. Николас Янг, агент транспортной полиции из Вашингтона, арестованный в прошлом году за поддержку «ИГ», был еще и приверженцем нацистов. Другие арестованные в США за связи с «Исламским государством» — это разные люди от 15-летнего паренька до 47-летнего бывшего солдата. Американский неофит Даглас Маккейн, убитый в бою в провинции Алеппо, когда-то хотел стать рэпером.

Политика предотвращения терроризма в основном обращает мало внимания на новообращенных, зато сосредотачивается в основном на предотвращении экстремизма среди иммигрантов (один из примеров — предложенный Дональдом Трампом запрет на въезд гражданам определенных стран) или внутри устоявшихся мусульманских общин (такой вид имеют некоторые пункты британской стратегии предотвращения терроризма).

По мнению Ньюмана, это проявление близорукости, которое может даже быть контрпродуктивным. Ведь связи с мейнстримными исламскими институтами могут отбить охоту новообращенных от радикализации и отвлечь ее смертельные последствия.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки