Референдум в Италии может положить начало Italexit

4 декабря в Италии произошло событие, всколыхнувшее всю Европу. Пока в Австрии праздновали победу на президентских выборах про-европейского политика, в Риме про-властный лагерь проиграл на конституционном референдуме.

Глубокой ночью, сразу после объявления первых результатов голосования, премьер-министр страны Маттео Ренци выступил и объявил о своей отставке. Для многих результат референдума не стал неожиданностью.

Большинство социологических служб еще накануне голосования прогнозировали поражение власти. И проблема даже не в отвергнутой избирателями конституционной реформе. Для европейцев гораздо серьезнее встал вопрос дальнейшей судьбы Италии в составе Евросоюза. Ведь отставка итальянского правительства и досрочные парламентские выборы могут привести к власти в Риме правых популистов, которые уже давно ждут своего звездного времени. Европа еще не полностью оправилась от рокового референдума в Великобритании, который поставил под сомнение имидж ЕС и предоставил политических бонусов и дополнительных аргументов евроскептикам. Теперь, многие обозреватели говорят и про «Italexit» (выход Италии из ЕС), ссылаясь на печальный опыт британцев. Кое-кто уже начинает строить апокалиптические сценарии для Европы, а отдельные представители пророссийских и популистских сил в полную силу принялись разгонять дискурс «Загнивающий Запад». Хотя определять наперед судьбу Италии пока рано, и стоит остановиться подробнее на причинах референдума и его последствиях – как для самого Рима, так и для Европы и Украины.

Зачем был организован референдум в Италии?

Политическая система Италии много лет оставалась неизменной. Со времен конца Второй Мировой войны итальянская политическая структура выглядела в форме идеальной симметричной двухпалатной парламентской системы. В стране действовали нижняя палата парламента (Палата представителей) и верхняя (Сенат). Любой законопроект должен быть одобрен обеими палатами парламента. При этом, текст закона должен быть одинаковым. Следовательно, если одна палата вносит поправки к закону, то другая – должна сделать то же самое, и наоборот. У итальянцев этот, порой бесконечный, процесс перекидывания закона из одной палаты в другую называют «navetta parlamentare» («челночный парламентаризм»).

Некоторые считают такую систему идеальной и несколько похожей на «систему сдержек и противовесов» в США. Другие же подчеркивают «слишком парламентский» характер системы и высокий уровень бюрократии в государственном аппарате. Из-за этого по их словам – процедура принятия закона может затянуться на годы. Ни президент, ни правительство при этом не обладают достаточными полномочиями, чтобы хоть как-то повлиять на ситуацию. В ответ, сторонники системы отмечают – сосредоточение власти в руках правительства позволит одной партии диктовать условия другим.

Такой «срач» по-итальянски длится много лет. Первые попытки изменить систему произошли в 1980-х и 1990-х годах. Три конституционные комиссии пытались выработать приемлемые для всех поправки к Конституции, но они завершились неудачно. Позже, в 2005 году итальянской власти во главе с тогдашним премьер-министром Сильвио Берлускони удалось протащить соответствующие поправки через парламент. Они предоставляли широкие полномочия правительству. Однако эти предложения были отвергнуты на конституционном референдуме 2006 года. Реформа была похожей на ту, которую продвигал Маттео Ренци, однако на этот раз Берлускони выступил резко против таких поправок. Во-первых, он уже не премьер, а во-вторых, он активно начал раскачивать ситуацию под досрочные выборы, играя в популизм и демагогию.

В любом случае, попытка Маттео Ренци – это уже пятый раунд в битве за политическую систему страны. На самом деле, свое намерение осуществить кардинальные реформы в этой области Ренци высказывал еще в начале своего премьерства в феврале 2014 года. Готовился он к этому два года. Столько же соответствующее предложение рассматривалось парламентом по той же схеме «челночного парламентаризма». Провести референдум парламент разрешил только в апреле 2016 года. Для продвижения кампании «за» пакет реформ Ренци даже нанял американского политтехнолога Джима Мессину, который когда-то занимался перевиборними кампаниями президента США Барака Обамы. Сами поправки выглядели следующим образом:

  1. Переформатирование Сената Республики в «Сенат регионов», основой формирования которого станут мэры городов и региональные советники, а количество сократится с 315 до 100 человек;
  2. Резкое сокращение полномочий Сената, отмена его права вето на все законы. Сенат будет иметь законодательную власть лишь относительно изменений к Конституции и реформ. Все остальное – лишь в виде «рекомендаций»;
  3. Урезание части полномочий региональных советов. Вопросы энергетики, стратегической инфраструктуры и гражданской обороны будут решаться напрямую премьер-министром;
  4. Изменения в порядке проведения референдумов. Количество подписей, необходимых для проведения такого голосования, увеличится с 500 до 800 тысяч.

Проект реформ вызвал настоящий ураган в информационном пространстве Италии. Политики, общественные деятели, журналисты и юристы разделились в своих взглядах на пакет реформ.

Среди политических партий бой за реформы развернули социал-демократы, центристы и либералы из партии «Гражданский выбор». Голосовать против законов агитировали правые популисты из «Движения пяти звезд» и «Лиги Севера», правоцентристы из партий «Вперед, Италия!» во главе с Сильвио Берлускони, левые партии, правые национал-консерваторы из альянса «Братья Италии» и консерваторы из «Партии консерваторов и реформистов».

Впоследствии Маттео Ренци сделал то, что до сих пор не могут понять некоторые политические обозреватели. Получив разрешение парламента на проведение референдума, он заявил, что в случае провала голосования – уйдет в отставку и завершит политическую карьеру. Таким образом, он фактически привязал результаты референдума по конституционной реформе к своему и своей партии политическому будущему. Почему Ренци пошел на такой «ва-банк»?

С одной стороны, успех на референдуме дал бы ему карт-бланш на все без исключения реформы, необходимые для стабилизации деятельности правительства и экономической ситуации в Италии, которая уже много лет находится в подвешенном состоянии. С другой стороны, очевидно, в какой-то момент сыграла «итальянская импульсивность», и Ренци, по впечатлению итальянских СМИ, «погорячился», уверовав в то, что победа все-таки у него в кармане. Впрочем, такая логика имеет смысл, поскольку Маттео Ренци мало что терял. Реализация его амбициозных экономических реформ была невозможна при существующей политической системе. Рано или поздно, провал в их имплементации привел бы к поражению Демократической партии на очередных выборах.

А потому, вероятно, премьер-министр решил не тянуть. С другой стороны, привязка результатов референдума к своей персоне, сосредоточение внимания информационной кампании не так на самих поправках, как на будущем итальянского правительства – предопределило результат этой инициативы. Ведь немало людей были недовольны политикой Ренци, который олицетворял ненавистную им политику экономии в ЕС. Кроме того, такое смещение акцента дало возможность его политическим оппонентам легче манипулировать общественным мнением, поскольку они могли дебатировать не так о самих реформах, в которых немало их представителей ничего не соображали, как о нынешнее итальянское правительство. А атаковать Маттео Ренци в куче с контраргументами по конституционной реформе – гораздо удобнее в информационно-психологическом контексте.

Таким образом, риторика правых популистов из «Движения пяти звезд» и «Лиги Севера», которые развернули целую информационную кампанию против премьера, помогла определиться тем избирателям, которые колебались между «да» и «нет». Ренци, который связал собственные политические амбиции с довольно неустойчивым по уровню поддержки избирателей референдумом – допустил ошибки. Немало европейских СМИ справедливо связывали ситуацию с «синдромом Кэмерона» в Британии. Тот так же привязал свою политическую судьбу к референдуму о выходе страны из ЕС. На выходе – часть избирателей просто голосовала против Кэмерона, а не за выход из ЕС.

Согласно официальных результатов голосования, опубликованных МВД страны, «за» проект реформ проголосовали 40,89%, а «против» — 59,11%. Поддержали пакет реформ большинством голосов только три провинции (Эмилья-Романья, Тоскана и Трентино-Южный Тироль) и итальянцы заграницей.

Прогнозы и последствия для Италии и Европы:

«Я проиграл, и моей работы больше нет. Удачи всем нам в дальнейшем» — такими были последние слова Маттео Ренци на ночной пресс-конференции в Риме после объявления результатов референдума. В понедельник Италия проснулась в состоянии банковского кризиса, ухудшения экономической ситуации, политического беспорядка, непринятого бюджета и резкой активизации правых популистов. Именно последние и стали главными победителями дня. Их позиции значительно усилились после провала референдума. Лидер право-популистской партии «Движение пяти звезд», бывший комедийный актер Беппе Грилло уже заявил о готовности сформировать новое правительство и призвал к досрочным парламентским выборам. Аналогичное заявление сделали и лидеры «Лиги Севера» Маттео Сальвини и «Вперед, Италия!» Сильвио Берлускони. Маттео Ренци уже в понедельник передал заявление об отставке президенту Серджо Маттареллі. Глава государства предложил Ренци остаться на должности до принятия бюджета на следующий год в конце декабря.

По материалам: Хвыля


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки