Сможет ли Украина вернуть Донбасс?

Проект независимой «Новороссии» провалился, но куда заведет Украину дорожная карта Минских соглашений – доподлинно неизвестно. Как говорил Роман Бессмертный, Минские соглашения – это философия процесса, а не результата.

Однако ни один процесс не бывает бесконечным, даже если им руководят глубоко обеспокоенные нормандские мудрецы. Рано или поздно в той или иной форме оккупированные районы Донбасса вернутся в состав Украины и встанет вопрос: как нам теперь жить вместе? Тут даже оптимисты прогнозируют годы тяжелого и мучительного примирения, а пессимисты советуют готовиться к партизанщине и борьбе с сепаратистским подпольем. Однако и первые, и вторые произносят свои мрачные пророчества, напряженно вглядываясь в мыльный пузырь.

Карманники знают: чтобы все прошло гладко, надо отвлечь внимание «терпилы». Пока «терпила» ловит ворон, его можно оставить не только без кошелька, но и без штанов. Примерно так работает и российская пропаганда. Пока аудитория уставилась в очередную телекартинку, с ней можно делать что угодно. Правда, поддаваться пропаганде стоит дороже – в большой (гео)политике можно потерять не кошелек, а пару областных центров с полуостровом в придачу. И хотя развенчанияе российских фейков стало нашей национальной забавой, мы все никак не витрусим с головы нелепый миф о лояльности Донбасса к сепаратистам.

Одним из аргументов наших национал-пессимистов являются многолюдные митинги в Луганске и Донецке. К примеру, помпезные похороны «Моторолы» украинская аудитория проглотил с удивительной легкостью. Мы так искренне возмущались «лугандонам», как будто ни разу не слышали ни про похороны Гейдриха, ни про советские «майовки», ни про похороны вождей в Северной Корее. Не надо ходить так далеко – достаточно вспомнить магию админресурса времен Кучмы или Януковича, чтобы скептически относиться к любым многочисленных проявлений лояльности режиму. Когда речь идет о диктатуре с широкими карательными полномочиями, людей можно заставить делать что угодно.

Такое же возмущение вызвал многотысячный митинг против миссии ОБСЕ в Луганске. И это при том, что на него сгоняли целыми университетами – соответствующие документы давно гуляют по сети. Могли ли все эти люди отказаться создавать массовку? Сомнительно. Если кто забыл, в Луганске до сих пор действует комендантский час, за нарушение которого наказывают штрафами и исправительными работами (а еще недавно могли просто застрелить). Поэтому нарушать прямые указания руководства «республики» решаются разве что отдельные сорвиголовы. Да и над ними устраивают показательные публичные процессы, чтобы вразумить, читай запугать других.

Воспринимать всерьез картинку всенародной поддержки ЛНР и ДНР так же смешно, как верить в результаты сепаратистского «референдума», после которого те «республики» были провозглашены. Понятно, что определенная часть местного населения действительно имеет искренние сепаратистские убеждения, но вряд ли такие составляют абсолютное большинство. К сожалению, социологи почти не имеют возможности работать на оккупированных территориях. Однако, по имеющимся данным, в июне 2016-го лишь 18% жителей оккупированной Донетчины считали себя «гражданами ДНР». И хотя 18% – это немало, но для «молодой республики» это смертный приговор.

Конечно, для функционирования вооруженного подполья достаточно и нескольких десятков фанатиков. Однако ни в Харькове, ни в Одессе, ни даже в Мариуполе и Славянске о каком подполье никто не слышал. Очевидно, бытовые сепаратисты предпочитают бороться с «киевской хунтой», матерясь на собственных кухнях. Получается, что на всем подконтрольном Юго-Востоке не нашлось никого, кто готов умирать за «Новороссию». И этот простой факт гораздо более убедительный, чем все постановки с кордебалетом в Луганске и Донецке.

И самое интересное: «Новороссию» всерьез не воспринимает даже элита ЛНР и ДНР. Стоит снова вспомнить покойного «Моторолу», а точнее – его вдову и дочь. Как оказалось, вдова «героя Новороссии» имеет украинский паспорт, а его полуторагодовалая дочь – украинское свидетельство о рождении. Каким образом им исправили эти документы – не так важно. Важно то, что даже «Моторола» – представитель привилегированного слоя ДНРовцев – не верил в будущее этой банановой «республики». Его можно понять: надзиратель концлагеря может любить свою работу, но не хочет, чтобы его дети росли среди бараков и колючей проволоки.

Таких примеров – множество. Функционеры ЛНР и ДНР могут сколько угодно рассказывать о своих успехах, но своих детей предпочитают отправлять в Россию, в Крым, даже в Киев – куда угодно, только бы подальше от «процветающих республик». К примеру, помните луганского попа Александра Авдюгина, который еще перед Майданом запретил приходить в храм сторонникам евроинтеграции? Затем он стал активным сторонником Антимайдана, а впоследствии – пламенным патриотом «республики». Однако свою внучку «батюшка» отправил учиться не в какой-то из «республиканских» вузов, а почему аж в Ростов-на-Дону. Да и «оплотовца» Жилина убили не в Донецке, а в далеком Подмосковье.

Поэтому в социальном аспекте «Новороссия» является жалким зрелищем. Пока заключенные пытаются выжить, тюремщики собирают деньги и ждут возможности свалить куда подальше. Даже видимость общественной поддержки создавать не удается: стоит перевести взгляд чуть в сторону, и отретушированная картинка рассыпается. Поэтому особых проблем с реинтеграцией оккупированных территорий не будет, поскольку ЛДНР – давно уже труп. Если российские военные перестанут держать его в вертикальном положении, а российские политтехнологи – пудрить и «фотошопить», останется только поработать лопатой и посыпать известью.

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки