Ситуация в районе шахты Бутовка - слив Правого сектора

Инцидент вокруг «Бутовки» используют, чтобы «добить» неподконтрольную часть «Правого сектора» считают эксперты. Добровольческое движение не может превратиться в «хунту», потому что ориентировано на борьбу с внешним врагом считает Дмитрий Ярош.

На передовой серьезные потери понесли добровольческие подразделения. 12 июня в «Правом секторе» подтвердили гибель четырех бойцов и ранении еще 11-ти в районе шахты «Бутовка». В то же время в Генштабе ВСУ заявили, что «потерь не было», добавив, что ведут учет погибших только среди военных Вооруженных сил Украины. Относительно добровольцев – их там нет, даже после огласки о гибели бойцов на передовой.Почему на третьем году войны в Украине официально не видят добровольцев на фронте и получают украинцы информацию о реальные потери на Донбассе?

Информация о потерях и раненых, которую представляет Министерство обороны, касается только военных Вооруженных сил Украины. Это количество официально возможно отследить, ведь все бойцы зарегистрированы документально. Относительно добровольцев такой статистики нет. Впрочем, штаб АТО подает информацию о потерях боевиков-сепаратистов, как отмечают, «полученную из надежных источников».

Относительно потерь среди добровольцев по 12 июня, то об этом стало известно прежде всего благодаря сообщениям в социальных сетях. На официальном уровне сначала заявили, что добровольцев на фронте нет, а на следующий день – что будут проводить расследование, как они там оказались без разрешения.

При этом спикер Администрации президента по вопросам АТО Андрей Лысенко отметил, что каждый погибший украинец на передовой, несомненно, является героем.

«Сейчас там проводится соответствующее расследование – каким образом люди, которые не относятся к Вооруженным силам Украины, без соответствующего разрешения, находились в том месте», – отметил спикер.

Мы координировали свои действия с подразделениями ВСУ – командир ДУК «Правый сектор»

В ДУК «Правый сектор» говорят, что находятся на передовой с первых дней начала войны. При этом командиры добровольцев не могли не координировать свои действия с подразделениями ВСУ на передовой. Без координации нельзя ничего делать, ведь есть риск понести потери от «дружественного огня», отмечает командир Добровольческого украинского корпуса«Правый сектор» Андрей Стемпицкий.

«Говорить о том, откуда взялся «Правый сектор» на передовой или о проведении расследования – это попытка угодить Западу и Москве. И те, и другие хотят, чтобы «Правый сектор» не принимал участия в боевых действиях, называют это «незаконным вооруженным формированием» и, практически, еще большим злом, чем сепаратисты», – отметил в комментарии Радио Свобода Андрей Стемпицкий.

Он пояснил, что часть бойцов ДУК ПС решила не идти в ряды ВСУ, но никого не отказывали. Главной задачей для себя добровольцы видят участие в боевых действиях против врага и освобождение территорий, а вот в рядах ВСУ им пришлось бы выполнять приказ о не реагировании на обстрелы и другие требования политических договоренностей, добавил Стемпицкий.

Что будет с теми, кого якобы нет на фронте, но они там есть?

Официальная позиция относительно добровольцев теперь – они должны защищать государство в составе Вооруженных сил. Антон Геращенко, народный депутат, член коллегии МВД Украины, замечает, что если бы в начале конфликта на Донбассе не было добровольцев, то Украина не смогла бы оказать достойное сопротивление врагу. В частности, благодаря добровольцам удалось отстоять Мариуполь, подчеркивает он. Теперь Антон Геращенко призывает всех добровольцев присоединиться к Нацгвардии на службу по контракту.

Такой же позиции придерживается и Юрий Бирюков, помощник министра обороны ВСУ, в ответ на вопрос о задачах бойцов «Правого сектора» на передовой. 

«Насколько я знаю, это (участие незарегистрированных добровольческих формирований в боевых действиях – ред.) вообще запрещено Минскими договоренностями. Нам не надо там «Правый сектор», нам необходимо, чтобы у нас были хорошие Вооруженные силы Украины, куда мы зовем всех добровольцев», – замечает Юрий Бирюков.

В то же время военный эксперт Олег Жданов уверяет, что в Минских договоренностях о добровольцах речь не идет. «Какие подразделения находятся на линии соприкосновения решает наш Генеральный штаб», – убеждает эксперт.

Он напоминает: весной 2015 года было принято решение об отводе добровольческих батальонов из первой линии. Добровольческие батальоны вошли в состав государственных силовых структур, а «Правому сектору» удалось остались на передовой благодаря сильному политическому лобби, считает Олег Жданов.

«Этот инцидент на шахте «Бутовка» будет использован, чтобы «добить» ту добровольческую часть, которая неподконтрольна никому и ничему. Последствия для «Правого сектора» могут быть такими, что их поставят перед фактом: или их расформировывают, или они вступают в ряды силовых ведомств, или им могут предъявить обвинение в незаконном владении оружием», – отмечает Олег Жданов.

По словам эксперта, то, что произошло, не повлияет на ход Минских переговоров, поскольку артиллерийский огонь, что привел к жертвам, велся именно со стороны боевиков.

Военное руководство на местах всегда радо, когда рядом есть добровольцы – Касьянов

Волонтер и военный эксперт Юрий Касьянов считает, что руководство страны боится добровольцев, как движущую силу еще со времен Майдана. Впрочем подчеркивает: добровольцев сейчас на фронте крайне мало, большинство батальонов перешли в ряды Нацгвардии, а в структуре ВСУ добровольческих батальонов практически не осталось.

«Давайте не будем преувеличивать роль Добровольческого украинского корпуса сейчас на войне. На самом деле, это не корпус, не батальон, а, к сожалению, малое количество людей. Хотя это отчаянно смелые ребята, стопроцентные патриоты, которые в крайне тяжелые ситуации закрывают буквально своими телами огрехи в нашей обороне. Это факт. Но за то, что уничтожено добровольческий движение и его не поддерживает государство, ни политически, ни морально, ни материально, то добровольцев очень мало осталось. И о большой роли говорить не приходится. Поэтому военное руководство на местах и смотрит на них сквозь пальцы, хотя они всегда рады, когда есть рядом добровольцы за того, что на них в трудный момент можно положиться. Я был не раз свидетелем того, как один-два человека за свою высокую мотивацию и подготовку решали вопрос на войне, которые требовали бы большого количества техники. Они малыми силами могли решать очень сложные задачи», – подчеркнул Юрий Касьянов.

Дмитрий Ярош, бывший проводник «Правого сектора», а теперь лидер общественно-политического движения «Действие», рассказал Радио Свобода, что как народный депутат собирается внести в Верховную Раду закон о украинскую добровольческую армию, который бы объединил волонтерский и добровольческий потенциал. Также он подчеркнул, что добровольческий движение сориентирован прежде всего на защиту от внешнего врага, поэтому не стоит бояться прихода к власти «хунты».

Волонтеры собирают данные о всех погибших на передовой, не разделяя на добровольцев и военных. Отражаются они в интернет-проекте «Книга памяти павших за Украину». По состоянию на 15 апреля 2016 года в книгу внесли имена 2960 погибших. Занимаются поиском информации около 7 человек.

Информацию относительно военных получают через Национальный военно-исторический музей, относительно добровольцев – через командиров, общения с людьми и по данным бюро судмедэкспертиз.

Проект «Стена народной памяти» воплощено и на внешней стене Михайловского монастыря, где размещены фотографии и биографии бойцов.

Труднее всего волонтерам искать информацию о гибели добровольцев. Их смерть не свидетельствуют как боевые потери и узнать официальную информацию можно через бюро судмедэкспертиз, что предполагает бюрократическую волокиту.

«В связи с тем, что мы имеем недореформированную систему МВД, у нас не работают полноценно судебные экспертизы, мы сталкиваемся с тем, что долго происходит процедура опознания, долго ведутся дела и оформляются бумаги. Большую трудность составляет бюрократия, которую никто не хочет преодолевать, кроме волонтеров и людей, которые преданы этому. Добровольцы справок, как таковых, не получают. И семьи не получают полноценных документов, выбивают через суды статус «семьи погибших». Они (добровольцы) действуют на свой страх и усмотрение», – объясняет руководитель проекта Роман Грищенко в комментарии Радио Свобода.

От начала конфликта боевые потери ВСУ по состоянию на апрель 2016 года составили 1982 военных. По официальным данным, за 2 года войны на Донбассе погибло 10 тысяч человек, а около 20 тысяч были ранены.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки