В чем проблемы экономики США и как их преодолеть

В течение последнего десятилетия серьезной пробуксовки экономики США — появилось несколько грандиозных теорий о причинах такого плачевного состояния, пишет The Economist.

Компании Америки все чаще обвиняют в неспособности смотреть на несколько шагов вперед. Это ошибочный диагноз. 

Экономисты сетуют на затяжную стагнацию, похмелье от долгов и демографию, которая может объяснять медленный рост экономики. Тем временем в руководящих кабинетах американских компаний распространено мнение, что везде воцарилась опасная тенденция: смотреть исключительно на близкую перспективу. Адепты этой точки зрения считают, что инвесторы и руководители компаний стали близорукими, через это ведущий бизнес мало инвестируют. Ориентация на краткосрочные цели, как и многие идеи в бизнесе, описывает подходы некоторых бизнесменов. Но, если рассматривать ее как теорию принципов работы экономики, она оказывается слишком туманной, чтобы быть действительно полезной.

Читайте также: Трансформация экономики Соединенных штатов за последние 50 лет

Близорукость финансовых рынков всегда вызывала и вызывает опасения. В 1936-м Джон Мейнард Кейнс отметил, что горизонт видения у инвесторов — «от трех месяцев до года вперед», даже если они занимались ценными бумагами компаний и государств, которые выпускают на десятилетия. После кризиса 2008-2010 годов страхи по поводу такой близорукости вновь стали актуальными. Руководители бизнеса боятся потерять должности, если не обеспечивать прогнозируемые квартальные прибыли. Крупные корпорации, говорят, остерегаются активных хеджевых фондов, которые гоняются за быстрым долларом. Среднестатистическая акция компаний из индекса S&P 500 переходит из рук в руки каждые 200 дней. В ужасе компании якобы больше не инвестируют в собственный бизнес, а взамен подкупают своих же собственников: с каждого доллара операционного денежного потока, заработанного компаниями из S&P 500 (кроме финансовых), 44 цента тратятся на капитальные инвестиции, а 56 — на обратный выкуп и дивиденды.

McKinsey в своем новом исследовании копает глубже. Консалтинговое агентство проанализировала деятельность порядка 600 фирм и назвала «ориентированными на краткосрочные цели» те, в чьей работе проявляются пять привычек: относительно малые инвестиции, урезание расходов ради увеличения маржи прибыли, многочисленные обратные выкупы акций, регистрация продаж до того, как клиенты их оплатят, а также подстройка под прогнозные доходы за квартал. Таким образом, исследователи делают вывод, что 73% фирм ориентируются на краткосрочные цели. Элитные 27% компаний, которые ориентируются на более отдаленную перспективу, демонстрируют лучшие показатели: c 2001 до 2014 года доходы у них в среднем росли на 36% больше, чем в «краткосрочных». Методология надежная и учитывает тот факт, что некоторые отрасли могут развиваться быстрее.

Читайте также: Трампономика с большим знаком вопроса: какой будет экономическая политика Трампа 

Итак, все так просто? На самом деле нет. Теория краткосрочной ориентации имеет три недостатка: она не точно описывает процессы в экономике США, не учитывает причинно-следственных связей и, наконец, отвлекает от настоящей проблемы.

Начнем с точности. Есть достаточно признаков того, что ориентированность бизнеса на близкую перспективу не проблема. Робкие директора задерживаются в своих креслах дольше, чем среднестатистический древнеримский император: руководители, которые освободились в 2015-м, имели в среднем 11 лет стажа на должностях в компаниях из индекса S&P 500 — это больше 13 лет. Хеджевым фондам-активистам принадлежит менее чем 1% фондового рынка. Среднестатистическая акция так часто меняет владельцев, что сейчас есть целая армия высокочастотных компьютеризированных трейдеров. Но их бурная деятельность скрывает тот факт, что резко растут пассивные фонды, на которые уже приходится 13% рынка и которые держат акции бесконечно долго.

Кроме того, рынки, которые считаются близорукими, часто на самом деле смотрят в далекое будущее. Рынок облигаций кредитует государство на 30 лет всего под 3%. Инвесторы в акционерный капитал вкладывают огромные средства в фирмы, которые еще много лет не покажут серьезных прибылей. Amazon — пятая по стоимости компания в мире с колоссальной рыночной капитализации ($400 млрд). Около 75% этой стоимости приходится на доходы, которые ожидаются лет через 10, а то и позже. Это ли не самая большая в истории ставка на долгосрочные перспективы фирмы.

Сейчас инвестиции компаний не являются непривычно низкими. Страшные цифры, которые свидетельствуют, что они сидят на голодном пайке и это мешает им тратиться на обратные выкупы акций, обманчивы. У компаний из списка S&P 500 на инвестиции, то есть капитальные вложения плюс бюджет на исследования и разработки, приходится 9% поступлений от продаж. Это соответствует средним показателям за 25 лет (за исключением финансовых компаний). Для экономики капитальные вложения в частном секторе (за исключением жилищного) составляют 12% ВВП. Это средний показатель с 1945 года. То есть по обоим критериям инвестиции не такие уж и далекие от оживленного уровня 2000 года, бума доткомов: тогда был последний период, когда компании «срывались». Бизнес активно выкупает акции за необычно высокие прибыли. Такая тенденция, в свою очередь, может отражать повышение концентрации в большинстве отраслей. Если бы фирмы попытались инвестировать все свои избыточные средства, им пришлось бы почти удвоить инвестиции до 17% поступлений от продаж. Если бы Ford инвестировал все свои рекордные денежные потоки (по показателям 2016 года), за 30 месяцев завод вырос бы вдвое — в автомобильном бизнесе это сумасшедший шаг.

Читайте также: Дональд Трамп: президент США как президент компании

А что же второй недостаток — неучет причинно-следственных связей? Исследование McKinsey дает возможность понять, что наглядно показать их трудно. Например, компании ослабевают через ориентированность на короткую перспективу или, наоборот, слабые компании в конце концов из рациональных соображений переходят к стратегиям, которые можно расценить как краткосрочные? Почти все менеджеры считают, что их фирмы имеют право расти, но в любой отрасли вполне естественно, что некоторые фирмы стагнируют или падают, тогда как некоторые их конкуренты расширяются. Бизнес, который уменьшается, должен урезать расходы и возвращать средства инвесторам.

Взглянем на IBM. Продажи компании упали до уровня 1997 года. За этот период она ограничила расходы и увеличила маржу прибыли, уменьшила наполовину инвестиции и наполовину количество акций через обратный выкуп. С одной точки зрения, это близорукие решения, которые вызвали упадок IBM. С другой — непростой выбор, реакция на отступление «Голубого гиганта» перед новым поколением технологических компаний, которые вышли на ведущие позиции в отрасли. И, в конце концов, если и повесить на IBM ярлык «стратегической» или «близорукой» компании, это не слишком поможет выяснить, в чем же дело.

Последний недостаток теории краткосрочной ориентации в том, что она является просто очковтирательством. Много крупных компаний стагнируют в свое удовольствие и имеют от этого выгоду. Доходы у них ненормально высокие, даже когда стоимость привлечения капитала низкая. Если опираться на теорию краткосрочной ориентации, то на это надо реагировать таким образом: подталкивать нынешние фирмы к инвестированию огромных средств, а их менеджеров изолировать от инвесторов. Но есть другой подход, который решает проблему в корне: заоблачные доходы нынешних компаний должны уменьшиться. Нужна политика конкуренции, которая ослабит железобетонные позиции ветеранов бизнеса и которая поможет новым игрокам.

Это оживит экономику, будет способствовать увеличению зарплат и положит конец эре избыточных прибылей, от которых никакой пользы. Но вряд ли что-то подобное желает слышать немало могущественных директоров.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки