Украинская диаспора может влиять на программы кандидатов в США

Американские украинцы считают, что общая численность жителей США с украинскими или частично украинскими корнями может достигать полутора миллиона человек. Результаты переписей преуменьшают эту цифру до одного миллиона, так как учитывают только тех граждан, которые принимали участие в опросах и решили свое происхождение официально декларировать.

В общем море более 320-миллионного населения США украинская община очевидно не самая большая, но достаточно активная.

Активист Украинского конгрессового комитета Америки Андрей Добрянский из Нью-Йорка – один из тех, кто работают над тем, чтобы политики и, в частности, кандидаты на президентскую должность учитывали пожелания украинских американцев.

«Когда в Америке меняется президент или правительство, то каждый имеет свое мнение – изменить санкции, или что-нибудь. Мы бы хотели подтвердить те санкции, что уже есть и еще добавить, если Россия не выйдет из Украины», – сказал Андрей Добрянский «Голоса Америки», находясь в Вашингтоне для встреч с представителями избирательных штабов.

В украинском квартале Чикаго некоторые избиратели говорят, что вопрос Украины будет для них главным, когда они будут определяться за какого кандидата голосовать на президентских выборах. «Меня больше интересует Украина. Я проживу в Америке при любых обстоятельствах, но я думаю это важно, чтобы был президент, который будет поддерживать Украину», – считает Михаил Кончак.

Другой житель Чикаго, Николай Кочерга критически смотрит на действия республиканского претендента: «Трамп взял себе советника, который советовал Януковичу и Путину. С КГБ мы никакого договора не выиграем. Путин вышел из той школы. Если Трамп выиграет, то не поймет, какая сила в Москве. Его обманут».

Мария Климчак говорит, что относит себя к тем 4% американцев, которые не определились за кого голосовать. И между ведущими претендентами, по ее мнению, большой разницы нет: «они оба привыкли договариваться на задворках, хотя для Украины лучше наверное будет Хиллари Клинтон».

Немало украинских американцев очень скромно оценивают политическое влияние диаспоры. Представительница чикагской общины Лида Ткачук говорит о слабости: «Мы не организованы. У нас очень мало людей, которые занимаются политикой. Я вижу другие этнические группы, которые обучают людей на политику. Мы слишком ориентированы на украинскую среду. Нам надо больше интересоваться американской политикой и тогда мы бы могли иметь большее влияние».

Но влияние таки есть. Поскольку в США голосование происходит отдельно в каждом штате, то концентрация определенных групп избирателей в определенных регионах наделяет некоторые общины рычагами влияния на результаты. Кроме того, стоит учитывать сочетание интересов представителей ряда представителей этнических групп: выходцев из стран Балтии, Польши и других стран Восточной Европы, говорит американский политолог украинского происхождения Адриан Каратницкий:

«В 1992 году я разработал тезисы про этнический фактор в избирательной кампании и передал меморандум избирательной команде, которая занималась внешней политикой господина Клинтона и ездил к Аркансо (американский штат Арканзас - ред.), где мы обсуждали эти вопросы. Они тогда построили микро-кампанию вокруг этих избирателей. Это миллионы людей, с которыми можно поговорить про страну их происхождения, где это может быть решающим. Если можно, скажем, 100 или 200 тысяч консервативных избирателей перестроить из республиканского электората на демократический, это может быть решающим в двух - трех - четырех штатах. Поэтому я знаю, что кампания Клинтон уже обсуждает эти вопросы».

Среди штатов, где голоса американцев украинского происхождения могут влиять на результаты выборов называют Огайо, Пенсильванию, Висконсин, Иллинойс и некоторые другие, где политическая ситуация неоднозначная.

То есть те штаты не являются ни так называемыми «красными» – цвет Республиканской партии, ни однозначно «синими» – цвет демократов. Андрей Добрянский называет такие штаты фиолетовыми: «И кандидатам нужно знать, где живут украинцы, возможно о НАТО говорить, о помощи Украине и искать какое-то влияние».

Украинская община США не может похвастаться весом еврейского политического лобби. Еврейская диаспора в Америке насчитывает около 5 миллионов, играет важную роль в том, что Израиль является крупнейшим получателем американской помощи, и страна имеет полную поддержку США, когда речь идет о вопросах обороны и безопасности.

Однако украинцы могут похвастаться большей активностью и влиянием, чем некоторые другие многочисленнее этнические группы американцев.

Недостаток в том, что активность американских украинцев не всегда политическая, говорит Николай Кочерга: «Обидно вам сказать, что влияние украинской диаспоры ограничивается тем, что очень мало украинцев регистрируются на выборы, а еще меньше голосуют. А в американской политике, если вы не голосуете, то на вас политики не смотрят как на силу».

Одной из проблем украинской общины в США является разобщенность. В такой огромной стране быть сплоченной политической силой непросто. Но, как это часто бывает, людей сплачивает беда.

Революция достоинства и агрессия России активизировали многих – даже тех американцев, у кого от украинскости остались только полученные в наследство странные фамилии и страсть к борщу с варениками.

«...Украинцы через определенные поколения превращаются в типичных американских избирателей, предпочтения которых можно легче прогнозировать на основании образования и дислокации. Они становятся более американизированные. Но я также чувствую, что когда восстал Майдан, когда американские СМИ описывали войну, то это привлекло внимание и тех американизированных украинцев. Поэтому определенные сигналы главных кандидатов на эти вопросы будут влиять на выбор значительной части того более миллионного этноса», – считает Адриан Каратницкий.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки