Бизнес в США криминализируется

Бизнес в США криминализируетсяЗа нарушение компании следует наказывать, но правовая система США превратилась в рэкет. Кто заправляет самой прибыльной в мире системой вымогательства? Сицилийская мафия? Народно-освободительная армия Китая? Кремлевские клептократы?

Для крупного бизнеса нет ничего хуже, чем американская регулятивная система. Формула здесь простая: найти крупную компанию, которая совершила (или нет) нарушения; пригрозить руководству банкротством, желательно вкупе с уголовными статьями; через тайную договоренность заставить его использовать средства акционеров, чтобы заплатить гигантский штраф в обмен на снятие обвинений (чтобы никто не проверил подробностей дела). Затем повторить маневр, но с другой крупной фирмой, пишет The Economist.

Суммы умопомрачительно высокие. В этом году Банк Америки, JPMorgan Chase, Citigroup, Goldman Sachs и другие финучреждения выложили почти $50 млрд за то, что якобы вводили в заблуждение инвесторов, которые покупали ипотечные облигации. BNP Paribas выплачивает $9 млрд за нарушение американских санкций против Судана и Ирана. Crédit Suisse, UBS, Barclays и другие «влетели» еще на несколько миллиардов по разным обвинениям. И это же просто финансовые учреждения. К этому можно добавить еще $13 млрд штрафа, который ВР выплачивает частями после катастрофического разлива нефти в Мексиканском заливе, $1,2 млрд, что их должна выдать Toyota якобы за дефекты в некоторых автомобилях, и еще много чего другого.

Во многих случаях эти компании заслуживали некую форму наказания: BNP Paribas в самый отвратительный способ способствовала геноциду, американские банки обдирали клиентов токсичными инвестициями, а ВР уничтожила Мексиканский залив. Но справедливость не должна опираться на вымогательство за закрытыми дверями. Все большая криминализация корпоративного поведения в Америке не способствует верховенству права и капитализму.

Ни телом, ни духом...

Всего столетие назад мнение, что компания может быть преступником, не вписывалась в американское законодательство. Царило убеждение, которое высказал английский лорд-канцлер XVIII века Эдвард Турлоу: у корпораций нет ни тела, которое можно наказать, ни души, которую можно обречь на муки, поэтому они не способны быть «виновными». Но дело против железной дороги, открытон в 1909 году за нарушения ценового регулирования, закрепило принцип ответственности компаний за действия их работников, и теперь США имеет несколько сотен тысяч правил, которые предусматривают определенную форму уголовной ответственности. Тем временем гражданские коллективные иски с 1960-х годов научили руководителей искать способ быстро и аккуратно договариваться, чтобы избежать затяжных, расходных и позорных судов.

Читайте также: За что боролась бы Америка?

Недостатки американской гражданско-правовой системы хорошо известны. Из нового - то, как регулятивные органы и прокуратура фактически проводят суды за закрытыми дверями. Несмотря на все разговоры про общественное благо, органы, которые собирают штрафы, превратились в центры прибыли: бюрократы Род-Айленда ни в чем себе не отказывают благодаря 500-миллионному штрафу от Google, а губернатор и генеральный прокурор штата Нью-Йорк не могут поделить $613 млн, выплаченных JPMorgan. А их власть намного превышает полномочия юристов-истцов в судах первой инстанции. Регуляторы фактически не только выступают судьями, присяжными и истцами по затронутых ими же делам; они еще и могут угрожать уголовными последствиями.

Финансовые фирмы редко переживают обвинения в уголовных преступлениях. Мало кому хочется повторить судьбу Drexel Burnham Lambert или E.F. Hutton. Для представителей руководства угроза предъявления им лично уголовных обвинений - это крах всей карьеры. Не странно, что легче опустошить кошельки своих акционеров. Поэтому на вопрос, эти крупные фирмы не платили бы, если бы знали, что ни в чем не виноваты, ответ такой: могут и заплатить.

Едва ли не сильнее всего вредят в этой ситуации таинственность и непрозрачность. Общество никогда не получает всех фактов и не знает, какие конкретно люди (с конкретными душой и телом) виноваты. Поскольку таких дел никогда не передают в суд, нет прецедентов, а потому непонятно, что же именно является незаконным. Это помогает и в будущем «доить» компании, но подрывает верховенство права и приводит к огромным расходам. Кроме того, непонятно, как распределяется «отлов» регулятивных органов. По сообщениям, губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо повлиял на то, чтобы увеличить на $1 млрд долю платежа по договоренности с BNP, которая поступила бы в казну штата, пригрозив этому французскому финучреждению применить свою власть, чтобы отозвать ее лицензии на операции на Уолл-Стрит. С какой стати правительство штата должно вообще получать какую-то часть штрафа французской фирмы за нарушение федерального законодательства, неизвестно.

До встречи в суде - только в другой жизни

По оптимальному сценарию хотя бы некоторые из таких дел должны были бы попадать в суд: тогда какие факты просочились бы наружу. Это вряд ли в интересах регуляторов или их жертв-директоров, но по крайней мере этого должны добиваться акционеры. Сенаторы Элизабет Уоррен и Том Кобурн предложили законопроект об обнародовании подробностей таких договоренностей. Это могло бы стать началом. Прокуроры и регулятивные органы должны были бы также публично объяснять, почему, учитывая серьезность своих первоначальных обвинений, они не довели дело до суда.

Читайте также: Вскрыв свои нефтяные резервы, США нанесут Москве серьезный удар

В более отдаленной перспективе правовой системе нужны две реформы. Первая - гораздо более четкое разделение между гражданским и уголовным правом там, где дело касается компаний. Большинство случаев корпоративных правонарушений имеют финансовый характер и должны быть рассмотрены в гражданских судах. Если в процессе окажется, что отдельные руководители нарушили уголовное законодательство, против них можно выдвигать обвинения.

Вторая - резкое сокращение правовой системы. На момент основания Соединенных Штатов Америки существовало только три конкретные федеральные преступления: государственная измена, подделка денег и пиратство. Сейчас их не счесть. Оценивая их количество в последний раз в начале 1990-х, профессор-юрист обнаружил около 300 тыс. регулятивных нормативных актов, которые предусматривают уголовное наказание. С тех пор количество могло только возрасти. Особенно в отношении финансовых компаний сейчас действует столько законов и они настолько сложны (достаточно взглянуть на тысячи страниц новых правил, вытекающих из реформ, предусмотренных законом Додда - Франка), что введение их начинает приобретать произвольный характер.

Это вредит предсказуемости и понятности, на которые опирается верховенство права, и грозит перспективой выборочной и потенциально коррумпированной системы правосудия, в которой каждый будет в чем-то виноват, а наказание будет определяться политическими договоренностями. Америка вряд ли может критиковать китайское правосудие за произвольное применение законов к компаниям, поскольку иногда бывает ничем не лучше.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки