Дело Манафорта и противоречивая лоббистская практика в США

Юридические проблемы Нисара Чодри, 71-летнего пакистанца из штата Мэриленд, в противном случае можно было бы забыть.

Но Чодри, что, как самоназначенный президент Пакистано-американской лиги, пытался конвертировать свой титул в политическое влияние в интересах пакистанского правительства, признал себя виновным в редком преступлении: он не зарегистрировался как иностранный агент, пишет The Economist.

В этом же признал себя виновным 14 сентября Пол Манафорт, опозоренный бывший руководитель избирательной кампании Дональда Трампа. Много кто наибольшее значение придает тому, что Манафорт (осужден по восьми пунктам за финансовые преступления в другом деле в сентябре) может рассказать специальному прокурору Роберту Мюллеру, который расследует возможный сговор организаторов президентской кампании Трампа с россиянами. Относительно этого циркулирует много догадок, но мало известно.

Однако характер преступлений Манафорта также пролил свет на лоббирование со стороны иностранцев, не зарегистрированных как иностранные агенты, а это самая мутная часть этого темного бизнеса. В своем признании Манафорт подробно описал схему перекачки в течение какого-то десятка лет $11 млн в США, чтобы финансировать лоббирование в пользу Виктора Януковича — бывшего пророссийского президента Украины. Он распространял материалы, которые выставляли в невыгодном свете политическую соперницу Януковича Юлию Тимошенко, и организовал так называемую габсбургскую группу в составе четырех бывших глав европейских государств, которая должна была защищать интересы тогдашней украинской власти. Одному из них удалось пообщаться с Бараком Обамой и Джо Байденом непосредственно в Овальном кабинете.

Количество незарегистрированных лоббистских схем, действующих сегодня, неизвестно. По подсчетам неправительственной наблюдательной организации Центр реактивной политики (Centre for Responsive Politics), с 2017 года иностранные государства задекларировали $532 млн расходов на лоббистов и пиар-экспертов с целью влияния на американскую политику. По мнению специалистов, незадекларированная сумма минимум вдвое больше. «Я шучу, что это как увидеть мышь. На каждую увиденную приходится пять других в доме», — говорит директор инициативы за прозрачность иностранного влияния (Foreign Influence Transparency Initiative) при Центре международной политики Бен Фримен.

Основным инструментом защиты от тайного иностранного влияния на американскую политику есть Закон о регистрации иностранных агентов (Foreign Agents Registration Act, FARA). Принятый еще в 1938 году для борьбы с нацистской пропагандой, он хромает на обе ноги. В нем прямым текстом написано про печатные машинки и пергаментную бумагу — технологии для размножения документов, которыми пользовался еще Джордж Вашингтон. Еще хуже то, что закон очень размытый и потенциально может признать нелегальными много разных видов вполне невинной деятельности. В течение долгого времени существования FARA на него не обращали внимания, потому что он предполагает много бюрократии, а Министерство юстиции не очень этим интересовалось. С 1966-го по 2015-й было открыто семь уголовных производств на почве нарушения упомянутого закона. А тогда Мюллер сделал его весомым снова, выдвинув обвинения против высокопоставленных помощников Трампа вроде Манафорта, Рика Гейтса (заместителя руководителя президентской кампании) и Майкла Флинна, который совсем недолго успел побыть советником президента по национальной безопасности. Количество новых регистраций почти удвоилось: с 550 в 2016-м до 920 (по некоторым оценкам) этого года.

Украинская труба

Редко бывают такие наглые попытки открытого лоббирования иностранцами, как Манафортовые скрытые операции. Чаще они случаются в лазейках, которые можно найти в нечетких формулировках FARA. Одна из них касается лиц, занятых исключительно «настоящей религиозной, учебной, научной или исследовательской деятельностью». Как настоящая научная деятельность отличается от политической, из законов понять трудно, а прецедентное право того почти не рассматривает. Много организаций переступает через эту размытую линию. Институты Конфуция, центры изучения китайского языка под эгидой Министерства образования Китая, открытые при многих университетах всего мира, попали под критику за распространение пропаганды. В мае закрылся финансируемый Южной Кореей аналитический центр при Университете Джонса Хопкинса; южнокорейское правительство прекратило финансирование после того, как стало известно, что директора пытались уволить из-за расхождения во взглядах.

Аналитические центры также могут служить средствами распространения влияния. Известные аналитические организации вроде Института Брукингса и Центра стратегических и международных исследований попадали в неловкое положение, когда становилось известно, что они получали миллионы долларов от иностранных государств и одновременно публиковали якобы объективные исследования с предметов, до которых те государства имели свой интерес. Недавно созданный фонд «Аравия» (Arabia Foundation), который часто цитируют американские СМИ, считается близким к саудовскому правительству. Его основатель Али Шихаби говорит, что структуру финансируют в частном порядке граждане Саудовской Аравии и что «мы не имеем отношения к лоббированию в какой форме».

Национальный совет по американо-арабских отношений (National Council on US-Arab Relations) — еще один аналитический центр — имеет зарубежного сотрудника на имя Фахад Назер, который пишет для известных аналитических институтов и газет. Заполнены для Минюста документы свидетельствуют о том, что он стал платным консультантом при посольстве Саудовской Аравии в ноябре 2016 года с зарплатой $7 тыс. на месяц. Аналитический центр, в котором работает Назер, отказался комментировать эту сделку; сам он утверждает, что соблюдает всех правил и требований и обязательно вспоминает про свою сделку с саудовским посольством в СМИ.

Вместо того чтобы взять под опеку аналитические центры, Минюст сосредоточился на государственных СМИ. После затяжных боев российская государственная телесеть RT была вынуждена зарегистрироваться как иностранный агент в ноябре 2017 года. 18 сентября Wall Street Journal сообщила, что Минюст приказал зарегистрироваться также двум китайским государственным медиа: «Синьхуа» и CGTN. Но правовые аргументы, которые требуют от RT регистрироваться иностранным агентом, а от BBC (которую финансируют налогоплательщики) — нет, остаются загадкой. Похоже, решение о том, кто или что подпадает под действие FARA, зависит в основном от воли правительственных юристов. В 1983-м Минюст признал «политической пропагандой» три фильма про угрозу кислотных дождей и ядерной войны, которые выпустила в прокат Национальный совет Канады по кинематографии.

И несмотря на неуместные и неожиданные прокурорские шаги Мюллера, понятно, что Манафорта нельзя считать несчастной жертвой несовершенного законодательства. Созданная им схема была бы идеальной мишенью для любого закона, направленного на борьбу с иностранным влиянием. Его также осудили за целый ряд банальных преступлений, таких как уклонение от уплаты налогов. Если некоторые из многочисленных «стратегических консультантов» в Вашингтоне бросились регистрироваться иностранными лоббистами, то это видится хорошим результатом. Но в эпоху ботов в Twitter политику и выборы в Америке можно защитить от иностранных влияний, лишь вполне переписав FARA. Видимо, в новом законе компьютерам должно быть выделено не меньше места, чем пергаменту.

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки