Социальные сети перебираю на себя функции новостной прессы

Гугл, Фейсбук и другие технокомпанії говорят, что они не являются новостными организациями, однако это утверждение становится все более лживым. Компании социальных медиа быстро становятся доминантными провайдерами новостей для многих американцев, россиян и других граждан по всему миру. Последствия этой революции являются важными для нашего понимания информационной экосистемы и демократии.

В течение лишь нескольких лет количество американцев, которые получают новости (параллельно с новыми милыми видеокотиками) с Facebook, Google, Apple и Твиттера, заметно выросла. Согласно данным Pew Research Center, четверо из десяти взрослых людей теперь получают новости из Фейсбука, а один из десяти — из Твиттера. «Среди милениалов ["генерация Y"], — пишут исследователи Pew-центра, — Фейсбук несомненно является самым распространенным источником новостей и информации о правительстве и политике».

Технокомпании, которые видят экономические перспективы этого тренда, прилагают все усилия, чтобы стать доминантными дистрибьюторами новостей. Facebook Instant Articles («мгновенные статьи»; можно перевести также как «растворимые статьи»), которые позволяют газетным материалам загружаться намного быстрее, чем раньше, в апреле станут доступными для всех издателей. Apple запустила Apple News, Google предлагает Accelerated Mobile Pages («Ускоренные страницы для мобильников»), а на Твиттер есть Moments («Моменты»).

The Washington Post сделала весь свой ежедневный контент доступным через Facebook Instant Articles. Для печатных изданий, что борются за полную монетаризацию своих цифровых продуктов, платформы социальных медиа становятся новым источником доходов от рекламы. Для технокомпаний новости — это еще больше контента, который они могут использовать, чтобы побудить читателей оставаться на их платформах дольше, чтобы те увидели еще больше рекламы.

Однако это изменение является еще более глубоким. Фейсбук имплементировал алгоритмы, которые будут определять, кто какие статьи увидит из Washington Post. Два человека с очень похожими интересами могут получать разные новости — в зависимости от того, что серверы Фейсбука сочтут лучшим для каждого из них. Это экстраординарное изменение — от времен, когда то, что увидит читатель и в печатном издании, и на собственном веб-сайте газеты, определял рекдактор.

Технокомпании категорически утверждают, что они не являются провайдерами новостей, а лишь дистрибуционными сетями. В своем недавнем интервью для Business Insider Марк Цукерберг сказал: «Я думаю, что платформа является ядром нашего продукта, который люди используют для обмена и потребления медиа, однако мы сами не является медиакомпанией». Руководители Google, Apple и Твиттера, так же настаивают на том, что они не являются новостными компаниями, а просто поставляют контент, который их алгоритмы считают желательным для людей или который — в случае Фейсбука и Твиттера — рекомендуют френды или фолловеры пользователей.

Эта позиция отражает историческую роль интернет-компаний как «труб», которые обеспечивают информацией через поиск или рекомендации. Это и коммерчески выгодно, ведь может помочь им избежать некоторых сложных проблем, в частности с клеветой.

Однако поскольку технологии развиваются, то позиция технологических компаний, что они не являются новостными организациями, становится все более неправдоподобной. Даже просто в другой способ предоставляя статьи, технологические компании серьезно влияют на то, как потребляются новости. К тому же они все больше вставляют себя и свои взгляды в поток новостей. И Apple News, и Твиттер Moments приспосабливают человеческое курирование, чтобы выделить важные газетные материалы, поэтому элемент редакционного отбора является очевидным. Все пытаются удалить некоторые типы порнографии и хайтспич-высказываний (язык ненависти), тем самым непосредственно осуществляя редакторский контроль.

Неизбежно — учитывая рост их популярности и амбиций — технокомпании движутся в направлении распространения такой практики. Фейсбук, например, недавно сообщил, что он запретит на своей платформе частные продажи огнестрельного оружия. Хотя это может быть хорошей идеей, но никто не аргументировал, что продажи оружия были самыми насущными проблемами среди многочисленных постов на Фейсбуке. Скорее всего, такая политика вытекает из убеждений менеджмента.

Или возьмем контртерроризм, где рост неправдоподобности только дистрибутивности сети, нейтральной к контенту, является наиболее очевидной. Исламское государство и другие радикальные группировки стали экспертами по использованию социальных медиа для рекрутирования новых членов. Технокомпании среагировали на это шагами, которые, хоть и чрезвычайно рассудительны и ответственны, все же выглядят как противонаправленные к их позиционированию себя как только «труб». Твиттер удалил десятки тысяч профилей, которые пропагандировали Исламское государство. Фейсбук удаляет посты, которые демонстрируют поддержку террористов или оправдывают насильственные действия. Он также предоставляет бесплатную рекламу тем, кто высказывает «контрриторику» в отношении экстремистских группировок.

Можно аргументировать, что технофирмы не являются новостными компаниями, потому что они не имеют репортеров. Однако на самом деле эта модель ХХ века распространяется современных фирм. То, что имеют социальные медиакомпании, — это кладезь информации со смартфоном или интернет-сервисом и осуществляемые ими преференции. Информация, которая поступает из глубокого анализа данных, такая как общественные настроения относительно конкретных вопросов, уже прокладывает свой путь до президентских дебатов и других политических дискуссий. Гугл учит репортеров, как использовать эти данные. Трудно себе представить, что технокомпании будут противиться дальнейшему использованию их хранилищ информации — чтобы оставаться лишь «трубами» в условиях растущей конкуренции на рынке.

Поскольку эти компании все смелее выходят на арену новостей, они должны были бы развивать понимание того, где их редакционная роль вписывается в американское и мировое общество и как они видят себя с перспективы социальных целей. Конечно, фундаментальным вызовом для них будет определить, как их коммерческие императивы и требования акционеров будут взаимодействовать с их ролью провайдеров информации.

Старые медиакомпании решали эту проблему, пытаясь — с разным, правда, успехом — устанавливать стены между редакционными, новостными и рекламными отделами. Это будет намного сложнее в эпоху, где алгоритмы — не редакторы — часто контролировать контент и рекламу, которую человек потребляет.

Информированная общественность зависит от надежных источников новостей. То, как технологические фирмы будут позиционировать себя в плане провайдеров новостей, и отбор, который они в конце будут делать, — это факторы, которые повлияют не только на сами компании, но также на качество демократии.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки