Запустить стартап просто, но потом начинается тяжелый труд

Развитие стартапа«Даже серверы мы должны были ставить в нашем собственном офисе». Навал Равикант со смехом рассказывает, как в 1999 году основал с друзьями первый стартап Epinions - сайт, где потребители оставляли отзывы о различных товарах.

Равиканту и его команде пришлось собрать $8 млн венчурного капитала, купить в Sun Microsystems компьютеры, получить лицензию на программное обеспечение для баз данных от Oracle и нанять восемь программистов. На создание первой рабочей версии веб-ресурса ушло почти шесть месяцев.

По сравнению с этим свою последнюю компанию AngelList (социальную сеть для стартапов и инвесторов) бизнесмен открыл забавляясь. Это обошлось в несколько тысяч долларов, которые он собрал сам. Хостинг и надлежащая обработка данных осуществлялись через интернет за небольшую плату. Большинство необходимого программного обеспечения было бесплатной. Самые большие расходы - зарплата двух дизайнеров, но благодаря простым и эффективным инструментам программирования свою работу они выполнили за несколько недель.

Читайте также: Стартапы как трудовая машина США

Равикант не единственный серийный предприниматель с такой историей. С началом первой волне бума доткомов в середине 1990-х открыть стартап можно было почти даром, что в корне изменило его природу. То, что некогда было рискованным бизнес-планом, превратилось в ряд небольших экспериментов, непрерывные исследования. Такое изменение породило новый подход к практике управления бизнесом.

Не все вновь созданные компании можно назвать стартапами. Известный специалист в этой области Стив Бленк называет так только фирмы, которые ищут бизнес-модель, способную обеспечить быстрый и прибыльный рост. Цель - стать «микромультинациональной корпорацией», то есть глобальным бизнесом в малом масштабе. Много стартапов - просто мелкие предприятия, использующие цифровые технологии. Все большее число - «социальный бизнес», то есть компании с социальной миссией.

В прошлом стартапы почти всегда начинались с замысла нового продукта. Сейчас бизнес обычно начинается с команды. Часто это двое людей с взаимодополняющими умениями, которые скорее всего, хорошо знакомы. Учредители (сегодня этот термин популярнее, чем «предприниматели») часто пробуют несколько идей, пока найдут то, что нужно.

Во время первого интернет-бума представить такую гибкость было невозможно. Стартапы должны были с нуля создавать почти все необходимое, особенно компьютерную инфраструктуру. Сейчас почти все составляющие программного обеспечения для нового сайта или прикладные программы для смартфона реально найти в открытом доступе или в виде недорогих услуг, которые вы оплатите после получения прибыли. Прототип создают за несколько дней, чем объясняется потрясающий успех организаций типа Startup Weekend. От момента возникновения в 2007 году последней, ее добровольцы организовали свыше тысячи хакатонов (марафонов для программистов. - Ред.) выходного дня, в которых приняли участие более 100 тыс. участников из почти 500 городов, в частности из далекого Улан-Батора (Монголия) и Перми (Россия).

Едва ли не самая большая перемена сегодня заключается в том, что компьютерные мощности и цифровую память можно найти онлайн. У крупнейшего облачного провайдера Amazon Web Services базовый пакет бесплатный и включает 750 ч серверного времени. А если новый сайт или прикладная программа для смартфона окажется суперуспешной, то за небольшую плату почти мгновенно можно добавить новые виртуальные серверы.

Читайте также: Предпринимательский этатизм

Также возникла целая новая индустрия услуг, которые должны помочь стартапам модифицировать свой продукт. Компания Optimizely (тоже стартап) позволила перевести в автоматический режим то, что стало важной частью работы нынешних разработчиков программного обеспечения: А/В-тестирования. Говоря попросту, это означает, что какие-то посетители веб-страницы будут видеть базовую версию, А, другие - несколько модифицированную В. Если модифицированную красную кнопку «Купить сейчас» нажимают чаще, чем базовую синюю, код сайта можно немедленно изменить. Говорят, Google одновременно проводит столько этих тестов, что мало кто из пользователей вообще видит А-версию.

Чтобы узнать, как именно пользователи пользуются их продуктами, стартапы могут подписаться на сервисы вроде usertesting.com. Посетителям платят за то, что они испытывают новые сайты или программки для смартфонов, параллельно снимая это на видео. Производители могут задать сервису параметры пользователя, который им нужен (пол, возраст, уровень доходов и т.д.), и получить результаты за час.

Сегодня стартапы постоянно находятся в петле обратной связи, а это означает, что управлять ими нужно не так, как их предшественниками в эпоху бума доткомов. И вполне закономерно, что рано или поздно кто-то должен был записать эти новые правила менеджмента, так же как монах-францисканец и математик Лука Пачоли записал принципы двойной бухгалтерии в том виде, в котором ими пользовались венецианские купцы конца XV века.

На этот раз мы видим двух конкурирующих «пачоли»: Стива Бленка и Эрика Риса. Они оба наблюдали за службой мгновенных сообщений IMVU, где первый был инвестором, а второй - старшим технологом. Их подходы несколько разнятся, но оба приходят в целом  к одному выводу: старая модель запуска стартапов или нового продукта, которую можно кратко обозначить фразой «построй - и клиент сам придет», отжила свое. Теперь компании должны понять, чего хотят клиенты. Для этого нужно создать продукт, замерять реакцию пользователей, делать выводы из результатов, а потом начинать все сначала, пока не будет достигнуто так называемое соответствие продукта и рынка.

В своей книге «Четыре шага к прозрению» («Four Steps to the Epiphany») и недавно опубликованному Руководстве для владельца стартапа» («Startup owner's Manual») Бленк рассказывает читателям, как осуществлять разработку потребителя» (в противовес разработке продукта). Он поощряет предпринимателей «выйти на улицу» и увидеть, что именно нужно людям. Книга Риса «Экономный стартап» («The Lean Startup») больше напоминает пособие по постоянному усовершенствованию онлайн-предложения.

Рос предлагает своим читателям еще больший словарик для стартаперов, чем Бленк, на обозначения всего, что они должны делать. Начинать стартап следует с «минимально жизнеспособного продукта» (на английском MVP, minimum viable product) - чего-то вроде зонда для изучения интереса аудитории. Они всегда должны проверять свои предположения и нацелиться на «проверенное обучение». А если стратегия не работает, нужно сделать «разворот»: фактически признать свое поражение и начать все снова, с другим продуктом. Рос даже рекомендует новую форму учета инноваций: стартапы должны пристально следить за своими экспериментами и влиянием на «значимые показатели» в смысле не только рост количества пользователей, но и того, что они делают с продуктом.

Еще стартапы часто используют родственный метод под названием «задачи и основные результаты» (objectives and key results, OKR). Его изобрели в компании Intel, а впоследствии позаимствовали Google и Zynga. Идея заключается в том, что все составляющие компании - управление, команда и даже отдельные работники - не только ставят себе четкие задачи (как поднять продажи следующего квартала на 25%), но и формулируют основные результаты», которые помогают им в этом (скажем, взять на работу двух новых менеджеров по продажам или увеличить количество просмотров на 10%). «В этих пределах мы можем повторяться, что дает нам возможность сохранить экономный формат», - говорит Карл Вальдекранц, директор шведского стартапа Tictail, который помогает создавать интернет-магазины.

Идеи францисканца Пачоли распространились благодаря появлению в Венеции печатного станка. Его трактат про двойную бухгалтерию был одним из первых напечатанных там книг (1494). Книга Риса также доносит его идею, но то же самое делают и его многочисленные выступления, видео с YouTube и то, что он называет «экономным движением». Более 1 тыс. экономных стартап-групп со всего мира проводят регулярные встречи, где обсуждают этот подход. Организации вроде Lean Startup Machine устраивают практические семинары. Другие (в частности, Luxr) продают учебные материалы. Еще другие предлагают инструменты для постоянного контроля над успеваемостью стартапа.

Экономная экономика

Экономная методика быстро прижилась, но вводить ее не так легко. «Как только вы начнете, как уже можно будет расслабиться, сесть и спокойно подумать про следующий тест», - объясняет Шон Звайнис, соучредитель Tab - сервиса, который позволяет пользователям сохранять виртуальные закладки в лондонских магазинах. Бизнес прекратил существование в декабре: в основном, по его словам, из-за большого количества лишних «примочек», которые не нужны пользователям.

Создавая Buffer, сервис в Сан-Франциско, благодаря которому пользователи могут сохранять твит-сообщения и отправлять их позже, - его основатель британец Джоэл Гаскойн в основном придерживался методики Роса. Даже сегодня, через два года после запуска сервиса, новые функции сначала испытывают как MVP, а любые изменения проходят А/В-тестирование. Сейчас Buffer имеет более 1,2 млн пользователей, 13 тыс. из которых ежемесячно платят по крайней мере $10 за дополнительные функции. Но оставаться экономным было всегда нелегко: «Как предприниматель, ты должен верить в свою правоту. Но бережливость означает: всегда нужно себе напоминать, что ты можешь и ошибаться».

Кое-кто задается вопросом, можно ли еще считать учредителей экономных стартапов предпринимателями в привычном смысле слова, они скорее эмпирика, которые пытаются найти выгодную нишу. Другие сомневаются, экономные стартапы способны на значительные инновации. «Экономность дает полезный набор инструментов, но может толкать и на путь осторожного и постепенного наращивания, а не трансформаций», - говорит Скотт Нолан с Founders Fund, венчурной компании, которая делает ставку на масштабные технологии (например, инвестиции в компанию космических перевозок грузов SpaceX). «Нельзя просто повторяться без конца, если хочешь выйти на орбиту».

Рос признает, что его методика имеет определенные ограничения. В своей книге он предостерегает от «аналитического паралича», когда основатели за деревьями тестирования не замечают стратегического леса. Но, конечно, мыслит масштабно. Его образец - отец научного менеджмента в производстве Фредерик Винслоу Тейлор, который стремился уменьшить отходы материальных ресурсов. Его последователь хочет избежать трат интеллектуальных. Во времена Тейлора, говорит Рос, большинство инноваций были направлены на повышение производительности труда рабочих и машин. Сейчас мир имеет мощности для того, чтобы построить почти все, что только можно представить. «Большой вопрос нашего времени, - пишет он, - заключается не в том, реально ли что-то построить, а в том, следует ли это делать».

Источник: The Economist


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки