Молдавский сепаратизм кремлевской закваски

сепаратизм в МолдовеВ 2014 году ряд западных экспертов констатировали негативное влияние событий в Украине за последнее полугодие на общеполитическую ситуацию в Республике Молдова.

Это влияние особенно заметно в двух наиболее проблемных регионах: самопровозглашенной «Приднестровской Молдавской Республике», которую часто называют «государством де-факто» (de-facto state), а также Автономном территориальном образовании - Гагауз-Йери (Гагаузии). В то же время отечественные аналитики и СМИ, проникаясь проблемами Крыма и юго-восточных областей Украины, несколько ослабили внимание к ходу событий в зонах постсоветских «замороженных конфликтов» (за исключением границы между Одесщиной и приднестровской участком украинско-молдавской границы). Однако, на сегодня можно прийти к выводу, что тревожные ожидания радикальных изменений в непризнанных республиках в результате «новой политики» России в отношении Крыма и востока Украины, оказались преувеличенными.

Читайте также: Крымский кризис как шаблон для российской экспансии?

Приднестровье. Хотя в СМИ появлялись (официально не подтвержденные) уведомления об увеличении российского военного контингента в Приднестровье, а также об участии приднестровских боевиков в крымских событиях, надо заметить, что администрация Приднестровской молдавской республики (ПМР) от начала протестных акций в Украине вела себя достаточно осторожно. Например, в начале марта в Тирасполе был запрещен пророссийский митинг в поддержку сепаратистов востока и юга Украины и аннексированного Крыма; зато, ярый сторонник независимости ПМР, политолог Андрей Сафонов отметил, что для Приднестровья крайне важно сохранять хорошие отношения и с Россией, и с Украиной.

Однако, внезапное проведение «референдума о независимости» в оккупированном Крыму и следующая мгновенная инкорпорация Крыма и Севастополя в состав РФ действительно привели к повышенных ожиданий про аналогичное признание «независимости» ПМР. Уже 18 марта спикер Верховного совета ПМР» Михаил Бурла направил в Госдуму РФ письмо с просьбой предусмотреть законодательную возможность присоединения Приднестровья к России, упомянув, в частности, что в 2006 году там уже состоялся референдум, 97,2% участников которого проголосовали за такой сценарий. После того в Тирасполе отметили, что «официальное» обращение ВС ПМР к российским законодателям было «частной инициативой» спикера.

Не спешат с воспроизведением крымского сценария и в России; правительство РФ подчеркнуло: пока что, «в повестке дня» вопроса о присоединении ПМР к России нет.

Вполне понятно, что попытка создания второго Калининградского анклава и тем самым, открытие «второго фронта» в противостоянии с западным миром вряд ли было бы в интересах Кремля. Другое дело, если бы удалось создать цельный пояс подконтрольных России территорий на востоке и юге Украины, захватив, в частности, и Одесскую область, что граничит с Приднестровьем, и Херсонщину, где проходит административная граница с анексованим Крымом. В связи с высказываниями некоторых российских историков и политических деятелей, ПМР, вместе с территориями восточной и южной Украины, должна быть одной из составляющих вновь созданного государственного образования под названием «Новороссия».

Читайте также: Что принесет соглашение об ассоциации Украине, Грузии и Молдове?

Однако, поскольку такие «наполеоновские» стратегические планы потерпели поражение, представители ПМР при поддержке российских спонсоров сосредоточились на сокрушительной критике мероприятий по укреплению украинско-приднестровского границы, утверждая, что это является новым витком экономической блокады Приднестровья, а также массовым нарушением права человека на свободу передвижения. Эти меры (установление новых блокпостов, усиление пограничного и таможенного контроля - в первую очередь, в отношении граждан РФ, которые пытаются попасть на территорию Украины из Приднестровья, увеличение численности персонала и техники и т.д.) оказались вполне оправданными с учетом задержания ряда диверсантов, а также попыток незаконной перевозки на территорию Украины оружия для боевиков-сепаратистов. Такие меры не вызвали возражений со стороны международных наблюдателей, включая пограничной миссии Европейского Союза (EUBAM), которая с 2006 года играет важную роль на украинско-молдавской границе. Более того, новый усиленный режим безопасности приднестровского участка нашел понимание и поддержку со стороны как центральной власти Молдовы, так и соседней Румынии, поэтому эти и подобные попытки давления на Украину не увенчались успехом.

Так же не удался и шантаж угрозами прекратить дальнейшие переговоры по урегулированию приднестровского конфликта в формате «5 + 2» - со ссылками на «нелегитимную» украинскую власть и ее «враждебную политику». Действительно, запланированные на 10 - 11 апреля переговоры были сорваны приднестровской стороной, которая обвинила Молдову в санкциях против экономических агентов ПМР, а Украину - в блокаде. Однако, как известно, очередной раунд переговоров состоялся в июне, следующий ожидается в июле.

Читайте также: Следующий трофей России - советский заповедник Приднестровье?

Гагаузия. Вместе с тем, сепаратистские настроения и события в автономном регионе Гагаузия, что совпали во времени с украинским кризисом, который в значительной мере используется в качестве мощного аргумента в пользу «восточного вектора интеграции», развиваются значительно динамичнее и, возможно, является большей угрозой для успешного осуществления Молдовой ее европейского проекта, чем приднестровский «статус-кво».

В конце 2013 года Народное собрание (парламент) Гагаузии (НСГ) запланировал проведение референдума о выходе из состава Республики Молдова; 7 января 2014 года Комратський районный суд Молдовы признал это решение незаконным, поскольку оно выходило за пределы компетенции НСГ. Но 2 февраля власти автономии, по инициативе башкана (президента) Михаила Формузала, таки провела «консультативный референдум», по результатам которого 98% его участников высказались против подписания Молдовой Соглашения об ассоциации с ЕС, зато поддержали присоединение к Таможенному союзу, а также «отложенный статус автономии», что предусматривает возможность выхода из состава Молдовы в случае потери последней государственной независимости. Хотя центральная власть, конечно, не признала результаты этого неконституционного референдума, а 13 марта вообще запретила проведение любых местных референдумов и общенациональных вопросов, «рука Москвы» в организации этих событий сказалась «вознаграждением» в виде отмены запрета на экспорт вина в РФ - исключительно для гагаузского региона.

Надо также отметить, что в течение описанного периода гагаузские сепаратисты напрямую не связывали свои шаги с украинскими событиями, ссылаясь преимущественно на «юнионистскую» политику Румынии и представителей правящей коалиции Молдовы (в частности, на неосторожные высказывания президента Румынии Трайана Бэсеску, которые были жестко раскритикованы в обеих странах, а также в ЕС).

Дальнейшим проявлением сепаратистских трендов среди депутатов НСГ было принятие в середине марта решение о создании так называемой Национальной гвардии, что послужит основой будущей собственной армии. Поскольку не все руководители Гагаузии поддержали это решение - в частности, против этого выступил мэр Комрату Николай Дудогло - такой шаг привел к обострению политического кризиса не только в отношениях между автономией и центральными властями, но и внутри Гагаузии.

Читайте также: Президент Болгарии считает, что политика России является антиевропейской

Такое обострение приобрело насильственных форм 3 июня, когда во время заседания НСГ представители Демократической партии Молдовы потребовали отставки его президиума во главе с Дмитрием Константиновым, а также башкана Михаила Формузала; в зале произошли столкновения, в ходе которых был побит и Константинов, и Формузала. На этот раз, обвинения в организации «попытки государственного переворота» прозвучали непосредственно в адрес украинского Майдана. По словам башкана, «боевики Демократической партии Молдовы 3 июня пытались осуществить на территории гагаузской автономии государственный переворот по сценарию киевского «майдана». Жителям Молдовы надо быть готовыми к тому, что руководство Демпартии может применить испытанную в Гагаузии схему захвата власти на выборах в парламент страны» (назначенных на 30 ноября 2014 г.).

Более того, радикалы, повлекшие потасовку в Комрате, сразу же были сравнены Ириной Влах, депутатом от Коммунистической партии, с Правым сектором; она утверждала, что «во время трагических событий в Киеве несколько десятков тысяч хорошо подготовленных уличных боев лиц, которые называли себя «Правым сектором», заблокировали органы центральной власти, ворвались в министерства, аппарат президента и здание Верховной рады, силой выбросили на улицу госслужащих и провозгласили себя новой легитимной властью. Все это сопровождалось массовыми беспорядками, погромами, мародерством, а также, самое страшное, сотнями убитых. В результате киевского майдана законно избранный президент Украины Виктор Янукович вынужден был бежать в Россию, а к власти пришли новые прозападные, антироссийские силы». А президент Гагаузии Формузал в своем комментарии отметил: «то, как это происходило, свидетельствует о наличии в Гагаузии хорошо подготовленных боевиков, прошедших подготовку в Киеве на Майдане и принимали там участие. У меня есть такие сведения. Что делать, когда они возьмут автоматы и начнут нас всех тут расстреливать?» эмоционально заявил он.

В сепаратистских регионах Молдовы такие (весьма далекие от действительности) утверждение, как правило, не вызывают возражений у населения, потребляющего информацию преимущественно или исключительно из российских СМИ. Однако, истинные причины и намерения молдавских региональных сепаратистов были недавно озвучены тем самым Формузалом в Турции. Как оказалось, Гагаузия планирует выйти из состава Молдовы в случае подписания соглашения с ЕС, которое «полностью разрушит экономику региона, ориентированную на Россию». По его словам, и сама мотивация касается и Приднестровья, которое ожидает финансовый и экономический коллапс вследствие подписания Молдовой соглашения о зоне свободной торговли с ЕС. (При том, что 40% экспорта ПМР поступает в страны ЕС, около 30% - в РМ, и лишь незначительная часть - в России).

Читайте также: Россию очень беспокоит евроинтеграция Молдовы

Выводы. Усиление сепаратистских настроений в двух регионах Республики Молдовы связано не так с аннексией Крыма или событиями на востоке Украины, как с попытками изменить геополитический вектор интеграции Молдовы с западного на восточный, то есть, вместо подписания Соглашения об ассоциации с ЕС, страну пытались заставить войти в Таможенный союз с перспективой членства в Евразийском экономическом союзе.

Искаженная информация обо всем, что происходило в Украине в течение последних полгода, используется только как дополнительный инструмент давления на население, региональную и центральную власть. Хотя в последнем случае, эти усилия привели скорее к обратному результату, то есть, более глубокому взаимопониманию и сотрудничеству между новым правительством Украины и центральной властью Молдовы (а также Румынии), просчеты во внутренней политике правящего Альянса за Европейскую Интеграцию Молдовы делают эту страну уязвимой перед подобными вызовами.

Россия, которая продолжает активно поддерживать сепаратистов в Приднестровье и Гагаузии на уровне риторики, после аннексии Крыма с соответствующими негативными для себя последствиями не может позволить себе прибегнуть к таким решительным шагам как, например, признание «независимости» мятежных регионов Молдовы или принятия их в состав РФ. К тому же, недавно в старых и новых проблем России добавилась кризисная ситуация в Абхазии, решение которой требует от Москвы дополнительных усилий и ресурсов.

Автор - Наталья Белицер, эксперт Института демократии им. Пилипа Орлика


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки