Олимпийские игры в Сочи: триумф или банкротство?

Власть Путина в России Блеск олимпийского огня скрывает бездну, в которую окунулись и страна, и президент, пишет The Economist.

7 февраля состоялось открытие зимней Олимпиады в черноморском курортном городе Сочи. Месседж этих Игр простой: «Россия вернулась». Их планировали как триумф русского возрождения, символ международного признания и коронный момент для президента Владимира Путина, который на это время, похоже, одолел всех противников.

В церемонии открытия попутно включено образ Руси - «птицы-тройки» из «Мертвых душ» Николая Гоголя. «Русь, - писал прозаик, - куда несешься ты, дай ответ? [...] летит мимо все, что только есть на земле, и искоса поглядывая, уступаються и дают ей дорогу другие народы и государства».
Цитата эта давно служит для оправдания российской исключительности и морального превосходства. Гоголь изображает Россию испорченной и коррумпированной страной, но именно эти нищета и греховность дают ей право на мистическое возрождение. Тройка везет мошенника Чичикова и его пьяного кучера, но она стала символом боговдохновенной страны, которая затмевает все остальные.

То же касается сочинской Олимпиады. Это грандиозное мероприятие, крупнейшее строительство в постсоветской истории России является одновременно микрокосмом тамошней коррупции, бесхозяйственности, пересыщенности богатством и пренебрежения к обычным гражданам. Игры многие считают блажью не российских властей, а слишком самовлюбленного мачо-президента и отнюдь не народным порывом. Их стоимость с 2007 года выросла более чем вчетверо, достигнув $50 млрд. Затем они стали самыми дорогими за всю историю. По мнению одного из членов Международного олимпийского комитета, около трети этих денег просто украдено. Лидеры российской оппозиции заявляют, что цифра намного больше.

Кроме того, Сочи демонстрирует бесконечность проблемы России на Северном Кавказе. После двух терактов в Волгограде, что на 690 км севернее, в конце декабря 400-тысячный курортный Сочи превратился в крепость, которую охраняют около 100 тыс. военных и членов военизированных охранных формирований. Горы ощетинились ракетами, патрулируют побережье скоростные катера и субмарины, а с воздуха за всем следят дроны. 58-я армия Вооруженных сил России, которая в последний раз участвовала в войне против Грузии 2008 года, будет охранять южную границу. Вместо того чтобы открыть страну туристам эти Игры, скорее всего, войдут в историю как наиболее закрытые. Службы безопасности России выдают специальные паспорта всем зрителям, чтобы отфильтровать не только потенциальных террористов, но и политически неблагонадежных.

Строгие меры безопасности напоминают московскую Олимпиаду 1980 года, когда людям, не прописанным в столице, запретили въезд в нее, вывезя оттуда всех «нежелательных элементов». Есть еще и другие параллели. Обе Олимпиады проходят в атмосфере враждебности между Россией и Западом. В 1980 году несколько стран, среди которых Соединенные Штаты и Западная Германия, бойкотировали Игры в знак протеста против советского вторжения в Афганистан. В этот раз команды приедут, но лидеры государств, в том числе и президент США Барак Обама, останутся дома.

Картинку уже затмили кровавые столкновения в Украине, которые стали следствием ожесточенной геополитической борьбы между РФ и ЕС. Эта страна имеет решающее значение для путинской мечты о создании Россией собственного Евразийского союза как уменьшенного варианта бывшего СССР. Может, Кремль и не оказывает военного давления, но он пытается втянуть Украину в своей сферы влияния с помощью кредитов, газа и контрразведки, одновременно предостерегая от вмешательства Запад. Вряд ли можно это назвать поведением радушного хозяина Олимпийских игр.

Призраки советчины

Возможно, наиболее поразительная параллель с Олимпиадой-80 - это состояние экономики. По крайней мере в одном Россия абсолютно отличается от СССР: государство уже не регулирует цен и имеет широкий частный сектор. РФ больше не тратит времени и денег на производство никому не нужных товаров. Военно-промышленный комплекс, который когда-то пожирал национальные ресурсы, намного уменьшился. Российский средний класс одевается, скупается, ест и путешествует в основном так же, как и западный. Выросли показатели потребления. Но вблизи видно, что страна почти такая же слабая, как и в 1980-м.

Тогда длился год пика экономической стабильности Советского Союза. Цены на нефть были высокие, и государство наращивала экспорт энергии через новый трубопровод на Запад. Доходы от продажи энергоносителей тратили на огромный правящий аппарат и импорт зерна и одежды. Пока Запад переживал кризис, СССР радовался скромным ростом экономики. Однако через несколько лет цены на нефть упали - и режим посыпался.

В нынешней России нефть и газ составляют 75% экспорта (для сравнения: в 1980-м - 67%). Она больше не покупает зерна у Америки, как в 1980-х, но сегодня импортирует 45% всех потребительских товаров. Стоит только зайти в универмаг в центре Москвы: там очень трудно найти что-то отечественного производства. Государство остается единственным крупным работодателем, а ее корпорации, которые контролируют природные ресурсы, инфраструктуру, банки и СМИ, доминируют на рынке.

По словам американских экономистов Клиффорда Гедди и Барри Иккса, чрезвычайно неэффективная промышленная структура старой советской экономики, построенная на нерациональном использовании человеческих и других ресурсов, сохранилась без изменений. Нефтедоллары только усилили и увековечили ее: они обеспечили политическую стабильность и лояльность населения, но замедлили модернизацию. Неизбежный результат - застой.

Деньги как алкоголь

В прошлом году, когда развитый мир начал выздоравливать после рецессии, динамика российской экономики замедлилась и не достигла даже 1,5%. По данным Министерства экономического развития РФ, признаков восстановления высоких темпов роста пока не видно. Даже Путин в декабре вынужден был признать, что главные причины замедления - внутренние. Эра быстрого роста, которая пришлась на его первое президентство, закончилась.

Тогда локомотивами роста были два фактора и ни один из них не имел особого отношения к Путину. Первый - развал советской экономики; второй - рыночные реформы предыдущего десятилетия, которые открыли дорогу частному предпринимательству. Как указывал архитектор этих преобразований Егор Гайдар, рост, начавшийся в 1999-м (в году прихода нынешнего лидера к власти), в первую очередь стал результатом восстановления и наблюдалось по всей территории бывшего Советского Союза. Оно не требовало больших новых инвестиций и опиралось на свободные мощности, оставшиеся от советских времен. Затем, в 2004 году, когда Путин пришел на второй президентский срок, резко начали расти цены на нефть и страну заполонили дешевые деньги, что вызвало всплеск потребления. Но вместо того, чтобы создавать институты и закладывать основы будущего роста, Кремль использовал нефтедоллары для укрепления власти, подавления конкуренции и восстановление влияния России в мире.

Хотя часть этих средств хранили в резервных фондах, немало их просачивалось в реальную экономику через бюджетные расходы, которые активизировали потребление. в 2005 году российское правительство составило бездефицитный баланс, тогда как нефть стоила $20 за баррель. В 2013-м для сбалансированного сметы нужна была цена $103. Андрей Костин, директор ВТБ, одного из крупнейших государственных банков, недавно полушутя сказал: «Здоровый бюджет для меня тот, который делает большие финансовые вливания (особенно в декабре) в банковскую систему, которые тогда приятным теплом расходятся, как пиво с похмелья, всей этой системой».

Чистый доход (и потребление тоже) в 2000-х рос вдвое быстрее экономики. Поднятие уровня жизни частично удалось обеспечить благодаря инвестициям. Хотя вложения в новые предприятия и оборудование увеличились с 15% ВВП в 2000 году до сегодняшних 23%, они все равно далеко отстают даже от уровня советских инвестиций в основной капитал, что уж говорить о показателях Китая. Как отметила ведущий экономист и аналитик Альфа-Банка Наталья Орлова, половина нового строительства к рецессии приходилась на торговые центры, а не на предприятия, которые наполняли бы их товарами.

Цена на нефть все еще высока, и в экономике не ощутимо дефицита средств. Фактически проблемой является избыток денежной массы и нехватка институтов. Деньги давно стали главным орудием власти и управления в руках Кремля, который за них покупает лояльность как элит, так и обычного населения. После кризиса 2009 года правительство увеличило государственные расходы на 40%. Это привело к повышению цен и увеличению импорта, но мало помогло экономике. Зарплаты бюджетников выросли, но качество их услуг не улучшилась. Россияне (особенно в провинции) и до сих пор чаще всего жалуются на неудовлетворительный уровень образования и здравоохранения.

Ведущий научный сотрудник Института экономической политики имени Егора Гайдара Кирилл Рогов считает, что увеличением расходов (для поддержания динамики за счет потребления) государство подняло стоимость труда с 40% до 50% ВВП России, то есть до уровня развитых стран. Но производительность остается более чем наполовину ниже показатели ЕС. В прошлом дешевый труд в России компенсировал неблагоприятный инвестиционный климат и неудовлетворительное развитие институтов, что давало бизнесу получать прибыль и инвестировать. А сейчас экономика зажата между неэффективными институтами и высокой стоимостью труда, что лишает частное предпринимательство конкурентоспособности.

Россия столкнулась с той же проблемой, что и ранее Советский Союз: она не может расти за счет приумножения рабочей силы. Положение усложняет демография. Трудовые ресурсы увеличивались до 2008 года, но спад рождаемости в 1990-х означает, что теперь они уменьшаются. Для дальнейшего роста РФ нужны инвестиции, перераспределение ресурсов и эффективные институты, особенно пр?ва собственности. Однако все это неизбежно будет угрожать основной мотивации Путина и его окружения: сохранению патерналистской модели, в которой государство (и те, кто себя с ним отождествляет) - это лишь источник денег и власти.

Друзья и карьеристы

Государство - одно из основных препятствий для модернизации России. С 2000 года чиновников в стране увеличилось почти вдвое. Четверть населения, которое работает, занято в государственном секторе. Общая численность зависимых от бюджета колеблется в пределах 35-40%, как считает российский экономист и аналитик Борис Грозовский. По его мнению, это та часть электората, которому выгоден статус-кво. Во время выборов персонал государственных учреждений чуть ли не строем водят голосовать за Путина. Тем временем главная задача госслужащих РФ - перекладывать с места на место бумажки и выжимать административные платежи с предприятий и граждан. Бюрократы мало заинтересованы в поддержке конкуренции, которая может лишить их работы.
Это особенно касается служб безопасности и прокуратуры, чьи работники относятся к наиболее заинтересованных в правлении Путина. Верный слуга режима, глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин недавно сказал в интервью одной российской государственной газете, что «приватизация - это опасность, которая может убить экономику России». Кремль подозрительно относится к частному предпринимательству, поэтому передал экономику на откуп государственным корпорациям, что их нередко возглавляют бывшие сотрудники спецслужб и немногочисленные друзья. Если во время Бориса Ельцина олигархами были частные предприниматели, которые влияли на государственную политику, то олигархи Путина - это бывшие кагэбэшники, которые воспользовались властью Кремля для захвата частного бизнеса.

По оценкам некоторых аналитиков, эти государственные компании контролируют около половины российской экономики. Они защищены от конкуренции, высасывают ресурсы и поднимают инфляцию. Государственные компании выдают подряды номинально частным фирмам, которые принадлежат друзьям и родственникам директоров. Замечательный пример - Олимпиада в Сочи: крупнейшими подрядчиками стали фирмы приятелей Путина, среди которых друг детства и партнер президента по дзюдо Аркадий Ротенберг.

Такие практики создают систему ложного стимулирования, способствующих цинизму и кумовству и отпугивают тех, кто желает найти применение своей инициативе и знанием. Один человек работал в двух компаниях, принадлежащих друзьям Путина. Его последний работодатель - фирма, которой владеет влиятельный государственный чиновник. «Получаю больше, чем имел бы в независимой, а работы гораздо меньше. Я почти не создаю дополнительной стоимости. Все решают связи», - говорит он.

Россия все еще может похвастаться чрезвычайно предприимчивыми и трудолюбивыми бизнесменами, которые стремятся к успеху и дальше инвестируют, однако многие из них теряют надежду и уезжают за границу. Экономическая активность идет на спад, прекращаются процессы слияния и поглощения, продолжается отток мозгов и капитала из страны. Главный экономист крупнейшей российской государственной финучреждения «Сбербанк» Євгений Гавриленков считает, что эту проблему усугубляет Центральный банк РФ, который для стимуляции роста выбрасывает на рынок ликвидные резервы, одновременно пытаясь поддержать рубль. Это дает банкам и их клиентам возможность спекулировать на валютной бирже вместо того, чтобы инвестировать. Но главная причина замедления вложений - это неуверенность в будущем и отсутствие надлежащего правового статуса имущества.

В третий раз не всегда везет

Купить лояльность различных «групп по интересам» легко, когда национальный пирог растет, и намного труднее, когда он уменьшается. Гайдар прогнозировал, что с падением доходов перед режимом встанет выбор: либо репрессии, что закончатся революцией, или демократизация, которая тоже может привести к потере власти. В последние годы Путин пытается избежать этой дилеммы. Он принимал решения, руководствуясь текущим моментом: то устраивал показательные суды над политическими активистами и сажал за решетку лидеров оппозиции, как Алексея Навального, то позволял последним участвовать в выборах мэра Москвы. А в конце прошлого года помиловал олигарха Михаила Ходорковского, который провел в тюрьме 10 лет, но выслал его из страны. Напуганные беспорядками в Украине, прокуроры РФ требуют пяти-шестилетних сроков заключения для российских протестантов. Сейчас под прицелом независимый телеканал «Дождь», популярный среди инакомыслящих.

Будучи верным сыном КГБ, Путин предпочитает реагировать на ухудшение экономической ситуации так, как это делал его бывший начальник и политический идеал Юрий Андропов в 1980-х. Тот репрессировал диссидентов и одновременно пытался модернизировать экономику сверху, чтобы сохранить режим. Путин верит, что если бы упомянутый генсек не умер в 1984-м, его план удался бы. Но он унаследовал еще и глубокий страх перед развертыванием массовых репрессий и чисток, от которых отказались лидеры андроповського поколения после смерти Сталина ради самосохранения.

Каким бы умелым тактиком был Путин, похоже, ему не хватает стратегии. Возможно, он ожидает повышения цены на нефть. Сейчас она стабилизировалась на уровне около $100 за баррель, но вряд ли держаться возле этой отметки долго. С увеличением добычи сланцевого газа в Соединенных Штатах и других странах черное золото может за следующие шесть лет подешеветь на 15%, как прогнозируют аналитики.

Учитывая относительно низкий уровень государственного долга Россия может начать набирать больше кредитов, чтобы сохранить бюджет на плаву. Именно это делал Советский Союз, когда падали цены на нефть. Экономика РФ куда лучше подготовлена к их обвалов, чем советская. Россия накопила значительные резервы иностранной валюты и имеет плавающий обменный курс, что позволяет вносить коррективы в случае такого падения. Однако, несмотря на масштабы импорта, девальвация валюты может ударить по уровню жизни и привести к более высокой инфляции, чем сегодняшние 6,7%. Неравномерное распределение доходов в России означает: даже когда экономика удержится на плаву, для беднейших 40% населения положение ухудшится, считает Рогов.

Специалисты соглашаются: хоть бы какой была динамика цен на нефть все сценарии «грозят административной кризисом, распрями среди элиты и конфронтацией между народом и властью». Даже при нынешних расценках отношение к Путину быстро меняется, считает Михаил Дмитриев из Центра стратегических разработок, которого недавно сместили с поста президента этой аналитической учреждения. За последний год недовольства по всей стране усилилось, распространившись на все социальные и возрастные группы. Правда, Москва и Санкт-Петербург, где уровень ВВП на душу населения выше, а инфраструктура лучше, сделались более стабильными и даже более лояльными.

Дмитриев заявляет, что последние исследования среди фокус-групп свидетельствуют: Путин все меньше ассоциируется со стабильностью и больше - с неуверенностью. Его прежние достижения забываются, а недавние эскапады вроде полета с журавлями или ныряния по древние амфоры просто раздражают. По данным опросов Левада-Центра, почти 50% населения не желает, чтобы он остался на президентском посту после 2018 года, когда заканчивается нынешняя каденция. Изменение в настроениях повлекло не так ухудшение личного положения, как обеспокоенность тем, что страна быстро заходит в тупик. Опасность для мира заключается в том, что ослабленный Путин может стать более агрессивным - и не только в Украине.

Для Кремля опасными являются не массовые протесты, а то, что на этом недовольстве могут сыграть элиты, желая достичь собственной политической и экономической цели, как в конце советской эпохи это сделали их предшественники. Путинская идея централизованной «вертикали власти» имеет поддержку в губернаторов регионов, когда деньги текут сверху вниз, но теряет популярность, когда Москва пытается изымать средства у них и оставляет им недовольное население и неподъемный груз социальных выплат. На этом этапе идея централизации перестает быть привлекательной и начинается игра «каждый за себя».

Последние опросы общественного мнения и исследования фокус-групп, проведенных Дмитриевым за пределами Москвы и других крупных городов, подтвердили рост спроса на децентрализацию, подотчетность власти, независимую судебную систему, свободные средства массовой информации и право на протест. Все это приобретает отклик в настроениях среднего класса больших городов. В середине 1980-х именно такое сочетание широкого народного недовольства и протеста в среде элит развалило советскую систему. В конце концов, СССР рассыпался не через массовые уличные протесты, а потому что номенклатура больше не видела никакой экономической выгоды в защите режима.

Через сколько времени все это повторится снова? Возвращаясь к словам Гоголя: «Русь, куда несешься ты, дай ответ? Не отвечает. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный на куски воздух».


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки