Россия - страна победного равнодушия

Недавно в России случился юбилей, о котором, само собой, официально нигде не упомянули, — 85 лет со дня убийства Кирова и начала Большого террора.

Кое-кто склонен считать, что РФ до сих пор расхлебывает его последствия, но ради справедливости отметим: все началось раньше. Не говоря уже о том, что расхлебывать никто и не собирается. Всех все устраивает, пишет Екатерина Барабаш для издания Тыждень.

Ученые считают, что эмпатия дается человеку от природы и свойственна не только сапиенсу. Например, детский плач способен растревожить Холодное сердце, и тем более женское, просто потому, что забота о беспомощных запрограммирована природой. Но вот письмо Михаила Шолохова Сталину от 4 апреля 1933 года о раскулачивании, свидетелем которого он стал:

«Остальным колхозникам было официально строго запрещено пускать в свои дома ночевать или греться выселенных. Им предстояло жить в сараях, погребах, на улицах, в садах. Население предупредили: кто пустит выселенную семью, будет выселен сам. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзающих детишек, пускал соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день жили на улице. (...) ночью, на лютом ветру, на морозе, когда даже собаки прячутся от холода, выброшенные из собственных домов люди разжигали в проулках костры и сидели возле огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую землю. Над переулками стоял сплошной детский крик».

На тот момент Шолохов, очевидно, был еще достаточно наивным и верил, что обращается по адресу. Для Сталина и его шайки наказать якобы виновных в сокрытии продовольствия кулаков было делом десятым. Тот ужасный эксперимент был направлен не на них. Они были лишь расходным материалом, наглядным пособием. Главная цель — воспитание нового человека. Или, как позже назовут, "нового исторического сообщества - советского народа". Этот народ ни к кому не должен знать пощады. Свести на нет любые проявления человечности и гуманности. Показал слабину, пожалел-вот тебе самое высокое наказание. Быть выброшенным на улицу в лютый мороз-та самая "вышка", только невыносимая.

Советская власть взялась вытравливать из населения человеческое. А из всего человеческого наибольшую опасность представлял эмпатия — с ней предстояло бороться в первую очередь. Страх быть выкинутым из дома, с работы, из жизни — постепенно стал сутью и общим знаменателем миллионов. Самые горячие умы убеждают, что он сидит уже на генетическом уровне, но любой ученый объяснит: за такое короткое время генетический код измениться не может. Тут дело в другом.

Ученые-биологи провели как-то такой эксперимент. В клетку посадили пять обезьян. Вверху подвесили вязку спелых, аппетитных бананов. Когда одна обезьяна потянулась к фруктам, на животных со всех сторон полились тугие, болезненные струи воды из брандспойта. Через какое-то время в клетку запустили еще одну обезьяну. Она, конечно, тоже полезла к бананам, но животные ее отогнали — еще свежа была в их памяти расправа. Обезьяна, которая первой пыталась достать фрукты, убеждала новичка вместе со всеми. Потом запустили еще одну — ситуация повторилась. Далее из клетки постепенно одну за другой стали убирать животных, которые еще помнили брандспойт. Остались только те, что попали туда позже. Реакция на попытки новичков дотянуться до бананов была такая же: каждую следующую обезьяну останавливали, хотя в клетке уже не осталось никого, кто помнил бы болезненные струи воды. Без какой-либо генетической передачи страх стал рефлексом, развившимся на основе опыта предыдущих поколений.

Население России, как те обезьяны, стремительно впитало в себя рефлекторный страх. И здесь советская власть поработала на славу. Уничтожение эмпатии в любых ее проявлениях — этому была подчинена работа всего партийного аппарата. Для того Сталин гноил и расстреливал — ему нужен был страх, что, как известно, является худшим спутником эмпатии. Про какую эмпатию можно говорить в стране, которая утопила себя в миллионах доносов?

Можно возразить, мол, советская власть калечила весь Союз, то почему тогда остальные республики, отколовшись, не демонстрирует такого катастрофического недостатка эмпатии? Во-первых, как окончательное явление это есть везде, а особенно в азиатских бывших республиках, ставших на путь авторитаризма, как Туркменистан или Узбекистан. Во-вторых, в советское время, в постсоветский период и особенно в новейшее время произошли огромные миграционные перемещения, в результате которых самые агрессивные, самые циничные и морально неразборчивые перебрались в Россию, преимущественно в Москву. РФ стала преемницей СССР не только в юридическом смысле. В-третьих, в России был «лучший» анамнез — несколько веков вражды-дружбы с монголо-татарами, у которых она переняла азиатско-кочевую привычку не ценить человеческую жизнь, плюс самая хмурая и наиболее нечеловеческая из христианских конфессий — злодейское государственное православие. Оно имело здесь особый оттенок: в то время как просвещенная Европа уже впитывала свободный дух протестантизма, в России под видом соборности насаждалось неуважение к отдельной личности, что потом так было нужно советской власти.

Известный британский психотерапевт Александр Мюзик в своей книге «Хорошая жизнь» предполагает, что глубинные социальные изменения, которые приводят к еще большему неравенству в обществе, делают нас жестокими и грубыми. Все мы рождаемся великодушными и добрыми, а потом общество подталкивает нас к эгоизму и холодности. Ученый уверен, что каждый человек проходит путь от доброты к эгоизму. «Мы теряем способность к эмпатии и состраданию, взаимодействуя с другими людьми в обществе», — пишет психотерапевт.

Вернемся к настоящему времени. В России, что и без того бедная на массовые протесты, народ ни разу не выходил на улицу против насилия над людьми. Ни Беслан, ни Норд-Ост, ни Магнитский, ни пытки в полиции и тюрьмах, ни избиения политзаключенных и солидные сроки для них не смогли выгнать русских из домов. В отличие от Украины, например, которая вышла на протест и прогнала власть после избиения студентов. Самые массовые российские митинги были не за людей, не за их жизнь, не против насилия, а против приписанных голосов на выборах. Даже лидер оппозиции Алексей Навальный — единственный, кто способен вывести на улицы более-менее серьезное количество народа, — оперирует лишь лозунгами против коррупции, что само по себе, безусловно, очень важно, но свидетельствует все же о нехватке сочувствия к жертвам.

Пусть там сколько голосов приписывали бы Путину на выборах, он избранный народом президент. Другого России и не надо, даже если просто представить невероятную ситуацию, что у него есть сильный, порядочный соперник, который печется об интересах народа. Здесь такой не пройдет. Почти 20 лет назад произошла трагедия на подводной лодке «Курск». Подводники задыхались в смертельной агонии, а президент играл в теннис в Сочи. Дальше было просто убийственное «Она затонула» в ток-шоу Ларри Кинга и «десятидолларовые шлюхи» в адрес вдов моряков. Он не знал, как себя вести в такой ситуации, его жизненный опыт, мозги и воспитание обошли такую необходимую вещь, как эмпатия. И, что самое страшное, эта история никоим образом не отразилась на его карьере. В демократических странах способность к эмпатии среди важнейших качеств политика. И если политик не наделен ею от природы, ему придется приложить немало усилий, чтобы научиться хотя бы имитировать ее. В России в этом нет нужды. Хамоватая, бездушная власть, которая запрещает усыновлять детей за границу, уничтожает санкционные продукты, которыми можно было накормить сирот, запрещающая ввоз необходимых импортных лекарств, не только лишена эмпатии, а даже никогда не слышала о ней, и эта власть нашла себе подходящий народ. Народ поймет и простит. Он утонул. Солнце не достигает дна.

Метки:
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама
Соглашение об ассоциации

О нас

Метки