Климатические изменения усиливают военные конфликты в мире

Климатические изменения оказывают все заметнее влияние на общественную жизнь многих стран. Доказательством этого может быть динамика протестов и конфликтов в последние годы.

В этом нет ничего нового. Однако, если когда засухи или наводнения были видом интервенции природы в создаваемый человеком порядок, то сейчас наоборот — на общества влияют интервенции человека в природу.

В 2006-2011 годах Сирия была поражена самой сильной засухой, которая принесла наибольшие потери урожаев от времен первых цивилизаций на пространстве Плодородного Полумесяца. Из 22 млн тогдашнего населения этой страны почти пол миллиона болезненно ощутили последствия наступления пустыни, что повлекло массовую миграцию крестьян с семьями в города.

Этот эксодус еще больше углубил напряжение, вызванное наплывом беженцев из Ирака после американской инвазии в 2003 г. В течение нескольких десятилетий баасовский режим Дамаска запускал ресурсы страны, дотировал выращивание пшеницы и хлопка, которое требует значительных объемов воды и пропагандировал неэффективную технику орошения. Чрезмерный выпас и демографический рост ускорили процесс. В 2002-2008 годах водные запасы Сирии уменьшились наполовину.

Засухи, революции, войны

Упадок сирийской аграрной системы возник из-за совпадения многих факторов, среди которых были климатические изменения, плохое управление природными ресурсами и демографическая динамика. Это "совпадение экономических, общественных, климатических и экологических изменений взорвало общественный договор между гражданами и правительством, усилило оппозиционные движения и легитимность власти Асада неотвратимо упала", —оценивают Франческо Феміа и Кейтлин Веррел [Francesco Femia и Caitlin Werrell] из Центра Климата и Безопасности. По их мнению возникновения Организации Исламское государство и ее экспансия в Сирии и Ираке является частично следствием засухи. При этом эта засуха возникала не только из-за естественного изменения климата. Она аномальная: "Изменение системы осадков в Сирии связанное с подъемом уровня моря в восточной части Средиземного моря, вместе с падением влажности почвы. Эти тренды не обусловлены ни одной естественной причиной, тогда как засуха и потепление подтверждают модели реакции на рост эмиссии парниковых газов", — указывает обзор Американской Академии Наук.

Зимой 2010-2011 годов нехватка осадков и песочные бури в восточном Китае побудили правительство Вэнь Цзябао использовать ракеты в надежде вызвать дождь, что принесло ощутимые последствия далеко за пределами страны. Опустошение урожаев вынудило Пекин покупать пшеницу на международном рынке. Резкий рост мировых цен на пшеницу, что наступил после этого, углубил общественное недовольство в Египте (который является крупнейшим мировым импортером пшеницы), где среднестатистическая семья тратит теперь более ⅓ своих доходов на продукты питания. Двукратный рост цены тонны пшеницы, которая с 157 долларов в июне 2010 г. подскочила до 326 долларов в феврале 2011 г. был сильно ощутим в этой зависимой от импорта в стране. Цена хлеба выросла в три раза, что увеличило недовольство общества и нежелание относительно авторитарного режима президента Хосни Мубарака.

В этот же период урожаи пшеницы, сои и кукурузы на южном полушарии серьезно уменьшились через южно-тихоокеанскую осциляцию Эль Нино, мощное климатическое явление, которое вызвало засухи в Аргентине и проливной дождь в Австралии. В статье, опубликованной в обзоре Nature, Соломон Сян, Кайл Мен и Марк Кейн [Solomon Hsiang, Kyle Meng и Mark Cane], доказывают связь между гражданскими войнами и осцилляцией Эль Нино (ENSO), 3-7 лет вызывает накопление теплой воды вдоль побережья Эквадора и Перу и предотвращение пассатов над Тихим океаном, что вызывает серьезные погодные аномалии во всем мире. По мнению Сяна и его коллег правдоподобность возникновения внутренних конфликтов вырастает дважды при наличии феномена ENSO. Это первые указания, что стабилизация современных обществ сильно связана с глобальным климатом.

Что это такое — natural security (естественная безопасность)?

Климатические изменения стали фактором, что усугубляет угрозу и меняет ход международных отношений. После hard security, унаследованной после холодной войны, пришла очередь на natural security —концепцию, созданную причастными к Center for a New American Security американскими военными. Этот исследовательский центр возник в 2007 г., чтобы противостоять климатическому скептицизму неоконсерваторов и распознавать новые глобальные угрозы.

Источники дестабилизации окружающей среды уже не ограничиваются вполне внутренними и природными факторами, таких как извержения вулканов, цунами или землетрясения. На нее накладывается деятельность человека, ускорение производственных циклов и их глобализация.

Новый термин "антропоцена" выражает именно это непропорциональное влияние, которое оказывают промышленно развитые общества на систему планеты.

В Арктике ледники которой могут полностью растопиться до конца этого столетия, и где последствия глобального потепления вдвое ощутимее чем где либо, желания новой обрисовки сухопутных и морских границ усиливают напряжение между полярными государствами. Россия, которая уже веками эксплуатирует просторы Арктики, является единственной державой, которая располагает флотом атомных ледоколов. Новая гигантская модель, что сейчас создается в верфях Санкт-Петербурга, должна быть завершена в 2017 г. Москва обновляет свой флот сверхтихими подводными лодками четвертого поколения, которые могут нести ракеты с ядерными боеголовками. Для американской стороны открытие Арктики создает прекрасную возможность в торговых отношениях с Азией, и одновременно возможность обеспечить себя новыми энергоресурсами.

Таяние арктического льда влечет за собой ряд системных последствий. Изменение круговорота полярного воздуха, ледяных воздушных слоев, выходящих из северного полюса, объясняет волну резких морозов, которые ударили по Северной Америке зимой 2013-2014 г. "Взаимодействие между Арктикой и глобальным потеплением является чем-то новым в стратегической истории человечества, поскольку превращает встречу географии и геофизики в этом регионе на новую странную силу геофизического характер, которую мы называем силой среды Арктики. Действует она в мировом масштабе, вызывая огромные последствия", — замечает эксперт в области военной стратегии Жан-Мишель Валантін [Jean-Michel Valantin]. Однако новейший доклад Межправительственной группы экспертов по изменению климата (IPCC) отмечает, что нет оснований, чтобы опасаться возникновения вооруженных конфликтов вокруг северного полюса. Таяние арктического льда будет испытанием стойкости полюсных надгосударственных институтов сотрудничества, таких как Арктический Совет. Причинно-следственные связи являются скомпрометированными, нестабильными и изменчивыми, а последствия глобального потепления отражаются в большей или меньшей степени на обществах в зависимости от устойчивости их политических, экономических и общественных систем.

Журналист Гвин Дайер [Gwynne Dyer] в книге Climate Wars [Климатические войны] описывает мир, в котором парниковый эффект усиливается в ускоренном темпе, а беженцы, гонимые со своих мест голодом из-за засухи и повышением уровня моря, пробуют захватить северное полушарие, тогда как последние продовольственно самодостаточные государства, территории которых расположены на больших высотах, вынуждены отчаянно защищаться, в том числе с использованием ядерного оружия, от все более агрессивных соседей из южной Европы и превращенных в пустыни побережий Средиземного Моря.

Спасет нас инженерная геология?

В реакции на явление, которое некоторые ученые определяют как "решающая климатическая деструкция, вызванная человеком"(anthropogenic climate disruption), инженерная геология — интервенция для противодействия потеплению нашей планеты — пробует контролировать климат. Она заключается в применении ряда техник, чтобы выловить избыток углекислого газа из атмосферы (carbon dioxyde removal) и регулировать солнечное излучение (solar radiation management), хоть бы и ценой глубокой дестабилизации обществ и экосистем. Например, распыление серы имеет целью создать в атмосфере достаточно грубый ей слой — чтобы она рассеивала солнечное излучение и этим способствовала охлождению планеты. Но наблюдения за извержением вулканов привело климатологов к выводу, что доли серы, способствуя охлаждению атмосферы, вызывают также и местные засухи и могут, кроме того, вызвать уменьшение продукции солнечных панелей, способствовать уничтожению озонового слоя и нарушить глобальный гидрологический цикл. "Кроме того, без международных соглашений, которые определяют, как и в каких пропорциях применять геоинженерию, техника контроля солнечного излучения несет собой геополитический риск. Поскольку средства этой технологии составляют десятки миллиардов долларов ежегодно, то она может использоваться негосударственными акторами, малыми государствами, которые действуют за свой счет, порождая таким образом глобальные или региональные конфликты", — остерегает последний доклад IPCC.

Как подчеркивает психосоциолог Гаральд Вельзер [Harald Welzer], климатические изменения не только поставляют новые причины кровопролитных конфликтов, но способствуют также возникновению новых форм войны. Крайнее насилие этих конфликтов выходит за рамки, определенные классическими теориями, и "открывает поле действий, для которых не хватает точек отсчета в опыте мирового порядка северного полушария, очень спокойной после II мировой войны. Асимметричная борьба между населением и вожаками, которые служат большим частным группам, становится частью рынка насилия, который усугубляется потеплением климата.

Хаос, который длится с 1987 г., в суданском Дарфуре, является совершенной иллюстрацией этой саморазрушительной динамики, к тому же усиливается из-за ослабления государственных структур. Деградация почв на севере Нигерии изменила земледельческий и скотарський образ жизни и повлекла изменения миграционных трасс. Были заброшены сотни сел, а перемещение населения дестабилизировало регион, готовя почву для исламского движения Боко Харам.

Комбинированный риск и климатические преследования

Последний доклад IPCC внедряет понятие "комбинированного риска" (compound risk), который учитывает влияние различных факторов в данной географической среде: "Поскольку средняя температура на земле вероятнее всего вырастет к 2050 г. на 2-4°C по сравнению со средним уровнем 2000 г., то существует вероятность значительных модификаций схем межчеловеческого насилия, групповых конфликтов и общественной дестабилизации в будущем".

Исследователь Маршал Берк [Marshall B. Burke] из калифорнийского университета Беркли и соавторы в своей книге предусматривают рост вооруженных конфликтов на 54% до 2030 года. Их работа является первой попыткой оценить возможное влияние климатических изменений на конфликты в Тропической Африке. Она показывает связи между гражданской войной и ростом температуры и уменьшением количества осадков, базируясь на ожидаемых IPCC среднего уровня эмиссии парниковых газов в 2020-2039 гг.

Наплыв беженцев к воротам этого островка благополучия, которой является Европа, вероятнее всего будет продолжаться, и даже усиливаться в течение всего XXI века. Политолог Франсуа Жамен [François Gemenne] оценивает, что "в мире теперь есть как минимум столько же лиц, переселяющихся учитывая деградацию среды, сколько беженцев переселяют из-за войны и насилия". Мигранты бегут от войн, которые ведутся далеко от границ западного мира. А Запад, несмотря на свою ответственность за глобальное потепление, не торопится с признанием их статуса : "Отвергать термин климатические эмигранты — это по сути отвергать факт, что климатические изменения являются формой преследования в отношении наиболее беззащитных лиц". Они становятся жертвой процесса трансформации земли, на которую не имеют ни малейшего влияния.

Автор: Agnès Sinaï | Le Monde-diplomatique


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки