Память народа Израиля: мемориал Яд Вашем

ИзраильС момента российской агрессии отношение украинцев к государству Израиль изменилось. Евреи – народ не только книги, но и памяти. Память вместе с религией была тем фактором, который не дал евреям раствориться в течение тысячелетий в других народах. И суть не только в соблюдении жестких религиозных предписаний, но и в том, как справляться с непростым прошлым, пишет издание Захид.нет.

В случае евреев вопрос заключался не только в том, чтобы никогда не забывать зла, причиненного твоему народу, но и в том, чтобы не пересолить и с ролью жертвы. Память не должна разворачивать целые поколения в прошлое и не отпускать их оттуда, она должна давать посыл в будущее, вдохновлять молодые поколения на созидание чего-то нового. Здесь важно найти золотую середину: не простить преступления убийцам, но и не зациклиться на мысли, что твой народ – вечная пассивная и безвольная жертва.

Обречены на соседство

Уже довольно долго и придирчиво наблюдаю за изменениями в украинском общественном мнении относительно евреев. И надо сказать, что отношения между нашими народами никогда не были безоблачными. Оно и понятно, ведь жили украинцы и евреи на одной земле, а законы чужих для них государств никогда не были благосклонны к обоим народам. Полоса оседлости в Российской империи приковала намертво евреев к украинцам. Колиивщина сорвала десятки тысяч украинских евреев из Приднепровья и погнала в Галичину. Это привело к удвоению еврейского населения в бедных галицких местечках, которые стали еврейскими островками в настоящем украинском море. И здесь ко всему надо добавить историю с произволом еврейских арендаторов, гайдаматчине, регулярное участие украинцев в погромах, религиозную нетерпимость и в конце концов анархию первых лет украинской государственности, большевизм, Голодомор и Холокост.

Десятилетиями дискуссии между украинцами и евреями даже на академическом уровне сводились к тому, кто кому причинил больше бед, или кто начал первым. Стоило начаться какому-то судебному процессу в США над подозреваемым в нацистских преступлениях, как моментально мобилизовались обе диаспоры: украинская и еврейская. Работали историки, юристы, журналисты. То есть достаточно было одной искры, чтобы вспыхнула очередная «историческая» украинско-еврейская война. Уже как отголосок эти дискуссии перенеслись в независимую Украину и в вульгаризованной форме способствовали расширению антисемитских клише про «жидокомуну» и об украинцах, что с молоком матери всосали антисемитизм.

Самое плохое в этой истории – это несимметричность исследования проблем и их переосмысление в обществе. Если труды многих украинских диаспорных и постсоветских историков страдали низким научным уровнем и предоставлялись только для самоуспокоения определенной группы людей, то серьезные разработки, вышедшие на английском, немецком и французском языках, творили мощный интеллектуальный дискурс. К сожалению, украинцы в нем почти отсутствовали. Украинские историки, вместо того, чтобы исследовать сложные, но очень актуальные темы, бросались то оборонять «свою» историю, то повторяли советские стереотипы про агрессивных сионистов и праведных палестинцев, то прибегали к примитивной пропаганде, утверждая, что украинцы и евреи не должны отвечать за преступления прошлого, ибо они долгое время были народами без государств. Вот если бы они имели свои государства, тогда бы...

Со времени российской агрессии против Украины и аннексии Крыма настроения украинцев и их отношение к государству Израиль изменились. Теперь приходится часто слышать в украинском медиапространстве мнение о том, что настоящим примером для подражания для современной Украины мог бы стать Израиль. Мол, подобными нас делают виктимная история (Холокост и Голодомор) и борьба против несоизмеримо более сильного врага. В одном, оказывается, украинские националисты были правы: только потерпев от агрессии соседнего государства, можно понять, как трудно было маленькому Израилю бороться с врагом на всех фронтах. И здесь вопрос уже к украинцам, насколько глубоко они почувствовали эту ситуацию и не изменится ли их мнение, когда изменятся обстоятельства? Но об этом речь пойдет уже во второй части цикла.

Эта же статья посвящена изменениям в политике памяти Израиля и тому, могла ли Украина перенять еврейский опыт, чтобы не повторить чужих ошибок и просчетов.

Безмолвные овцы, покорно идущие на заклание, или народ, который не смирился?

В 1953 году по решению Кнессета был основан мемориал Яд Вашем. Мемориал памяти о Катастрофе и Героизме. Яд Вашем в переводе с иврита – память и имя. Название взято из слов пророка Исаии. Комплекс разместили на западном склоне горы Герцля, а точнее на горе Памяти. Первые сооружения Яд Вашем – Зал Памяти, Обелиск воинам-героям предстали как места почитания еврейских жертв Холокоста и для увековечения подвига участников движения сопротивления. Зал Памяти до сих пор имеет сакральное значение, поскольку там хранится пепел жертв Холокоста, взятый из нацистских концлагерей. Здесь проходят официальные церемонии и чтение Кадиша.

Но в целом первый комплекс мало чем отличается от советской эстетики памяти павших во Второй мировой войне. Те же пластические фигуры, правда, с прикрытыми женскими телами, тот самый вечный огонь... Оно, наверное, так бы и осталось, если бы не война «Судного дня» 1973 года. Именно во время этой войны Израиль увидел, что такое израильский солдат в плену. И насколько это парализует волю. До тех пор израильтяне просто отказывались понимать европейских евреев и считали их «овцами, которые безропотно шли на заклание». Европейские евреи, по их мнению, сами выбрали свой путь, отказавшись от призыва ехать в Палестину и отстраивать Эрец-Исраэль. Тем более, что один из отцов государства Израиль – Давид Бен-Гурион – заявлял: нельзя построить сильное государство, царапая старые раны. А музей Катастрофы воспринимался тогда как «расцарапывание» старой раны, как память, что парализует и не вдохновляет на борьбу страну, которая постоянно находится в состоянии войны.

Израиль еще долго стоял перед дилеммой: что делать с Катастрофой, как встроить ее в героический, государственно нарратив? И наконец после войны «Судного дня», получив негативный опыт, израильтяне решили переосмыслить отношение к трагической судьбе европейских евреев. С тех пор меняется концепция памяти, совсем другое звучание набирает и мемориал Яд Вашем. Постепенно он превращается из места памяти жертв Катастрофы на место, где рассказывается история евреев глазами самих евреев. Где через личные переживания и свидетельства конкретных людей рассказывается о мирной жизни, гонения, геноцид, движение сопротивления, героической борьбе и в итоге победу. Победу тех, кто выжил, но и победу тех, кто не смирился и боролся, идя на верную смерть.

Новый Исторический музей Катастрофы состоит из девяти залов и построен так, что посетители, осматривая залы с описанием мирной жизни европейских евреев, постепенно погружаются в мрак нечеловеческих преследований и геноцида. А далее, продвигаясь по залам и знакомясь с фашистскими фабриками смерти, с героизмом повстанцев Варшавского гетто, зрители понемногу поднимаются из самой низкой точки экспозиции на гору, в направлении яркого света в конце тоннеля. Здесь как раз и кроется основное послание молодому Израиля: евреи не шли как овцы на заклание, они брали оружие и сопротивлялись, восставали в гетто, партизанили в лесах, воевали в Красной и союзнических армиях. Они не только выживали, они боролись.

В конце экспозиции, в предпоследнем зале, демонстрируются самые шокирующие кадры – американская и советская кинохроники из освобожденных концлагерей. Эти картины отказывается воспринимать разум взрослого сложившегося человека. Еле живые, истощенные человеческие тела, горы трупов, которые волокут за руки и ноги к ямам вчерашние надзиратели концлагерей. Бульдозер, который лопатой сворачивает человеческие тела в яму... Порой экскурсовод предупреждает посетителей, чтобы не смотрели на те ужасающие сцены. Именно поэтому вход детским группам до 9 класса школы в мемориал не разрешается. Хотя частно родители на свой страх и риск могут брать своих детей на осмотр экспозиции.

Последний зал – это Зал имен. Здесь хранятся папки с именами тех, кто погиб во время Холокоста. Здесь хранится информация о членах семьи и свидетельства людей о погибших в Шоа евреев. Зал имен имеет купол, который находится над выдолбленной в скале ямой, заполненной водой, что символизирует пропасть. Под куполом размещены фотографии жертв, которые отражаются в воде, кануть в бездну которым не позволяет человеческая память о них. И вершиной экспозиции есть выход из музея. Пройдя через мрак залов, ознакомившись с нечеловеческими геноцидными практиками, посетители попадают на залитую солнцем площадку, которая гордо возвышается над Иерусалимом. Это и есть тот оптимистичный пункт, где молодые поколения израильского общества убеждаются в нерушимости их народа и в его невероятном жизненном потенциале.

Как на меня, Яд Вашем является примером разумной и продуманной политики памяти. Он позволяет помнить и чтить жертв Катастрофы, служит предостережением, чтобы геноцид в любой форме больше никогда не повторился. Но он также чтит мужество и отвагу тех, кто, рискуя своей жизнью и жизнью родных, спасал других людей. Он показывает, что, даже выживая, можно оставаться человеком. А еще он воспитывает патриотов своего государства, восторженные глаза которых вы можете видеть у молодых людей в униформе, которые патрулируют города, дороги и границы государства Израиль.

Возможно, слишком пафосной вышла первая часть рассказа, но рассказать о переходе от позиционирования как «вечной жертвы» к консолидированному народу в другом тоне вряд ли кому удастся.

Во второй части рассказа речь пойдет о менее абстрактных вещах. А именно: о праведниках народов мира и среди них украинцев, про украинский коллаборационизм, о еврейских партизанах, способы выживания и их человеческое измерение. Одним словом, о силе скелетов в еврейских и украинских шкафах.

Автор: Василь Расевич

Метки: ,

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки