Опасность китайской «дипломатии долговой ловушки»

В августе, через три месяца после того, как его оппозиционная коалиция разгромила на выборах партию, что правила Малайзией от начала независимости, 93-летний новый премьер-министр Махатхир Мохамад посетил Пекин. Его целью было показать главе КНР Си Цзиньпину, что теперь Малайзия-страна, которая может сказать "нет", пишет The Economist.

Предшественник доктора Махатхира Наджиб Разак держался близко к Китаю. Его поражение на выборах стало прежде всего результатом разложения и коррупции в правящей партии Объединенная малайская национальная организация (ОМНО). Но свою роль сыграли и дружеские отношения с Китаем. Эти две проблемы были тесно переплетены между собой.

Во время правления Наджиба в финансах государственного инвестиционного фонда 1MDB, председателем которого он был, появились огромные дыры. По оценке Министерства юстиции США, инсайдеры украли из фонда $4,5 млрд (примерно тогда же на личных банковских счетах Наджиба появилось около $700 млн). Когда 1MDB зашатался, за дело взялись китайские государственные компании и начали скупать доли в предприятиях, принадлежащих фонду.

Отношения с Китаем становились все более тесными. Финансируемые им проекты в Малайзии подавались как часть глобального плана по развитию инфраструктуры «Один пояс — один путь», которым занимается Си Цзиньпин. Соучредитель и исполнительный директор китайского техногиганта Alibaba Джек Ма выиграл право создать у главного аэропорта Куала-Лумпура цифровую зону свободной торговли. Правительство Малайзии пыталось закрыть рот критикам этих межгосударственных сделок. А Поднебесная демонстрировала свою благодарность. Перед общими выборами в Малайзии в мае ее посол открыто поддержал властную коалицию. Многих удивила победа на выборах Махатхира Мохамада, несмотря на перекраивание избирательных округов партией ОМНО. У Си Цзиньпина была причина ужаснуться.

Китай не привык, чтобы получатели его щедрот ставили под сомнение условия, на которых они предлагаются. Но все больше таких получателей имеют проблемы с долгами перед китайцами. Эти займы они брали для финансирования проектов, где работали китайцы. По оценкам Центра глобального развития в Вашингтоне, восемь стран «пояса пути» находятся в зоне «особого риска долговых проблем», среди них соседи Китая Лаос, Монголия и Пакистан. Вот почему продвижение доктора Махатхира в освобождении своей страны по тенет финансируемых КНР совместных проектов стало предметом пристального внимания.

В Пекине доктор Махатхир говорил просто и действовал ловко. Он заявил, что Малайзия отменяет масштабный проект в рамках «Одного пояса — одного пути» под названием «Железнодорожное звено Восточного побережья» стоимостью $20 млрд, а также два нефтепровода в провинции Сабах. Суть его слов такова: ужасно извиняемся, это замечательные проекты, но после прихода к власти мы увидели, что они нам не по карману. Под этим имелось в виду несколько другое: они нам не по карману, потому что теперь мы знаем, насколько раздуты расходы и насколько все сделки подстроены под выгоду Китая или просто мутные. Правительство Наджиба заплатило почти 90% из $2 млрд — цены трубопроводов в провинции Сабах, хотя готовы они были лишь на 15%. Часть китайского займа на них, похоже, заткнула финансовые дыры в 1MDB.

После возвращения к власти доктор Махатхир пошел еще дальше и замахнулся на большую схему жилищного строительства в штате Джохор под руководством китайцев, предназначенную для состоятельных инвесторов из КНР. На этой неделе премьер-министр заявил, что иностранцы не будут иметь права получать визы для проживания там. Большинство малайзийцев, пожаловался он, не могут позволить себе жить в новостройках. (Впрочем, власть Джохору пытается успокоить иностранцев, которых мог бы интересовать этот проект.)

Обычно Китай мечет громы и молнии на головы тех, кто смеет выступать против. В этом случае реакции Пекина не слышно. Возможно, отчасти это объясняется тщательным подбором слов доктором Махатхиром. Но Малайзия — влиятельная страна Юго-Восточной Азии, региона, который Поднебесная хочет притянуть на свою орбиту. И она не хочет ссориться со странами «пояса пути». Одна из главных целей проекта — нарастить свое влияние на них. Для других стран, которым крайне необходимо пересмотреть соглашения с Китаем, это важный урок. Среди них Пакистан (который тоже имеет нового премьер-министра Имрана Хана) — крупнейший должник КНР. Китайско-пакистанский экономический коридор — совокупность энергетических и инфраструктурных проектов с прогнозной стоимостью $60 млрд — основа китайской стратегии «пояса пути». Эта страна уже не впервые стоит перед дефицитом платежного баланса и хочет выкарабкаться из долгов.

Хану следовало бы немного побыть Махатхиром. Он даже в лучшем положении. Отношения Китая с Пакистаном имеют гораздо больший вес, чем с Малайзией, говорит Хусейн Хаккани, бывший пакистанский дипломат, который сейчас работает в hudson institute, американской аналитической организации. Пекин видит в Пакистане противовес Индии, что является геостратегической соперницей Китая, и требует его помощи в сдерживании исламистского экстремизма, видит в нем жизненно важный маршрут до Аравийского моря. В отличие от доктора Махатхира, сам Хан, кажется, не понимает проблем долговых объятий Поднебесной. Но по крайней мере в пакистанских критиков экономического коридора начинает прорезаться голос.

Разные взгляды на долги

Поднебесная должна не забывать не только про собственные политические связи со странами «пояса пути». Китайские финучреждения начинают беспокоиться из-за безопасности своих займов. Коммерческие банки резко уменьшили финансирование инициативы «пояс — путь» с 2015 года. (Так называемые политические банки и дальше предоставляют займы). Кроме того, план подвергается резкой критике со стороны общественности. В частности, стал жертвой собственной пропаганды Коммунистической партии: то, что должники считают кабальными кредитами, государственные СМИ подают как благотворительную «помощь». Это очень чувствительное слово. На саммите с лидерами африканских стран в Пекине Си Цзиньпин пообещал континенту $60 млрд. Китайцы удивлялись в социальных сетях: а почему обремененная долгами КНР тратит так много за границей, когда на родине хватает насущных потребностей? Цензоры быстренько перекрыли эту критику жеста руководителя страны.

Китай вполне справедливо считает, что многим странам нужны новые железные дороги, и другая инфраструктура. Но очевидно, что схема, которую он расхваливает как определяющий проект правления Си Цзиньпина, начинает тускнеть. Визит Махатхира Мохамада, возможно, стал для некоторых ценным уроком.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки