Протесты в Иране идут на спад. Тегеран и Запад обдумывают следующий шаг

Возмущенные иранцы не покидают улицы, но массовые протесты, похоже, идут на спад, пишет The Economist.

28 декабря иранцы вышли против высоких цен, низкой зарплаты и безработицы. Министр внутренних дел оценил численность демонстрантов в десятках больших и малых городов в 42 тыс. Даже если эта цифра занижена, ей все равно далеко до масштаба протестов девятилетней давности, когда против фальсификаций на выборах вышли сотни тысяч. Но и эти беспорядки напугали власть отчасти потому, что протестующие призвали к полной смене правительства. Реакция была жесткой. Убито более 20 человек.

По словам одного члена парламента, благосклонного к реформам, арестовано 3700 человек. Как иранские власти, так и страны Запада сейчас обдумывают свои следующие шаги. 9 января верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи обвинил в протестах Америку и Британию; его чиновники заявляют, что есть доказательства организации беспорядков из-за рубежа. «Это не останется без ответа», — написал он в Twitter. Но пока власти лишь запретили преподавание английского в начальных школах, предостерегая от «культурной инвазии».

Впрочем, режим также признал внутренние неурядицы. Хаменеи говорит, что проблемы возмущенных протестующих «нужно услышать и решить». Президент Хасан Рухани заявил, что беспорядки начались через культурно-социальные ограничения, введенные духовной властью. Причиной всего этого он считает «пропасть между властью и молодежью». Но не факт, что ему удастся ее преодолеть. Его президентство проходит под знаком дрязг и конкуренции в правительстве, а консерваторы, которым принадлежит реальная власть, президенту не доверяют. Зато правительство может обратить внимание на те сферы, о которых несогласия нет: позакрывать незаконные кредитные учреждения, многие из которых обанкротились, оставив рядовых иранцев без сбережений.

Дональд Трамп похвалил протестующих за то, что они «наконец выступили против жестокого и коррумпированного иранского режима». Но в США и Европе есть опасения, что поддержка диссидентов с Запада повредит им. Похожий ход мыслей заставил Барака Обаму промолчать в 2009 году. И даже тогда иранский режим назвал протестующих «иностранными агентами». На этот раз европейские государства молчали почти неделю после начала первых акций протеста. Когда верховная представительница ЕС по иностранным делам Федерика Могерини, наконец, заговорила, то лишь призывала к сдержанности. Президент Франции Эмманюэль Макрон раскритиковал США и ближневосточных союзников за открытую поддержку протестующих. В ЕС есть большие проблемы: судьба ядерной сделки между Ираном и шестью другими государствами. После многолетних сверхтяжелых дипломатических усилий этот документ, подписанный в 2015-м, наложил ограничения на ядерную программу Ирана в обмен на снятие санкций. Последний преимущественно соблюдает своих обязательства по этому договору, считают в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ), что отвечает за проверку ядерных объектов этой страны. Однако в октябре Трамп отказался подтвердить факт выполнения обязательств Ираном (он должен делать это каждые три месяца).

В прошлый раз президент США едва не восстановил американские санкции, через что Иран мог бы выйти из соглашения. К середине января он снова должен был решить, делать это или нет. Европейские дипломаты опасались, что протесты могли дать ему повод для санкций. Глава ядерного агентства Ирана заявил, что в таком случае страна может прекратить сотрудничество с МАГАТЭ. Но Иран заинтересован в сохранении соглашения и сотрудничестве с другими подписантами. В отличие от США ЕС полностью снял со страны свои экономические санкции. И их могут вернуть, если Иран выдворит ядерных инспекторов.

Европейские страны могут задобрить Трампа, если будут противодействовать вмешательству Ирана в Сирии, Ираке и тому подобное. Американский Конгресс хочет применить точечные санкции против иранских политиков, которые нарушают права человека. США могут также «откалибровать» уже действующие санкции, имеющие некоторые незапланированные последствия. Например, многие протестующие общались через Telegram, пока режим его не заблокировал. Активисты в других странах могли бы перейти на похожую программу — Signal, закрыть которую труднее, потому что ее трафик на облачной платформе Google сложно отследить. Однако в Иране она преимущественно заблокирована самим Google, который боится обвинений в нарушении американских санкций.

Такое изменение могло бы помочь во время следующего витка протестов, который просто неизбежен. Иранцы много ожидали от президента Рухани. Эти надежды до сих пор не оправданы. Хотя ВВП растет, безработица упорно держится на высоком уровне. Коррупция остается привычным явлением. Перебои с поставкой воды, загрязнение воздуха и нескоординированная реакция на мощное землетрясение в ноябре в прошлом году — все это подрывает репутацию власти. В отличие от протестов 2009-го, которые возглавляла городская элита, последние беспорядки происходили в городах и городках, что с радостью восприняли Исламскую революцию 1979-го. После нее успело вырасти целое поколение, но ее обещания остаются пустыми для все большего количества иранцев.

12 января Трамп продолжил имеющийся режим смягчения экономических санкций против Ирана. Но это может быть в последний раз. Президент США планирует договориться с европейскими союзниками о «исправление серьезных недостатков» в ядерной сделке и более жесткую позицию в отношении Ирана. Если такой договоренности достичь не удастся, в Администрации пообещали не продлевать режим смягченных санкций, что поставит под угрозу дальнейшее существование соглашения.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки