Международный уголовный суд (МУС): миллиарды долларов и четыре приговора

После выхода России из Международного уголовного суда на кону - доверие к нему, считает Александер Гебель.

16 ноября стал плохим днем для Фату Бенсуды - будто бы у прокурора Международного уголовного суда (МУС) в Гааге, которая родом из Гамбии на западе Африки, не хватало забот. А тут еще и Россия заявила о выходе из МУС.

Мотивация Кремля: суд - предвзятый и не является независимым. Мол, суд якобы будет рассматривать возможные российские преступления в Грузии, Южной Осетии и на востоке Украины, но не берет во внимание действия других сторон конфликтов. И Россия хлопнула дверью - отозвала свою подпись под Римским статутом, что означает непризнание Москвой юрисдикции суда в Гааге. Тем самым Россия становится частью сообщества, количество членов которого растет. Две другие страны-члена Совета Безопасности ООН с правом вето - США и Китай, а также такие государства как Сирия и Израиль не признавали (или же больше не признают) юрисдикции МУС.

Выход России может иметь для МУС фатальные последствия: это решение льет воду на мельницу тех диктаторов на африканском континенте, которые считают, что с ними обращаются несправедливо, поучают. По их утверждениям, МУС демонстрирует патернализм, до этого времени он рассматривал дела только преступников из Африки, а также продвигает "диктатуру белого, западного правосудия победителей". И это лишь несколько из тех словесных залпов в адрес Гааги, что их выпускают в некоторых африканских столицах.

Страны происхождения обвиняемых должны согласиться

Фактом является, что МУС, который 14 лет назад начал работу с миссией карать за геноцид, военные преступления и преступления против человечности, к этому времени стоил миллиарды и принял аж четыре приговора - все они касались преступников из Африки. Среди них - лидер повстанцев из Конго и разрушитель мирового культурного наследия на севере Мали. В процессах, которые идут сейчас, обвиняемыми тоже есть африканцы - как бывший президент Кот Д'Ивуара Лоран Гбагбо.

Фактом является и то, что ни один процесс в МУС не состоялся бы, если бы страна происхождения обвиняемого не желала бы этого. Но в поле зрения МУС все чаще стали попадать преступления действующих правителей - и последние, конечно, пытаются этому помешать. Даже те, которые ранее уже подписали и ратифицировали Римский статут.

Президент Судана Омар аль-Башир даже стал своеобразным героем среди африканских вельмож: аль-Башир, которого с 2009 года обвиняют в геноциде в Дарфуре, собственно, должен быть задержан во время поездок, поскольку выдан ордер на его арест. Однако аль-Башир может более-менее свободно передвигаться странами-членами Африканского Союза и не вынужден остерегаться выдачи в Гаагу. Правительство Южно-Африканской Республики в 2015 году принимало его и разрешило отбыть обратно, а после мощной критики из Гааги Южная Африка через несколько недель с негодованием вышла из МУС.

Упрек относительно западного произвольного правосудия

Ранее пример показало Бурунди. Очевидно, президент страны Пьер Нкурунзиза боялся длинных рук гаагского правосудия. А когда вскоре вышла и Гамбия, стало понятно, что президент этой страны Яйя Джамме стремится в дальнейшем беспрепятственно преследовать журналистов и пытать оппозиционеров.

В странах Африканского Союза этот протест против МУС приветствуют как сопротивление западному произвольному правосудию. Президент Кении Кениата организовал давление на свидетелей, что теперь не вынужден нести ответственность за насилие во время своего избрания в 2007 году. Президент Уганды Йовери Мусевени недавно назвал МУС "кучей ненужных людей". А потому все больше африканских стран размышляют над тем, чтобы выйти из МУС.

На самом деле в основном речь идет о внутриполитических мотивах такого шага. О том, чтобы сцементировать безнаказанность для власть имущих. Все это происходит под соусом надуманных замечаний относительно слабых мест МУС. Несмотря на то, что до этого времени альтернативы ему не было. Кроме одного обнадеживающего исключения: суда в Дакаре, перед которым предстал бывший диктатор Чада Хиссен Хабре. Этот суд финансируют африканские страны, впрочем, успешность его деятельности еще надо доказать.

Мировые державы также должны доказать, что настроены серьезно. Только их четкая поддержка может помочь международному суду продолжить существование, предостерегало недавно издание New York Times. Однако сегодня это звучит как утопия - после избрания Дональда Трампа президентом США и объявленного выхода из МУС России. Такое развитие событий может подтолкнуть к аналогичному шагу в другие государства - особенно в Африке.

Когда все больше стран-членов покидают суд, в котором Фату Бенсуда выдвигает обвинения, то и мандат и доверие к МУС тают, как снег на солнце. И действительно, 16 ноября - плохой день для Фату Бенсуды. И еще хуже - для бесчисленных жертв войн, геноцида и насилия во всем мире: при отсутствии реальных альтернатив судопроизводства они никогда не дождутся правосудия. Поскольку власть имущие в России, Китае, на Западе и на африканском континенте топчут право ногами - из чисто политических соображений.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки