Каких изменений на рынке поставки энергоносителей стоит ожидать в 2020-м

По оценкам австралийского правительства, страна в 2020 году станет мировым лидером по экспорту сжиженного природного газа (СПГ), опередив Катар, который десятилетиями держал пальму первенства.

Третьими будут США, которые стремительно наращивают экспортные мощности с тем, чтобы не позже 2023-го стать № 1. Кроме того, старается не пасти задних и Россия, которая реализует проекты по добыче и сжижению природного газа за Полярным кругом, пренебрегая уязвимостью арктической природы, пишет издание Тыждень.

Первые поставки азербайджанского газа в ЕС Трансанатолийским и Трансадриатическим газопроводами начнутся в 2020-м. Вряд ли того же года перейдут в плоскость практической реализации проекта Транскаспийского газопровода для поставок в Европу туркменского газа и EastMed — газ с морских месторождений Восточного Средиземноморья для Южной Европы. Но о них все настойчивее ведет речь ЕС. К чему это? А к тому, что мировой газовый рынок становится плотнее, предложение растет, превышая спрос. А цена на газ имеет динамику снижения, как и цены на нефть. Австралийский газ вызывает эффект домино на глобальном газовом рынке. Он теснит катарский экспорт в Азии, где до недавнего времени царили самые высокие цены. Под давлением австралийского катарский газ в больших количествах будет попадать на рынок ЕС, куда уже с 2016-го поступают поставки из США. Китай сокращает импорт СПГ из США в ответ на действия Вашингтона по ограничению китайского экспорта в Америку. Поэтому американский СПГ, начиная с 2020 года, также больше будет направляться на рынок Европы. И зима-2020 года будет показательной.

Россия, которая в середине 2000-х считала, что в следующем десятилетии ее газовый экспорт распространится и на Северную Америку, все еще озадачена не только революцией сланцевого газа в Соединенных Штатах, но и тем, как быстро они стали экспортером СПГ и пришли на европейский рынок. Российские планы газового доминирования в Европе летят кувырком. Конкуренция растет, цены падают, Еврокомиссия, Европарламент и регуляторы не оставляют Газпром без внимания.
Но Россия не отказывается от своих амбициозных планов. 2020 год станет переломным для судьбы ее газовых потоков: «Северного потока-2» и второй нитки «Турецкого потока». Похоже, коррупциогенные российские потоки побеждают. Но не факт, что в 2020-м мы станем свидетелями окончательной победы путинской газократии над европейской демократией. Последнее слово будет оставаться за США.

Российский газ, очевидно, окончательно испортит отношения Соединенных Штатов с Германией. Американо-германский конфликт — это то, что нужно России. В 2020 году Москва будет пытаться сформировать Тройственный союз — неформальный альянс России, Германии и Франции в противовес США и для отрыва Европы от НАТО. К нему будут тяготеть Италия, Австрия, Венгрия и Болгария — все те, кто сидит на российских энергоносителях. Но этот союз не будет антикитайским, как надеется Макрон, он будет иметь все признаки антиамериканского, как того хочет Кремль.

Путинская Россия будет действовать внеконкурентными методами, чтобы помешать реализации проектов поставок в Европу газа из враждебных источников маршрутами, не проходящими через территорию РФ. Она предлагает свою альтернативу — газ с Ямала. Военная и энергетическая стратегии России взаимосвязаны. Там, где есть российское военное присутствие, есть ее энергетические интересы. И наоборот: там, где есть российские энергетические интересы, там будет военное присутствие РФ. В состоящем положении Кремль будет действовать отчаянно, пытаясь взять под контроль страны, играющие важную роль в энергоснабжении Европы. Если это не удается, то запустится сценарий хаотизации.

Стоит обратить внимание на российское присутствие за рубежом. Ирак, Ливия, Венесуэла — это перечень стран, занимающих ведущие места как продуценты и экспортеры нефти. Несмотря на сложное внутриполитическое положение в Ираке «Лукойл», «Газпромнефть» и «Роснефть» чувствуют себя уверенно и развивают проекты добычи нефти. «Роснефть» даже стала оператором нефтепровода Киркук (Ирак) — Джейхан (Турция), которым иракская нефть с месторождений Курдистана попадает на европейский рынок. То есть фактически может контролировать часть иракского экспорта через контроль инфраструктуры. Сирия - пример другого подхода: хаотизация для недопущения реализации конкурентных газотранспортных проектов-иранских и катарских. Сработало, как видим.

Поэтому Россия не будет прекращать своих усилий по «стабилизации» в другой стране — Ливии, которая играет важную роль в поставках нефти и газа на Юг Европы. В 2020-м Россия активизируется и в Алжире, где после 20-летнего периода правления Абдельазиза Бутефлики и президентских выборов в конце 2019-го наступает турбулентный период. Алжир является третьим после РФ и Норвегии поставщиком газа в Европу. Москва будет прилагать усилия к провоцированию конфликтов в Восточном Средиземноморье, где начинают развиваться проекты добычи газа и строительства региональных газопроводов. В 2000-х годах «Газпром» планировал вторую очередь трансчерноморского газопровода «Голубой поток» для экспорта газа через Турцию в Израиль. Теперь же похоже на то, что Израилю не только не нужен российский газ, а он и сам может стать экспортером собственного газа в ЕС.

Энергетическая логика Москвы на Ближнем Востоке, Восточном Средиземноморье и в Северной Африке проста: чем меньше газа и нефти будет поступать в Евросоюз, тем Россия будет иметь больше возможностей для расширения своего присутствия на рынке ключевых стран ЕС, а они, в свою очередь, внимательнее будут к российской политике и на постсоветском пространстве в целом.

Несмотря на экономическую депрессию и внутренние конфликтогенные процессы внутри РФ, она будет продолжать экспансионистскую агрессивную политику за рубежом. Аншлюс Беларуси, дальнейшая хаотизация Украины, "приднестровизация" Молдовы и дестабилизация Грузии будут продолжаться. Энергетический фактор воздействия при этом будет играть не последнюю роль, но он будет иметь все меньший эффект. Влияние российских нефти и газа на политику европейских стран будет ослабевать, за исключением тех, кто крепко подсел на них. То есть такие страны, как Беларусь, Болгария, Венгрия, Сербия, Австрия, Германия, Турция, традиционно будут идти в фарватере российских интересов.

Вероятно, мы станем свидетелями коррупционных скандалов в Европе, ведь параллельно с российским экспортом нефти и газа происходит экспорт коррупции. Для путинского режима это важнейший инструмент ведения войны гибридного типа изнутри Европы через легальный механизм бизнеса из швейцарских кантонов, где расположено большинство компаний, торгующих российскими энергоносителями.

В то же время такие страны, как Польша, Румыния, Литва и Украина, наработавшие определенный потенциал сопротивляемости к российскому газовому оружию, будут продолжать работать с США для укрепления энергетического партнерства. США, в свою очередь, несмотря на все внутриполитические неурядицы и трамповский изоляционизм, и далее будут укреплять некоторые свои позиции в регионах, имеющих ключевое геополитическое значение. В частности, это будет касаться Арктики, где наращивают свое присутствие и Россия, и Китай.

Регион Восточного Средиземноморья и Черное море не останутся без американского внимания с позиции как энергетических, так и военных интересов. Прежде всего со стороны США здесь речь идет о безопасности Израиля и содействие ему в реализации амбициозных газодобывающих и газотранспортных проектов, которые вызывают неприятие или сопротивление соседей, в частности Турции. 2020 год ознаменуется стратегическим партнерством США и Греции, которое было реинсталировано в 2019-ом. Открытие трех баз дополнительно к имеющейся военно-морской базе США на Крите планируется в Волосе, Ларисе и Александрополисе. Россию обеспокоило сообщение о возможной дислокации американских ВМС в Александрополисе вблизи Дарданелл. Россия будет нервничать по этому поводу, ведь если она прибегнет к блокаде украинских портов в Азовском или Черном морях, то может столкнуться с блокадой своего коммерческого трафика в Дарданеллах, которые являются единственными воротами на пути из Черного моря в Средиземное и обратно. То же самое будет касаться и «сирийского экспресса», а также других «экспрессов», потребность в которых может возникнуть: ливийского, алжирского.

США планируют наращивать экспорт СПГ в страны Центрально-Восточной Европы, используя имеющиеся терминалы в Польше и Греции и имеющуюся газотранспортную инфраструктуру. В 2019 году Украина получила первый танкер с американским СПГ через терминал в польском Свиноуйсьце. Кстати, первый танкер с американской нефтью тоже прибыл в Украину в 2019-ом. Итак, в 2020 году американские поставки нефти и газа в Европу будут наращиваться. Возможно, первый танкер с нефтью из США получит даже Беларусь. Конечно, если сохранит свой статус-кво, а не попадет под путинский аншлюс.

Несмотря на капитулянтские интенции властной верхушки Украины и последствия ее «нормандомании» страна имеет все шансы пройти зимнее «испытание газом» и укрепить свои позиции на переговорах с Россией. Вероятно, Москва проведет «Газпром-шоу» по выкапыванию труб газопроводной системы в направлении Украины.

Впрочем, главные события в энергетике после 2020-го будут касаться мира возобновляемых источников энергии и средств ее хранения. Но эра ископаемых видов топлива не отойдет в прошлое ни в 2020 году, ни в следующем за ним новом десятилетим. Хотя, как говорится, каменный век закончился не потому, что закончилось камней. Впереди технологический скачок в использовании энергии солнца и ее хранении.

  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама
Соглашение об ассоциации

О нас

Метки