Венесуэльцы страдают от гиперинфляции, но не рекордной для мира

В 1946 году венгерский поэт Дьердь Фалуди получил 300 млрд пенге за новое издание своих сочинений. Перед Второй мировой войной это был бы эквивалент $60 млрд. Но после того, как нацисты вывезли золотой запас Венгрии, а россияне оккупировали ее территорию, национальная валюта была уже не та и обесценивалась дальше.

Забрав гонорар, Фалуди помчался на ближайший рынок и на все деньги купил курицу, два литра масла и немного овощей.

Для стороннего наблюдателя инфляция может выглядеть невероятно абстрактной. Такие числа трудно постичь умом. В полуживой венесуэльской экономике только за прошлый месяц цены выросли на 223,1%, по данным экономиста и оппозиционного политика Анхеля Альварадо (правительство давно уже перестало публиковать официальную статистику). Ежедневно толпы венесуэльцев спешат 300-метровым мостом имени Симона Боливара в соседнюю экономически здоровую Колумбии в надежде купить лекарство, продукты и стабильную валюту.

Венесуэльская инфляция может достичь 1 000 000% за полный год согласно прогнозу (несколько расплывчатому) МВФ. Впрочем, такую цифру отнюдь нельзя назвать беспрецедентной. В худшие месяцы послевоенной гиперинфляции цены в Венгрии выросли на 41 900 000 000 000 000%. Правительство должно было напечатать банкноту в 100 квинтиллионов (число с двадцатью нулями) — самая высокая за всю историю деноминация. Историк Виктор Шебештьен рассказывает об одном пожилом мужчине, который потратил такие деньги, чтобы подшить себе шляпу.

Если месячная инфляция в Венесуэле не ухудшится, то ее гиперинфляционный ад будет только 23-м в рейтинге из 57 эпизодов, выявленных Стивом Ганке из Университета Джонса Хопкинса и Николасом Крусом. Для более легкого понимания таких цифр авторы предложили альтернативный способ их выражения. Они подсчитывают, сколько времени нужно для того, чтобы цены удвоились, если инфляция будет сохранять свой пиковый месячный темп. Полученный результат дает нечто вроде «периода полураспада» для определенной валюты и показывает, через сколько времени она потеряет 50% своей стоимости (в отношении потребительских товаров и услуг определенной страны).

Альтернативный подсчет превращает эти астрономические проценты гиперинфляции в более привычные для нас промежутки времени: миллионы в дни, а квинтиллионы в часы. В случае Венесуэлы в августе понадобилось всего 19 дней для того, чтобы валюта обесценилась наполовину. В худший месяц венгерской гиперинфляции на это ушло лишь 15 час. "Вскоре обесценивание валюты начало происходить так быстро, что оно ощущалось не по дням» а почасово", - пишет об этом эпизоде один историк.

Такое ощущение имеет одно положительное свойство: оно может способствовать быстрому прекращению гиперинфляции. Значительная часть из идентифицированных Ганке и Крусом 57 эпизодов длилась меньше чем год. Поскольку люди всегда думают о ценах, их инфляционные ожидания чрезвычайно непостоянны. Если правительству удается убедить их, что оно прекратило так опрометчиво печатать и тратить деньги, предприятия и работники могут быстро начать действовать, учитывая этот факт, осторожнее поднимая цены и зарплаты. В сценариях с высокой (но не гипер-) инфляцией, наоборот, люди привыкают к быстрому росту цен и ожидают, что оно будет продолжаться. Через это все более вероятным становится именно такое развитие событий. Гиперинфляция настолько разрушительная, что привыкнуть к ней не может никто, пишет The Economist.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки