Миллениалы - поколение социально ответственных инвестиций

В 2008-м, когда наследницы $500 млн Лизель Притцкер-Симмонс было около 25 лет, она спросила своих банкиров про общественно значимые инвестиции, пишет The Economist.

Те напустили тумана. «Они не понимали, что я имела в виду, и предложили не заниматься табаком», — вспоминает наследница основателя империи отелей Hyatt, меценатка, а в детстве киноактриса. Поэтому она уволила своих банкиров и советников и основала собственный семейный инвестиционный фонд Blue Haven Initiative. Его цель — инвестиции, которые и предлагают прибыли, и положительно влияют на общество и окружающую среду. «С финансовой точки зрения-это разумное уменьшение рисков, — говорит она. — Эффект от нашей гуманитарной деятельности намного повышается, если нам не нужно исправлять вред, нанесенный во время управления инвестициями».

Такие идеи становятся популярными, особенно среди молодежи. Энтузиасты социально ответственного инвестирования (англ. socially responsible investment, SRI) надеются, что поколение Миллениума, рожденное в 1980-е и 1990-е, перенесет эти понятия в основную практику инвестиционной деятельности.

Социально ответственное инвестирование является очень общим термином, который может покрывать целый спектр действий — от прекращения вложения денег в компании, деятельность которых считается вредной, к ограничению инвестирования только в компании, которые оказывают заметное положительное влияние (общественно значимое инвестирования). По оценкам лоббистской группы «Форум США за общественно значимые и ответственные инвестиции» (The US Forum for Sustainable and Responsible Investment), более чем пятая часть ($8,7 трлн) фондов под профессиональным управлением в США прошла проверку на соответствие критериям SRI (в широком понимании), тогда как в 2012 году — лишь одна девятая.

Рост спроса подтолкнуло Уолл-стрит к действию. Goldman Sachs сейчас имеет в своем управлении $10,5 млрд активов класса ESG (Environmental, social and governance, то есть они должны отвечать экологическим, социальным и управленческим критериям) и еще $70 млрд «отфильтрованных от негативных» активов, куда не включено откровенно «грязные». Частный инвестиционный гигант TPG прошлом месяце собрал гигантский инвестиционный фонд социальной ответственности — $2 млрд — с помощью рок-звезды и филантропа Боно.

Молодежь — это надежда социально ответственного инвестирования. В следующие несколько десятилетий они наследуют огромные деньги. В отличие от многих своих родителей из поколения бэби-бумеров они верят в необходимость общественно значимого инвестирования. Возможно, доказательств рыночной преимущества SRI не так уж и много, но их достаточно, чтобы засвидетельствовать, что оно может занять свое достойное место на рынке. Миллениалы, выросшие в цифровую эру и больше знающие о глобальных проблемах, скорее будут пользоваться электронными инвестиционными инструментами. По словам президента и соучредителя отраслевого форума Global Impact Investment Network Амита Бури, к нему обращаются все больше банков, «потому что клиенты требуют этих общественно значимых функций». Джулия Баландина-Жакье, финансовый консультант из Цюриха, говорит, что бэби-бумеры считают, якобы благотворительность существует отдельно от инвестирования, тогда как миллениалы не понимают, почему вообще их нужно разделять.

Эта разница поколений проявляется уже в университетах. Под давлением бывших выпускников несколько благотворительных фондов пообещали почистить свои инвестиционные портфели. В бизнес-школах говорят, что на курсы, связанные с ESG-инвестициями, уже не записаться: мест нет. «В 1990-е за такое могли бы назвать нюней», — говорит Мэтт Бенник из филантропического инвестиционного фонда Omidyar Network. Но сегодня в более чем половине заявок в Стэнфордской высшей школы бизнеса упоминаются усилия школы в направлении борьбы с бедностью в развивающихся странах.

Движение возглавляют ультрабогатые. Группа миллениалов, среди которых один представитель клана Фордов, один Рокфеллер и сама Притцкер-Симмонс, основали в 2015 году сеть The ImPact с целью «создать заметный положительный социальный эффект» благодаря своим инвестициям. Фонд стал своеобразным ответом этого поколения на благотворительную инициативу, начатую в 2010-м Биллом Гейтсом и Уорреном Баффеттом, и сейчас имеет более 125 подписантов (состояние которых оценивается в среднем в $700 млн). Похожие инициативы растут как грибы.

Но не только миллиардеры хвастаются мышцами. Среднестатистический миллениал, как известно, беднее своих родителей, но возможности зарабатывать старейших из них приближаются к пиковым. А в последующие десятилетия бэби-бумеры передадут триллионы долларов миллениалам, и это станет крупнейшим за всю историю актом передачи богатства от поколения к поколению. По оценкам консалтинговой фирмы Deloitte, к 2020 году миллениалы могут иметь на руках до $24 трлн. Мало кому из них достанутся щедрые пенсионные гарантии, которыми наслаждались их родители. Поэтому от них ждут конкретных указаний относительно того, как должны инвестироваться их пенсионные взносы.

Пережив финансовый кризис, миллениалы с подозрением относятся к финансовым институтам. А еще они верят, что им под силу изменить мир. По данным опроса, проведенного финансовой компанией Morgan Stanley в США, 75% согласны, что их инвестиции могут влиять на изменение климата, тогда как лишь 58% общего населения убеждены в этом. По сравнению с другими инвесторами в целом вдвое большая вероятность того, что они будут проверять упаковки продуктов или инвестировать в компании, которые ставят перед собой социальные или экологические цели. И, как дети каждого поколения, они влияют на своих родителей. «Мы все чаще видим родителей или матерей семейств, которые приходят с детьми и спрашивают про общественную значимость того или иного портфеля ценных бумаг», — рассказывает Одри Чой из Morgan Stanley.

Миллениалы обычно не признают стандартных продуктов. Они «хотят выражать индивидуальность», говорит Джош Левин — соучредитель роботизированного консалтингового ресурса OpenInvest, на котором можно «выбрасывать» и «забрасывать» активы в своем портфеле. Например, отказаться от акций предприятий, занимающихся горючими ископаемыми, или купить бумаги, которые имеют репутацию защитников прав ЛГБТК-сообщества. (В игру вступает и политика: одна из опций дает возможность избавиться от акций в фирмах, связанных с президентом Дональдом Трампом.)

Такая технология значительно снизит затраты и поможет приблизить социально ответственное инвестирование к рядовым инвесторам. Рост вычислительных возможностей компьютеров тоже облегчает оценку полезного или вредного воздействия той или иной компании. Ведь все больше информации о бизнес становится доступной благодаря добровольным и обязательным инициативам раскрытия данных. 20 лет назад было невозможно получить даже элементарных данных, скажем, о загрязнении предприятием окружающей среды. Сегодня 12 фондовых бирж требуют от зарегистрированных компаний раскрывать информацию относительно экологического, социального и правительственного (ESG) аспектов своей деятельности. Законодательством ЕС определено обнародование такой информации от пенсионных фондов; рейтинговые агентства ранжируют компании.

Arabesque, «квантовый» менеджер активов, который использует ESG-данные, анализирует социально ответственный влияние более 7 тыс. крупнейших зарегистрированных на биржах компаний мира. Его технологии объединяют более 200 ESG-параметров с другими данными (например, новости с 50 тыс. источников). Все это используется для распределения компаний. Одними из первых эту технологию опробовали Deutsche Bank и индексы S&P. По мнению Андреаса Файнера, директора отдела ESG в Arabesque, недавние корпоративные скандалы вроде дизельгейта с участием Volkswagen привели к резкому скачку ответственного инвестирования. Акции Volkswagen давно отфильтровываются алгоритмами Arabesque из-за низких рейтингов корпоративного управления.

Все жарче любовь финансовых менеджеров к социально ответственного инвестирования вызвана не нежными и абстрактными представлениями о благотворительности. Для большинства это коммерческий выбор. Отсюда беспокойство некоторых адептов «чистого» социально ответственного инвестирования, которые боятся, что благодаря слиянию с мейнстримом некоторые фондовые менеджеры наведут этический лоск на обычные инвестиции. Но большинство в области соглашается, что социальным инвестициям нужен импульс, который сопровождает большие вливания капитала. Финансовые фирмы могут предоставить и деньги, и ресурсы для дальнейшей профессионализации отрасли. А финансовые менеджеры, которые поддерживают социально ответственные инвестиции только на словах, вряд ли смогут делать это долго: рано или поздно роботы и миллениалы заставят их отвечать.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки