Налоги для богатых: низкие или высокие

Представим себе политического лидера, который по-научному объясняет нам, что Земля является плоской: мы бы возмутились, пишет Ги Сорман на страницах издания ABC.

Но экономическая наука, какой бы точной она стала, не получила бы статуса астрономии, и это дает всем право говорить что угодно и путать общественное мнение со знаниями. Впрочем, мы сделали прогресс: в 1970-е были аналитики, которые считали, что инфляция идет на пользу экономическому росту. Именно так целые страны – например, Бразилия, – фабрикуя деньги, оказались на краю бездны. Уже никто не отстаивает инфляцию, и в целом мире признают, что стабильность цен и предсказуемая валюта является основой всякого роста. Поэтому невежество теперь переместилось в новую контроверсу по налогам.

На одном полюсе этой политической и отнюдь не научной полемики находятся американское правительство Дональда Трампа, но также, в меньшей степени, правительство Эммануэля Макрона. В обоих случаях выдвигаются доводы, что при уменьшении налогов, которыми облагают богатых, увеличится экономический рост и в долгосрочной перспективе это принесет пользу бедным. На другом полюсе оказались самопровозглашенные прогрессисты, ортодоксы и политически корректные, то есть социалисты в Европе, южнокорейский президент, Берни Сандерс в США и медийные попугаи, как глава МВФ Кристин Лагард. Они относятся скорее к левым, предостерегают – социальное неравенство тормозит экономический рост, поэтому нужно увеличить налоги, которыми облагают наиболее богатых, чтобы восстановить равенство и рост.

Эти два противоречивых тезиса имеют одно общее: в них отсутствует доказательная база. А еще общим у них является то, что они усиливают роль правительства, поскольку налоговый рычаг позволил бы им контролировать ритм экономики. Этот дискурс служит им скипетром, жезлом или волшебной палочкой – на выбор.

Перейдем к реальности. Рассмотрим, например, снижение налогов для самых богатых. Этот тезис 1980-х, которую часто отождествляют с Рональдом Рейганом и который перешел к следующим поколениям под названием теория скрабирования, Джордж Буш, соперник Рейгана в те времена, вполне справедливо назвал «экономикой вуду». В теории богатые, становясь еще богаче, должны бы инвестировать в экономику больше и создавать дополнительное экономическое процветание – это то, что никогда не было доказано и что, без сомнения, является недоказанным. Единственным негативным результатом очень высоких налогов для богатых является то, что капиталы выводятся в офшоры. Поэтому не очень логично облагать капиталы и доходы налоговыми ставками значительно выше, чем средняя ставка в мире. И действительно ли это так? Богатые этого мира – это компании, или частные лица – в одинаковой степени ставят на первое место юридическую безопасность и размеры налогов; заинтересованно обращают внимание на налоговые ставки, но еще больше – на прогнозируемость этих ставок в долгосрочной перспективе.

Итак противоречивое снижение налогов, которое может быть аннулировано следующим правительством, дает малый эффект. Кроме того, благодаря оффшорам и бухгалтерским уловкам, какими бы не были размеры налогов для богатых, последние всегда найдут что-то менее дорогое. К этому мы должны добавить то, что настоящими творцами экономического процветания являются не нынешние, а будущие богачи: Стив Джобс и Билл Гейтс были бедными до того, как создали Apple и Microsoft, а Джек Ма – до того, как основал Alibaba. Что же, неизвестно, как снизить налоги тех, кому суждено стать богатым, но до сих пор ими не являются.

По сути, теория скрабирования является карикатурой на теорию предложения, которую в начале XIX века. сформулировал Жан-Батист Сэй, а в 1940-х дополнил Йозеф Шумпетер, назвав креативным разрушением. Эти первостепенные экономисты ценили эффективность рынка и поэтому уменьшили роль правительств, за что Он поплатился местом в черном в списке Наполеона. На сегодняшний день чиновники, размахивая волшебной палочкой, пытаются вернуть себе обратно полномочия, что их Сэй и Шумпетер у них отобрали.

Утверждение о том, что неравенство вредит экономическому росту, также нельзя доказать. Экономический рост в Китае и Индии, где существует глубокое неравенство, значительно стремительнее, чем в Японии, которая является скорее эгалитарной. США, где неравенство увеличивается уже тридцать лет, является самой богатой страной мира, а темп ее роста превышает рост в Западной Европе. С другой стороны, мы также не видим, как уменьшение налогов в США могло бы ускорить рост, поскольку оно уже достигло максимума, который технически невозможно превзойти.

Взаимосвязь между равенством и экономическим ростом невозможно доказать – и, без сомнения, определенное неравенство нужно для того, чтобы способствовать рост, но какое? Вопрос без ответа не является научным. Нет сомнения, что популярность этого тезиса выросла благодаря книге «Капитал в XXI веке» Томаса Пикетти, который, переосмысливая Карла Маркса, утверждает, что капитализм рухнет под тяжестью социальных противоречий. Но пророчества не слишком помогающими в реальной экономике.

Мы бы хотели, чтобы эти блефы о налогах были правдой, потому что политика стала бы проще и процветание для всех было бы буквально за углом. Мы также понимаем привлекательность этих эликсиров. Но если они действенные, какого черта мы не употребляем их всех? Без сомнения, их магическая сила заключается в невозможности их применить и оценить их действие. Несмотря на различия, кейнсианство и социализм одинаково завораживали, пока их не воплотили на практике и это привело к катастрофе. Лучше и дальше мечтать – правда же? – или взять из этого науку; а это, я признаю, значительно утомительней.


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки