Анатомия «русской весны». Грандиозный спектакль, срежиссированный в Кремле

русский мирДва года назад в юго-восточных регионах Украины началась так называемая «Русская весна», которая закончилась провозглашением ЛНР и ДНР. Анализируя события тех бурных дней, становится очевидно, что это была операция для прикрытия российского военного вторжения. Толпы с триколорами, отряды «ополчения», погромы госучреждений – все это был грандиозный спектакль, срежиссированный в Кремле и разыгранный под прямым руководством спецслужб.

«Русский мир», которого не было

После событий весны 2014-го возникла иллюзия, что Донбасс всегда был заповедником «русского мира». Но на самом деле по состоянию на 2013 год местные пророссийские силы были жалким зрелищем. Из более-менее заметных политических сил на том фланге не осталось никого. Политическая карьера Натальи Витренко на то время уже давно и бесславно закончилась, а КПУ окончательно стала хвостом, которым виляла Партия регионов.

Мелкие активисты толка Губарева или Пургина регулярно катались на Селигер, в лагеря ЕСМ и подобные тусовки, где их разрабатывали российские спецслужбы. Позже на Луганщине начали работать донские казаки атамана Козицина и другие околоправославные структуры. Однако в политическом смысле это была мышиная возня, незаметная для широкой общественности. Ни один из этих вождиков не имел ни общественной поддержки, ни организационных ресурсов для работы с населением.

Читайте также: Как захватывали Луганское управление СБУ

В Луганске пророссийским радикалам пришлось идти под крыло УПЦ МП, поскольку батюшки всегда могли организовать массовку из приходских старушек. Поэтому раз в год жители города наблюдали за процессией в несколько сотен ряженых казаков и стареющих женщин, которые чалапали с хоругвями и портретами убиенного царя. Официально это называлось крестным ходом, но на сайтах радикалов гордо именовалось «Русским маршем».

В целом местные жители и понятия не имели, что в Донбассе действуют какие-то пророссийские радикалы то бишь сепаратисты. Политическая жизнь края была полностью подчинена Партии регионов, и население это вполне устраивало. Регионалов не любили, но воспринимали их как меньшее зло по сравнению с «оранжевыми». А бесславный крах режима Ющенко лишь подтвердил, что власть должна принадлежать «донецким».

От антимайдана к «ополчению»

Евромайдан на Донбассе предсказуемо не восприняли. Однако антимайдан был искусственным явлением, который возник и развивался благодаря административным усилиям Партии регионов. Пересказывать, как формировались отряды антимайдана, нет смысла – все нюансы вербовки титушок и люмпенизированной массовки давно расследованы и описаны. Вывод однозначен: это была имитация народного движения, проплаченная и организованная сверху.

Читайте также: Донбасс шел не за «русский мир», а из-за обиды и еды

Более интересные процессы разворачивались на местах. Переполошившись увлечением обладминистраций регионалы задумались о собственной безопасности. В Харькове на такой случай существовал «Оплот», а в Луганске и Донецке начали создавать отряды самообороны. Это был контингент тех самых титушок, разбавленных пророссийскими радикалами, которые чувствовали, что перед ними открывается окно возможностей.

В течение зимы их натаскивали на местных евромайдановцев и приучали к ощущению власти, отправляя в патрули вместе с милицией. Именно тогда и именно в этой среде начали вызревать черты будущего «ополчения». Когда власть в Киеве окончательно перешла в руки оппозиции, Партия регионов решила шантажировать ее сепаратизмом. Поэтому для «самообороны» нашлась новая работа – симулировать народное сопротивление «нелегитимной власти в Киеве».

Этот спектакль должен был убедить Киев, что руководить Донбассом может только Партия регионов. Поэтому регионалы вытаскивали из антимайдановского болота наиболее одиозных персонажей, чтобы пугать ими столичный истеблишмент. Губарева впервые привел в Донецкий горсовет "регионал" Николай Левченко, а триколор над Луганской обладминистрацией впервые нацепил Арсен Клинчаев, депутат горсовета от ПР.

А что народ?

А народ тем временем пребывал в своем обычном апатичном состоянии. Массовку на антимайдановськие митинги собирали традиционным для Донбасса способом – по разнарядке с предприятий и учреждений бюджетной сферы. Несмотря на неприятие Майдана, местное население упорно не желало принимать участие в «заварушке» и ждало, что все решится в высоких кабинетах и жизнь пойдет привычным образом.

Чтобы раскачать общество, регионалы задействовали технологии нагнетания истерии, обкатаны еще во времена первого Майдана. Именно тогда появились страшилки про карательную экспедицию Правого сектора на Донбасс, про бесчинства радикалов по всей Украине. Среди работников бюджетной сферы распространяли слухи о снятии 10% зарплаты для отстройки сожженного Киева. Все это транслировалось не только через местные СМИ, но и через руководство предприятий.

Читайте также: Русский мир это православный ИГИЛ

Но и это не могло расшевелить население. Поэтому для имитации первых погромов пришлось привлекать «туристов» из России, которых открыто вербовали в Белгороде и Ростове. Автобусы с титушками спокойно пересекали границу, «туристы» отрабатывали сценарии в Харькове, Донецке и других городах. Весной 2014-го Луганск был переполнен мужчинами, которые совершенно не ориентировались в городе и пытались расплачиваться в магазинах рублями.

Видимо, «донецкие» хотели использовать российскую помощь, чтобы выторговать у Киева гарантии личной безопасности. Однако российская сторона уже начала реализовывать собственный сценарий. В составе «поездов дружбы» на Донбасс прибывали на разведку будущие боевики – например, Моторола, которого еще в марте обнаружили на пророссийском митинге в Харькове. Впоследствии российские «добровольцы» выгонят из Донбасса и украинскую власть, и регионалов.

Российский сценарий

События на Донбассе окончательно стали развиваться по российскому сценарию, когда начались захваты управлений милиции и СБУ. Обстоятельства этих событий и до сих пор является предметом дискуссий. Так или иначе, с апреля 2014-го контроль за ситуацией на Донбассе перешел в руки россиян. Регионалы отчаянно пытались присвоить себе роль посредников между Киевом и «представителями Донбасса», однако их уже никто не слушал.

Но мятежники так и не смогли завоевать расположение населения. По данным КМИС, в апреле 2014-го лишь 30% населения Луганской и Донецкой областей поддерживали присоединение их области к России. Заметим, что тогда о создании независимых республик не говорилось вообще – на повестке дня у сепаратистов было только присоединение к РФ по «крымскому» сценарию.

Вдохнуть жизнь в сепаратистский мятеж так и не удалось. «Нарисовать» результаты незаконного референдума оказалось легче, чем заставить местных идти в «ополчение». Еще в мае 2014-го Игорь Стрелков жаловался на нежелание дончан воевать за ДНР. Поэтому уже летом 2014-го спектакль чуть не оборвался –«республики» спасло от уничтожения лишь прямое вмешательство регулярных военных частей РФ.

Понятно, что даже 30% поддержки – это не мало. Однако в целом сепаратистский мятеж был срежиссирован на всех этапах. Местному же населению от начала отвели роль массовки для российских новостей. Энтузиазма местных не хватило даже для того, чтобы удерживать палаточный городок перед захваченным зданием СБУ в Луганске, которое кормилось совсем не из пожертвований населения.

Импорт сепаратизма

Итак, сепаратистский мятеж на Донбассе был произведен как инсценировка для прикрытия российского вторжения. Аналогичную стратегию Кремль уже использовал в Приднестровье, когда Россия «оказала поддержку» самопровозглашенной республике под руководством Игоря Смирнова. И это не было новацией: СССР постоянно воевал с Западом, поставляя оружие и военных инструкторов» марионеточным режимам по всему миру.

Успешность гибридной агрессии на Донбассе в большой степени объясняется тем, что ей предшествовала многолетняя подготовительная работа. В нужный момент агентурные сети вышли из режима спячки, а отряды «добровольцев» совершили вооруженный переворот. Местные «ватники», хоть и помогали создавать картинку народного восстания, не играли определяющей роли ни тогда, ни во время войны. Фактически, сепаратизм на Донбасс импортировали из России.

Главной ошибкой местного населения была пассивность, которая создала благоприятный фон для развертывания сепаратистского сценария. Трудно оценить, сколько в этом было молчаливой поддержки, а сколько – обычной безразличия. Однако этого хватило, чтобы агрессивное меньшинство во главе с русскими «инструкторами» совершило переворот.

По материалам: Захид.нет


...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки