На пороге 2016. Украина - на дне, Россия - над пропастью

Украина Россиятуация на мировых рынках нефти по-прежнему влияет на ситуацию в российской экономике и, прежде всего, на состояние государственного бюджета. В 2015 году соседняя Украина столкнулась со стремительным падением экономики на фоне роста задолженности украинского правительства и усиления зависимости страны от западных институтов. О том, каковы перспективы двух стран в 2016 году, пишет Вероника Сушова-Сальминен для чешского издания Parlamentní listy.

Россия и Украина — страны, которые после 1991 года прошли через постсоветскую трансформацию. С исторической точки зрения обе они, со всем своими современными социальными и экономическими проблемами, являются наследницами постсоветского варианта неолиберальной трансформации. Сырьевая зависимость России и нынешний статус-кво в перераспределении прибылей от продажи сырья в среде путинских элит, а также олигархические кланы украинской политики и экономики являются своеобразными потомками одного и того же трансформационного процесса. Внутренняя экономическая ситуация в обеих странах находится под влиянием таких факторов (с разными нюансами), как мало эффективное государственное управление и бюрократия, слабые институты и правовое государство, а также высокая степень коррумпированности.

С системной точки зрения Украина и Россия находятся на периферии мировой экономики: они не задают тенденций, не являются финансовыми центрами глобальной экономики или странами происхождения все более мощных транснациональных корпораций. Их экономика в значительной степени ориентирована на добычу и экспорт сырья. Для обеих стран характерна высокая степень зависимости от внешних условий, то есть более или менее ограниченная возможность влиять на свое экономическое развитие, которое связано с необходимостью приспосабливаться и с рисками, не поддающимися контролю двух правительств.

Сейчас Киев и Москва оказались под давлением обстоятельств и ищут пути выхода из внутреннего кризиса постсоветской трансформационной модели, о чем свидетельствует тот факт, что нынешние экономические проблемы двух стран обладают весьма продолжительной исторической динамикой в рамках постсоветского пространства. Их современные внутренние проблемы начались совсем не на Майдане в ноябре 2013 года. События после Майдана лишь обострили уже существовавшие проблемы двух стран и раскрутили спираль их взаимной конфронтации, которая, несомненно, имеет и психологический уровень.

Украина после свободного падения

В течение последних месяцев украинская экономика по сути оказывалась в ситуации свободного падения, которое во многом напоминало классическую шоковую терапию 90-х годов. Украинский ВВП долгое время сокращался: с 2014 года спад экономики составил 17,2% во втором квартале, а в третьем спад несколько замедлился — до 7%. Современная украинская инфляция составляет 46%, а цены, например, на продукты в ноябре 2015 года выросли на 44% по сравнению с ноябрем 2014. Украинская национальная валюта гривна сильно девальвировалась (с примерно 8 гривен за доллар в 2014 году до нынешних 23 гривен за доллар).

Как подтверждает наглядный график издания The Economist, в период с 2013 по 2015 год Украина приняла тяжело перевариваемый коктейль, в котором сочетались значительный спад промышленного производства, спад на внутреннем рынке и сокращение украинского экспорта. Все это увенчала антитеррористическая операция на востоке страны вместе со всеми социальными и экономическими (и психологическими) последствиями для всего общества на Украине, а также с недостатком инвестиций в украинскую экономику.

В то же время увеличивался рад расходов, в том числе на жилье, отопление, газ и электроэнергию — все это на фоне попыток дерегулировать дотационную энергетику. Государство увеличило расходы на армию и оборону, но при этом сократило некоторые социальные расходы. В настоящее время правительство также подготовило налоговую реформу (предполагающую, в частности, рост налогов), которая соответствует требованиям МВФ. Вообще же сегодня Запад в отношении Киева использует метод кнута и пряника для создания давления, чтобы добиться проведения на Украине реформ а-ля Запад.

Нетрудно догадаться, что, скорее всего, Украину ожидает классический путь зависимых стран с высокой степенью задолженности, а также место на периферии Евросоюза, несмотря на все реформы извне, на очередной этап приватизации, на вхождение западного капитала на украинский рынок в рамках либерализации условий (в духе «сравнительных преимуществ» и конкуренции между странами) и на меры по экономии в социальной сфере. Судя по опыту стран Центральной Европы, членов ЕС, Украине ждать экономического чуда не стоит. В долгосрочной перспективе в случае стабилизации страны не исключено, что Украина в некоторых областях сможет создавать демпинговое давление на такие страны, как Чешская Республика, благодаря конкуренции в цене рабочей силы.

Согласно данным Всемирного банка, в 2016 году ожидается стабилизаций и небольшой рост украинской экономики — в районе 2% ВВП. Эта цифра более или менее соответствует прогнозируемым средним региональным показателям и предполагает некоторую стабилизацию нынешней экономической ситуации. По прогнозу Всемирного банка, рост в регионе Восточной Европы и Центральной Азии составит в среднем 1,8%. Но подобная стабилизация не будет означать резкого улучшения экономических условий на Украине, где одним из основных экономических рисков является реальная возможность политической дестабилизации.

Россия и нефтяной Дамоклов меч

Что касается России, то ее экономическое положение было несколько лучше. В течение 2015 года российский ВВП упал на 4,6% (в третьем квартале — на 4,1%), а инфляция сегодня находится на уровне 15%. Цены на продукты в России выросли на 17,7% по сравнению с 2014 годом. По последним данным Росстата, снижение реальных доходов население привело к росту числа тех, кто живет за чертой бедности, а также к небольшому росту безработицы.

Самые серьезные опасения в случае России связаны с ситуацией вокруг цен на нефть на мировых рынках и их большим влиянием на бюджет страны. Несомненно, отход России от прежней экономической модели будет продолжительным и болезненным. Цены на нефть будут играть для этой страны особенную роль даже в ближайшем будущем, и путинская Россия должна будет решить вопрос о том, как постепенно реструктурировать экономику и обеспечить приток инвестиций в нее, сохранить прежнюю социально-распределительную модель, а с ней и относительное спокойствие в обществе, и при этом действовать на мировой арене как держава.

Давление на нефтяные цены создает неизменная политика организации ОПЕК (Организации стран-экспортеров нефти), которая, несмотря на низкие цены, отказывается сокращать добычу, и на мировых рынках создается переизбыток нефти. Россия столкнулась с продолжительным снижением доходов от продажи нефти, что оказывает давление на государственный бюджет, а также на российские резервы. Россия не способна серьезно влиять на картельную политику ОПЕК, и поэтому вынуждена приспосабливаться к внешнему влиянию. Но снижение цен сырья касается и других товаров, таких как сталь, никель, золото (и пр.). Также снизились цены на природный газ. И хотя в течение 2015 года значительная девальвация рубля увеличила доходы от продажи нефти (получаемые в долларах), напротив, выросли цены на импорт, что подстегивает российскую инфляцию.

Похоже, что в следующем году у России еще будет в распоряжении бюджетный резерв из Резервного фонда (а также Фонда национального благосостояния), и его исчерпание будет зависеть от дальнейшего развития цен на нефть на мировых рынках и от других доходов или сокращений расходов из госбюджета. Здесь у федерального правительства есть пространство для маневра, и в данный момент можно спорить о том, в какой степени ему придется, в случае дальнейшего негативного развития ситуации, урезать расходы на высокие сегодня военные расходы, которые, однако, связаны с державным потенциалом России.
Центробанк по-прежнему сохраняет процентную ставку на уровне 11%, и его главной заботой является удержание инфляции под контролем. Цены на нефть отражаются на дальнейшей девальвации российского рубля: он упал на уровень четырехмесячного минимума. В то же время Центробанк России продолжает весьма консервативную финансовую политику в отношении российского банковского сектора, включающую чистки некоторых нездоровых малых банков. Российское правительство также идет по пути заморозки новых расходов: речь о моратории на индексирование зарплат бюджетников и пенсий, что, разумеется, в 2016 году скажется на покупательной способности населения и размере реальных доходов.

Во вторник рейтинговое агентство Fitch опубликовало амбивалентный доклад, где рост российской экономики предсказывается на уровне около 0,5%, а также говорится о том, что цены на нефть (вернее их спад) могут довести российскую экономику до коллапса, который негативно отразится на экономиках всего СНГ.

До этого агентство Moody’s повысило прогноз по рейтингу российских государственных облигаций с «негативного» до «стабильного» и отметило «устойчивую стабилизацию внешней позиции» России и снижение шока от антироссийских санкций и их влияния на российскую экономику в целом. Другими словами, российская экономика, судя по этой оценке, адаптировалась к новой санкционной среде. Как уже было сказано, Всемирный банк прогнозирует рост российского ВВП в 2016 году на уровне 0,7%, а в 2017 году — около 2,5% (для Украины — 3%).

Когда геополитика диктует

В рамках нынешнего кризиса взаимоотношений Россия и Украина используют экономические инструменты в качестве геополитического оружия в условиях глобальной экономики, на которую, однако, обе страны оказывают весьма ограниченное влияние. Но подчинение экономики геополитике характерно не только для современной России, которую часто критикуют за то, что она подчиняет экономические интересы геополитике и не соблюдает законы экономического расчета.

В настоящее время Украина стремится по сути изолироваться от своего восточного соседа и избавиться таким образом от негативно воспринимаемого «российского влияния» на украинское общество. Украина все поставила на имитацию западных моделей и на добровольную зависимость от Запада, обещающего лучшее будущее.

Но фактом остается то, что этого шага не достаточно для того, чтобы Украине удалось выйти из тени постсоветского наследия — по-прежнему на первом месте остается ограничение вездесущей коррупции и борьба с олигархическими структурами и их деформирующим влиянием на всю экономику.

Напротив, Россия, чье политическое и экономическое влияние на украинское развитие по-настоящему сократилось, стремится дестабилизировать Украину. Этот способ выбран, прежде всего, для ослабления западного влияния в этой стране в условиях геополитической конкуренции за постсоветское пространство. В области адаптации и поисков новой пост-постсоветской модели Россия пока что находится перед неоднозначным выбором между «полуизоляционистской» моделью и поворотом на восток к Китаю и области Азиатско-Тихоокеанского региона.

В целом геополитические интересы пока побеждают экономический расчет доходов и потерь, несмотря на неолиберальную мифологию о «свободной руке рынка» и табу на вмешательство сверху в самостоятельную и «самоспасительную» логику рынка. Похоже, что и Запад со своими санкциями, и Россия с ее контрсанкиями, и Украина идут сегодня каждый по своему пути.

Метки:

...
  1. Последние новости
  2. Популярные новости

Популярные новости сегодня

загрузка...
Шенгенская виза: категории и оформление рейтинги Украины
Реклама

Это интересно...

Соглашение об ассоциации

Мероприятия в ЕС

О нас

Метки